перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Возвращение «Безумного Макса» «Только не дергайся, тебе полголовы снесет»: как снимали «Дорогу ярости»

Чтобы по достоинству оценить триумф «Дороги ярости», стоит немного узнать о том, как этот фильм делали. Мы собрали тексты и видеоролики, которые дают представление о размахе и деталях этих съемок.

Кино
«Только не дергайся, тебе полголовы снесет»: как снимали «Дорогу ярости»

Автомобили

Одна из самых впечатляющих машин в фильме — «Peacemaker», восемнадцатиколесное подобие танка с легким каркасом, на который потом водрузили подлатанный корпус от Crysler Valiant Charger, добавив деталей от самолета Cessna

Сайт Jalopnik поговорил с Колином Гибсоном — дизайнером всех машин в «Дороге ярости». Первым фильмом, на котором Гибсон работал с автомобилями, был «Присцилла — королева пустыни» — знаменитое австралийское роуд-муви про путешествующих с неудачным турне трансвеститов-шоуменов. «Я впервые задумался о том, чтобы управлять машинами дистанционно, когда понял, что ни одна из этих королев не может водить автобус». (Королевами, кстати, были Хьюго Уивинг, известный массам по роли агента Смита в «Матрице», и Гай Пирс.) Для нового фильма Миллера Гибсон придумал 88 машин, но произвели 150, с запасом — вдребезги к концу съемок была разбита примерно половина. Некоторые машины сделали в двух или трех экземплярах просто на всякий случай — снимая в пустыне Намиб, на ремонтную мастерскую в случае поломки рассчитывать не приходится. Большинство запчастей и корпусов нашли на свалках, по которым команда Гибсона лазила не один год — фильм очень долго был в производстве. Все, даже самые монструозные, должны были соответствовать одному условию — участвовать в гонке по песку на скорости 100 км/ч.

Трюки

Долгая сырая, но познавательная и подробная нарезка со съемок, из которой видно, как снимались многие сцены. Неудачные дубли, подвижные краны с летучими камерами, каскадеры на шестах — все это здесь можно разглядеть и даже услышать обрывки фраз режиссера на площадке

Одна из главных (и почти сенсационных по нынешним временам) особенностей «Дороги ярости» заключается в том, что Миллер практически не использовал компьютерную графику в постановке трюков. «Это же не фантастический фильм — люди по сюжету не умеют летать и не обладают сверхспособностями, на них действует сила притяжения. Поэтому все нужно было делать по старинке. Зритель прекрасно чувствует, насколько реальна сцена, которую он смотрит — даже если он не отдает себе в этом отчет», — говорит Миллер в интервью сайту Uproxx и там же рассказывает, что самыми сложными были трюки с шатающимися шестами: «Том Харди мне кричал сверху: «Я боюсь высоты!» Но что я мог ему сказать? Я тоже высоты боюсь».

В материале Toronto Sun актеры рассказали, какие трюки им пришлось делать самим. Эбби Ли 17 раз на весу вытаскивал из машины ее огромный коллега Натан Джонс. Зои Кравиц в полном восторге от шатающихся шестов: «Мне ужасно понравилось, это было как Cirque du Soleil! Как только я спустилась на землю, сразу попросилась попробовать еще раз». Еще одна из жен императора Несмертного получила в процессе по голове железным протезом однорукой героини Шарлиз Терон. Модель Victoria’s Secret Рози Харингтон-Уайтли сыграла беременную красавицу, которой на полном ходу герои заслоняются от вражеских пуль, выставив ее из открытой двери машины; в этот момент, по ее словам, она практически погрузилась в медитацию. Не очень довольным остался только Том Харди: его сцены с высоким шестом снимали не на полном ходу, а на фоне зеленого экрана, но залезал он туда по-настоящему: «Когда эта штука качается, нужно правильно переносить вес, иначе она все время бьет тебя по лицу. Это, во-первых, больно, а во-вторых, там наверху на это даже пожаловаться некому».

Сайт Wired взял интервью у Николаса Холта, сыгравшего самую яркую роль второго плана — Накса, одного из воинов-берсерков, верящих в обещанную им после смерти в бою Вальгаллу. На его долю в фильме приходится едва ли не больше трюков, чем на главных героев Терон и Харди, и он охотно рассказал, что большую часть их тоже делал сам. Но не то чтобы всегда бесстрашно: уже в процессе съемок он мог услышать от режиссера реплики вроде «Ник, ты только вот в ту сторону сильно не дергай, потому что там мотор крутится, тебе полголовы снесет». Зато он утверждает, что такой расклад существенно облегчает актерскую задачу: «Тебе вообще не нужно задумываться о том, как делать свою работу. Потому что ты действительно находишься в этой адской ситуации и вокруг тебя натурально разбиваются друг об друга машины. Тут уже и играть ничего не нужно». Про самого Миллера Холт говорит, что тот «удивительно спокойный человек. Очень умный, а главное — доктор».

Монтаж

«За то время, которое уйдет у вас на чтение этой статьи, в «Безумном Максе» бы сменили друг друга 22,5 монтажной склейки», — дотошно сообщает издание The Verge перед тем, как провести сравнительный анализ. В «Рыцаре дорог» было примерно 1200 монтажных склеек (сами авторы статьи, как и комментаторы, выдвигают разные версии — от этой до цифры 1403), в новом их 2700. Учитывая разницу хронометража, выходит примерно в полтора раза больше — то есть фильм стал еще быстрее. А был он и так достаточно быстрым: видеоразбор, который сделали авторы сайта, сопоставив одну (достаточно бодрую по меркам многих, но только не Джорджа Миллера) сцену погони на крыше поезда из сравнительно недавнего фильма «Скайфолл» с двумя сценами из «Воина дорог» 1981 года, очень хорошо это показывает на примере простой схемы съемки. Посмотреть ролик стоит не только ради технических деталей. Комментарий отлично объясняет одну из причин, почему фильм Миллера смонтирован именно так: погони изобретательны не только ради развлечения, но и потому, что там по ходу действия у людей постоянно что-то не получается. Ломаются машины, соскальзывают руки, растет напряжение и вместе с ним — гнетущая атмосфера мрачной антиутопии без всесильных героев, которой так ценны все четыре фильма про Макса Рокатански.

Бонусом — еще один монтажный экзерсис от The Verge: отличный мэшап «Безумного Макса» и «Супер Майка XXL», вместе получившихся трейлером какого-то удивительного постапокалиптического фильма про брутальных стриптизеров в пустыне.

Раскадровки и CGI

Один из мифов, успевших сложиться вокруг фильм за долгий период съемок, — это то, что у Миллера не было сценария. На самом деле это не совсем так: Шарлиз Терон в интервью сайту io9 объясняет, что сценарий был, но не совсем типичный: он состоял из тех самых мифических трех с половиной тысяч картинок раскадровки, которые Миллер рисовал долгие годы, придумывая свою грандиозную погоню. «У нас была печатная версия этих раскадровок, но на сценарий она все равно была не очень похожа. К тому же тут, в отличие от большинства фильмов, в которых один эпизод сменяет другой, мы 138 дней снимали одну огромную, почти непрерывную сцену».

Труднее, впрочем, было работать с этим оператору Джону Силу («Человек дождя», оскароносный «Английский пациент», «Холодная гора», «Общество мертвых поэтов», «Гарри Поттер») — к тому же в проект он пришел позже всех остальных участников, заменив внезапно ушедшего оттуда соратника Миллера Дина Семлера. В подробном (и дико познавательном с профессиональной точки зрения) интервью Fillmaker Magazine он рассказывает: «Я не всегда мог разобрать, что там должно происходить между одной картинкой и другой. Мы с Джорджем и с Гаем Норрисом, который отвечал за постановки драк, садились в машину и разбирались в них вместе по ходу съемок. Они на тот момент занимались этим фильмом уже десять лет, каждый их них точно знал, какой грузовик куда едет, кто когда откуда на него прыгает и в какой момент все взрывается». Также в этом интервью Сил рассказывает, что на самом деле около сорока процентов сцен снимались все-таки на фоне зеленого экрана. Но уточняет, что это не те трюковые сцены, которыми фильм прославился еще до премьеры, а эпизоды в кабине боевой фуры Фьюриосы, снятые с ветродуями и специально для этого построенными рампами, на которых кабину раскачивали во время съемок. Он развеивает то впечатление, которое может сложиться по интервью самого Джорджа Миллера: разумеется, с технологической точки зрения «Дорога ярости» сделана вполне современно — миллеровские методы «по старинке», о которых он говорит с журналистами, касаются физической постановки драк и трюков. Многие вещи — вроде огромной стены песчаной бури от земли до неба — были дорисованы. 8 месяцев ушло на цветокоррекцию всех кадров под пристальным контролем режиссера — и они того стоили, цвет играет в фильме важную роль. 

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить