перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Золотая маска» Самый удобный путеводитель по 100 спектаклям фестиваля

В Москве стартует самый масштабный театральный фестиваль страны: без малого сто отобранных экспертами спектаклей покажут с 25 февраля по 17 апреля. «Воздух» составил удобный путеводитель.

Искусство
Самый удобный путеводитель по 100 спектаклям фестиваля Фотография: Wonge Bergmann

В программе фестиваля главной национальной театральной премии страны есть все: драма большой и малой формы, авангардные и консервативные оперы и балеты, оперетты и перформансы, кукольные спектакли всех сортов, спектакли для подростков, документальные и социальные, экспериментальные и фольклорные. О том, как устроен фестиваль, можно узнать из исчерпывающего прошлогоднего материала «Воздуха». Полное расписание всех событий «Золотой маски» — тут.

Драма

Самые заметные большие премьеры тут — Льва Додина и Юрия Бутусова. Наибольший ажиотаж у московской публики вызывает гастроль «Вишневого сада» МДТ — винтажное полотно Додина о трагической участи непрактичной русской интеллигенции. Бутусов же в своих почти пятичасовых «Трех сестрах» все подводные течения и скрытые эмоции чеховской драматургии вываливает на сцену вместе с персональным и уже, в общем-то, фирменным ассоциативным рядом. Третий петербургский хит — «Алиса» Андрея Могучего — формально числится в номинации «Драма/Спектакль малой формы», хотя и играется на большой сцене, но для малого количества зрителей. Это костюмированный психоделический бенефис Алисы Фрейндлих, причудливый микс из ее воспоминаний и «Алисы в Стране чудес». Другой полюс театрального мира Северной столицы представляет великий скандалист Андрий Жолдак с барочно-рокерской мультимедийной драмой «Модам Бовари», поставленной им на скромной сцене Русской антрепризы им. Андрея Миронова. 

Список нового и лучшего из регионов возглавляет новая робота Тимофея Кулябина «Kill» в новосибирском «Красном факеле» — хлесткое прочтение «Коварства и любви» Шиллера в лучших традициях европейского актуального театра. Однако неожиданных открытий стоит ждать от дебютирующих на фестивале Новокузнецкого и Курганского театров. Первый едет в Москву с инфернальным эстетским «Ивановым» (снова по Чехову) Петра Шерешевского, второй — с вычурным, декаденсно-китчевым «Wassa» Антона Маликова по первой версии «Вассы Железновой» Горького.

Опера

Здесь главное событие — «Носферату» Пермского театра оперы и балета: опера (или, скорее, сумасшедший шумовой ритуал) Дмитрия Курляндского в режиссуре Теодороса Терзопулоса и под музыкальным руководством Теодора Курентзиса. Дальнейшие ее перспективы в Перми туманны, но и на московский показ уже, кажется, почти невозможно попасть.

За Петербург отдувается Михайловский театр с иронично-плакатной «Царской невестой» Римского-Корсакова в постановке тандема Андрея Могучего и Максима Исаева из АХЕ; Екатеринбург представлен вагнеровским «Летучим голландцем» в постановке Пола Каррана — мрачным торжественным полотном. Адептам всего классического и одухотворенного стоит сходить на «Евгения Онегина» Астраханского театра оперы и балета — осмысленную костюмированную постановку Константина Балакина, в которой помимо музыки Чайковского особо примечательна живопись на прозрачном пластике. 

Балет и современный танец

Козырь Мариинки в балетном конкурсе — три математических грациозных миниатюры голландца Ханса ван Манена. Михайловский театр тоже приезжает с вечером одноактовок одного хореографа — испанца Начо Дуато, поместившегося в категории «Современный танец»; в числе прочего имеется хореографическая трагедия про губительную силу наркотиков «Белая тьма», где в качестве задника черной дырой пульсирует гигантский зрачок. Бенефис главной петербургской примы-балерины Дианы Вишневой «Женщина в комнате» (сам вечер в афише значится под названием «Диана Вишнева. Грани») вдохновлен творчеством Арсения и Андрея Тарковских; на спектакле зрителям, кстати, предлагают свежие лимоны. 

Пермский театр оперы и балета свой вечер одноактовых балетов объединил именами Стравинского и Баланчина, выдвинув на конкурс небесно-голубую и девственно-трепетную «Симфонию в трех движениях». Безупречной закрывающей скобкой балетной программы заявлена гастроль «Цветоделики» Екатеринбурского театра оперы и балета в постановке Вячеслава Самодурова (получившего в прошлом году «Золотую маску») — краткая история балетных форм под музыку Чайковского, Арво Пярта и Франсиса Пуленка.

Мюзиклы

В номинации «Оперетта/Мюзикл» представлены всего четыре спектакля, среди которых нет ни одной оперетты. Столичной «Машине» Гоголь-центра пермский Театр-театр противопоставит самую заезженную, но оттого не менее закрученную комедию для женского ансамбля «Восемь женщин» Бориса Мильграма по пьесе Робера Тома (той самой, по которой Франсуа Озон снял одноименную киноленту), Краснодарский музтеатр — богатый костюмированный мюзикл под названием «Гоголь. Чичиков. Души» Александра Мацко на музыку Александра Пантыкина, а из Санкт-Петербургской музкомедии в Москву едет монохромный бродвейский байопик Уоррена Карлайла о Чарли Чаплине на музыку известного только этим сочинением Кристофера Кертиса.

Кукольные и детские спектакли

Помимо конкурсной программы на «Золотой маске» набирает обороты проект «Детский Weekend», в котором представлена внушительная подборка детских спектаклей всех сортов и на любой возраст; вот полное расписание. Есть, например, экранизация сказки Кейт ДиКамилло «Удивительное путешествие кролика Эдварда», премьера Театра кукол им. Вольховского из Челябинска в постановке Александра Борока для детей от 6 лет. А для еще не научившихся говорить — 25-минутная забава «Мой волшебный носок» Красноярского театра кукол, которой кроме исполнительницы и надетого на руку носка ничего больше не требуется. Для аналогичной аудитории предусмотрен еще кемеровский спектакль Театра для детей и молодежи «Что случилось с крокодилом», который создается среди песка и обаятельного реквизита коллективными усилиями аудитории. 

Самое непростое и вместе с тем удивительное зрелище — «Далеко-далеко» — представлено петербургским Большим театром кукол для зрителей «12+»: это вариация «Гадких лебедей» Андерсена, сочетающая не самый простые кукольные техники с пантомимой и современной хореографией (к слову, спектакль сочинила Анна Иванова-Брашинская, автор «Моего волшебного носка»). В конкурсной программе имеет смысл обратить внимание на трогательный моноспектакль Тараса Бибича «Когда я снова стану маленьким» в постановке Евгения Ибрагимова в БДТ: не кукольный, но драматический артист общается с миниатюрными человеческими фигурками, доставаемыми им стареньких чемоданчиков, — так воплощается трагически добрый послевоенный мир польского гуманиста Януша Корчака.

Спектакли для подростков

Такой категории в конкурсе «Золотой маски» нет, но спектакли такие есть: слишком понятные взрослым, и совершенно непонятные детям. Таков, например, смешной диалоговый спектакль про смерть «Сторожевая собачка», поставленный ученицей Кирилла Серебренникова Женей Беркович в самарском театре «Самарт». Таков и новодрамовский «Подросток», сочиненный на основе наблюдений за прокопьевской молодежью Вячеславом Дурненковым и поставленный ученицей Сергея Женовача в Прокопьевском драматическом театре. А небрежный ностальгический стендап петербургского Этюд-театра под названием «Четырнадцать плюс» — это идеальная точка входа в актуальный театр даже для самого недоверчивого школьника.

Этнический театр

В афише внеконкурсной программы «Маска плюс» традиционно выделяются фольклорные спектакли и премьеры театров малых народностей; но, кажется, впервые в таком изобилии. Самым обаятельный из них — «Гузи да Мези» Коми-Пермяцкого драмтеатра им. Горького: дед и баба в лаптях травят стародавние анекдоты на языке коми так, что переводчик не нужен. А густонаселенное женщинами в красных сарафанах мероприятие под названием «Красный угол» скопинского театра «Предел» — это настоящая экскурсия по русской народной культуре — с ожившими иллюстрациями и мастер-классами по правильному обращению с ритуальными куклами. 

Образец действа непостижимого и завораживающего — «Ахол» Хакасского театра «Читиген» в Абакане — с шаманизмом горлового пения, кучей немыслимых национальных музыкальных инструментов, шелков и уборов. Основано оно на «легенде о хайджи», что бы это ни значило. Несколько ближе к западно-европейскому сознанию эклектичная синтетическая трагедия «И дольше века длится день» Театра обско-угорских народов «Солнце» по Чингизу Айтматову (играется на языках народов ханты и манси) и таинственные «Удаганки» в постановке якутской этно-рок-дивы Степаниды Борисовой в театре «Олонхо» — про всесильных шаманок (единственный из перечисленных борется за награду в номинации «Драма/Спектакль малой формы»). Весь этот дефицитный театр — чрезвычайно редкий гость на московских подмостках не столько в виду отсутствия запроса, сколько по причине очень уж дальней дороги.

Экспериментальный театр

Из списка номинантов в категории «Эксперимент» парадоксальным образом имеет смысл в первую очередь идти на московские спектакли — не факт, что их вообще удастся еще когда-нибудь посмотреть. Постдраматическое исследование Семена Александровского «Присутствие» задумано специально для сцены Театра на Таганке — это документальный перформанс о культовом спектакле Юрия Любимова «Добрый человек из Сезуана»; и пока Таганка закрыта на ремонт, фестивальный показ пройдет на площадке театрального центра «На Страстном». Тем временем самый эпичная бродилка прошлого сезона — нуар-мюзикл «Норманск» Юрия Квятковского по «Гадким лебедям» Стругацких — после показов на «Золотой маске» вынужден будет покинуть здание Центра им. Мейерхольда, едва справляющегося с этой густонаселенной и многочасовой махиной. 

Также стоит обратить внимание на перформанс Анны Абалихиной «Экспонат/Пробуждение», где за 50 минут посредством телесных пертурбаций живописуется полный эволюционный цикл от амебы к человеку. Спектакль этот выпущен новой колыбелью петербургского экспериментального театра — Новой сценой Александринки — и заявлен отчего-то в категории «Современный танец».

Зарубежные спектакли

«Дом. Эрос. Вера»

«Дом. Эрос. Вера»

Фотография: фестиваль «Золотая маска»

Главный подарок «Золотой маски» и очевидный хедлайнер всей афиши фестиваля — германо-словенская премьера Хайнера Геббельса «Когда гора сменила свой наряд». Авангардный композитор, виртуозно переворачивающий с ног на голову самые отчаянные представления о театральном искусстве, приезжал два года назад на «Маску» со знаменитым спектаклем для пяти роялей, дыма, воды, света и совершенно без актеров — «Вещь Штифтера». А в постановке собственной оперы «Материя» он, например, заполняет сцену толпой живых овец. Движущей силой нового спектакля стала гурьба юных хористок, исполняющих Брамса с Шенбергом, и Руссо с прогнозом погоды. И второй европейский гость — словацкий театр Honey & Dust, демонстративно называющий себя арт-группой, со спектаклем «Дом. Эрос. Вера». При помощи кистей, красок, кукол, собственных тел и музыкальных инструментов энергичная команда изобразит значение приведенной ими в аннотации формулы: «Дом>Эрос<Вера≠Дом=Вера<Эрос≠Эрос=Дом<Вера».

Трейлер спектакля Хайнера Геббельса «Когда гора сменила свой наряд»

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить