перейти на мобильную версию сайта
да
нет

«Золотая маска» Польский театр в Москве

В эти две недели открывается программа «Польский театр в Москве» — пожалуй, главное театральное событие этой весны. Елена Ковальская припомнила, что она видела в Польше.

архив

На сцене бабушка, мать и дочь. Интерьер пролетарской квартиры. Работает радио.

— Давным-давно, когда мир еще жил по Божьим законам, все люди в мире были поляками. Польша была в те времена прекрасной страной; у нас были чудесные моря, острова, океаны, флот, который по ним плавал и открывал все новые, также относящиеся к Польше континенты. Одним из известнейших польских открывателей был Кшиштоф Колумб.

{Анонс}Зал взрывается хохотом. На фестивале «Диалог» во Вроцлаве показывают новую пьесу Дороты Масловской — enfant terrible, несколько лет назад подложившей Польше литературную бомбу под названием «Польско-русская война под бело-красным флагом». В зале яблоку негде упасть: Масловскую поставил Гжегож Яжина, европейская величина.

— Я уже давно для себя решила, что никакая я не полька, а европейка, а польский я выучила по кассетам и дискам, которые оставила убиравшая у нас полька. И у нас все хорошо. У нас все хорошо! Никакие мы не поляки, а нормальные люди!

Спектакль так и называется — «У нас все хорошо». Когда год спустя его показали в Москве, публика опешила. Не то чтоб спектакль открыл ей какие-то секреты о Польше. Наоборот, полячка с белыми косами говорила то же, что думают о себе русские. Но именно это и ошеломляло — то, что национальные комплексы обсуждаются на сцене.

Однако в Польше это обычное дело: при помощи театра Польша осознает собственную идентичность. В приглашении на вроцлавский «Диалог» два года назад директор фестиваля Кристина Майснер писала: «Когда стоял вопрос о присоединении Польши к Европейскому союзу, у меня появилась идея сделать фестиваль инструментом, который приблизит Польшу к Европе и остальному миру». Идея Майснер была простой и стопроцентно верной. Театр — лучшее, чем сейчас обладает Польша. Мало того: самое интересное в европейском театре сегодня именно в Польше и происходит.

 

[альтернативный текст для изображения]

Фотография: пресс-служба национального театрального фестиваля «Золотая Маска»

«(А)поллония». Варликовский монтирует документальные материалы с античным мифом

 

Среди первых, кто заговорил о польском яростно и откровенно, был Кшиштоф Варликовский. В восьмидесятых он уехал на Запад, сделал карьеру и вернулся в Польшу двадцать лет спустя. Когда в Москву привозили его «Крума», он говорил: «Все 20 лет, что я отсутствовал на родине, я чувствовал, до какой степени обременен «польскостью». Мне казалось, что это ужасная страна. Я никак не мог найти себе места. Моей первой работой в Варшаве был «Гамлет», это была история о польских людях — second-hand. Вы никто, говорил я. Россия, Америка — все, а вы никто, вы всегда вторые, вы — на руинах вашего славного прошлого, если это прошлое вообще когда-либо существовало. С одной стороны — ваши романтики, а с другой — мерзкая, жуткая улица, полная торговцев. Я видел одно — затюканный восточный народ, который я презирал и с которым хотел говорить как один из них. Наконец я дошел до такого момента, когда смог дать больше любви, чем бунта».

{Анонс}«(А)поллонией» Варликовского открывается программа «Польский театр в Москве», которую организовали «Золотая маска» и Институт Адама Мицкевича. Спектакль начинается сценой, где двое детей планируют будущее, а следом нам сообщают, что это дети, с которыми Януш Корчак шагнул в газовую камеру. Холокост — больная тема в Поль­ше, но Варликовский, рифмуя реальную историю польки, спасавшей еврейских детей, с античным мифом, выводит разговор на такой уровень, где привычные уже спекуляции попросту невозможны. В следующие две недели покажут «Персону. Мэрилин» Кристиана Люпы: это реконструкция последнего дня жизни Мэрилин Монро и пример экстремальной актерской игры актрисы Сандры Коженяк. Гжегож Яжина покажет «Теорему» по сценарию Пазолини, Майя Клечевска — «Вавилон» по пьесе Елинек, а Войтек Земильский покажет моноспектакль под названием «Небольшой рассказ». Его маленькая история — часть большой польской истории: несколько лет назад Земильский узнал, что его покойный дедушка, почетный гражданин Вроцлава, долгие годы был советским осведомителем. В Польше работает Институт национальной памяти, прочесывающий архивы на предмет подноготной тех, кто претендует на влияние в обществе. «Польский театр в Москве» показывает, что самым настоящим институтом национальной памяти может быть театр.

Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить