перейти на мобильную версию сайта
да
нет

18+

«В России безразличные родители, особенно мужчины»: что мешает семейному счастью

Люди
Фотография: из архива Адрианы Имж

Секс и семья, детские травмы и отношение к возрасту, семейный бюджет и, главное, пресловутые «традиционные ценности», о которых мы так много слышим: «Афиша» обсудила с психотерапевтом Адрианой Имж проблемы новой этики и психологии семейной жизни.

Адриана Имж — выпускница психфака МГУ и курса Екатерины Михайловой в Институте групповой психологии и психотерапии, автор книги «Неформальные заметки психотерапевта». Ведет групповую и индивидуальную работу с клиентами с 2007 года. 


  • Расскажите о своих клиентах. Что это за люди? 
  • Я работаю со взрослыми совершеннолетними людьми без химических зависимостей. Вообще существуют три категории людей — психотики, невротики и пограничники. Психотики нуждаются в помощи докторов и приеме медикаментов, невротики — это обычные люди (все мы в той или иной степени невротики), а пограничники — это люди, которые находятся между этими двумя категориями. 

По большей части я работаю с обычными невротиками, то есть с теми, кто сталкивается с определенными трудностями. Это вовсе не странности, как принято фантазировать, а стандартные человеческие проблемы: сложно на работе, сложно с родителями или с детьми, сложно в отношениях с противоположным полом. Помимо этого, я работаю с разными психологическими травмами, в том числе с травмами насилия. 

  • То есть люди приходят к вам, чтобы решить свои проблемы?
  • По оценкам современных психологов, помощь нужна где-то 80% населения, если не больше. Моя диссертация посвящена семейным стилям воспитания и их влиянию на развитие личности — она о том, насколько те парадигмы, в которых мы выросли, влияют на нашу возможность быть счастливыми во взрослом возрасте. Я проводила масштабное исследование, в котором участвовали обычные люди. Выяснилось, что семей, в которых здоровая атмосфера, у нас примерно 15 процентов. Все остальные семьи скорее дисфункциональны, и средний уровень счастья опрошенных не дотягивает до среднего уровня теста. Счастливых людей, у которых все в порядке с собой и с миром, в России очень немного.

Судя по результатам исследования, есть три примерно одинаковых группы людей: у первой все более-менее в порядке, вторая — это люди, которые чувствуют себя хуже, но все еще приемлемо, а третья категория — это те, у кого высокая вероятность суицида и криминальных поступков. 

  • А что вы имеете в виду, когда называете людей счастливыми? Счастье и благополучие — это же разные вещи. 
  • То понятие счастья, с которым я работаю, — это экзистенциальная вещь. Оно означает возможность эффективно реализовывать свои потребности в мире, получать помощь, обращаться за помощью, эффективно взаимодействовать с другими людьми и с собой. К психотерапевту обычно приходят с острой болью, как к стоматологу, — у меня вот здесь ужас-ужас, можно его убрать? Если у клиента нет какой-то глубокой опасной травмы, то за год можно со всем разобраться. Минимальный срок эффективной терапии — от трех до шести месяцев. Это связано с мозгом — он долго встраивается в новый ритм жизни. Как правило, те люди, которые ходят больше года, или имеют серьезные проблемы, с которыми за год не разобраться, или нуждаются в поддержке в каких-то повседневных делах — и это тоже хорошая практика. 
  • А какие, по вашим ощущениям, в России наиболее распространенные психологические проблемы?
  • Возраст моих клиентов — от 25 до 45 лет. У нас очень много травмированных людей, травмированных семьей. Во-первых, в России очень безразличные родители, особенно мужчины. Это большая трудность нашего поколения, и мне не кажется, что такое положение дел вскоре изменится. Даже если мужчина в семье есть, он участвует в семейной жизни с функциональной стороны, скорее формально. Он не включается в отношения с ребенком, он просто присутствует в доме. Такой стиль воспитания в зарубежных странах называется neglect — пренебрежение, оставление. У нас даже четкого перевода нет, потому что это не считается большой проблемой. Если оба родителя ведут себя так, их дети склонны к суицидам и криминальному поведению, потому что очень трудно и больно быть призраком в собственном доме.  

Второй момент — у нас строгие, требовательные матери. Они часто уставшие, они замучены бытом, семьей и отношениями с мужьями и обычно требуют, чтобы ребенок уже родился с полным набором компетенций. Ребенок от этого всего впадает в ступор, начинает тормозить или чрезмерно старается, все время испытывает чувство вины или стыда, потому что не может сделать своих родителей счастливыми. С такими травмами я работаю чаще всего. 

Эта пара — безразличный отец и требовательная, строгая мать, которая очень мало дает тепла, которая мало думает о своем ребенке, — это первая стандартная схема. 

Другой случай — это неустойчивые родители, которые постоянно меняют требования, и ребенок не успевает к ним адаптироваться. В российских семьях очень много вербального насилия и унижения: ты безрукий, бесполезный, безмозглый, тупой, у тебя никогда ничего не будет, ты не нужен, зря родился — с последствиями такого обращения регулярно приходится работать. 

Из текущих проблем, с которыми люди пытаются справиться, могу выделить тревогу. Особенно это обострилось в разгар конфликта на Украине. У нас много тревожных расстройств — панические атаки и тому подобные вещи. 

Часто встречается насилие — в семьях жены с мужьями оскорбляют друг друга, оскорбляют детей, бьют их, наказывают, много материального насилия — когда, например, не дают близким денег. Регулярно встречается сексуальное насилие. Бывают клиенты, которые пережили инцест. Это те темы, которые не принято поднимать у нас в обществе, — инцест и сексуальное насилие. 

И еще одна проблема, которая стоит очень остро, — катастрофически низкая сексуальная грамотность. Люди очень плохо себе представляют, что такое контрацепция, как происходит процесс зачатия. Обычно в парах очень слабая сексуальная совместимость. Люди этого не анализируют: они встретились, влюбились друг в друга, но не думают о том, как они будут жить, заниматься сексом, предохраняться. На этом фоне очень много случайных детей, абортов, трагедий — он меня не хочет, я его не хочу, я ее не хочу. 

  • Низкая сексуальная грамотность, получается, тоже вина родителей?
  • Родители тоже ничего не знают! Бессмысленно ждать, что грамотность откуда-то возьмется, если ее нет в виде какой-то государственной программы. Например, наши бабушки в качестве контрацепции использовали аборт — поэтому они мало могут рассказать о том, как правильно предохраняться. Так что это должен сделать кто-то другой, но у нас считается, что говорить о сексе — это разврат и ужас, поэтому откуда должна появиться сексуальная грамотность, мне непонятно.  

В России, в принципе, три способа контрацепции — прерванный половой акт, презервативы и таблетки. Некоторые используют календарный метод и лактацию, которые тоже работают, но с таким количеством ограничений, что скорее не работают. 

  • Вы за сексуальное просвещение в школах?
  • Я считаю, что сексуальное просвещение ребенка должно начинаться достаточно рано, но в соответствии с его представлениями о мире. Естественно, не надо рассказывать трехлетней девочке про половой акт. Но я до сих пор помню своего учителя биологии, который нам сказал: «Вы сами прочитаете этот параграф». Открываешь советский учебник биологии 80-х годов (у меня такой был), и что там? Там написано, что сперматозоид каким-то образом попал в женщину, а дальше развивается ребенок. Как он туда попал? Процесс ей понравился? Как он оттуда выбрался? Извините, это все-таки ребенок! Что происходит?

Вот это все у нас не освещается даже в старших классах. При этом девочки флиртуют с мальчиками, мальчики соблазняют девочек, и дальше они как-то занимаются сексом. Гормональный уровень подростков все время меняется, их лупит невероятными дозами гормонов, которые еще не умеют устойчиво вырабатываться — их то много, то мало, — поэтому они периодически совершенно неадекватны. Я помню свой подростковый возраст: были периоды, когда мне было очень плохо или очень хорошо, а причин ни у того, ни у другого состояния не было. Естественно, подростки начинают экспериментировать, и хорошо бы, чтобы к этому моменту они имели представление о том, как предохраняться. Поэтому должны быть нормальные уроки сексуального просвещения, которые будут вести учителя, прошедшие психологическую подготовку. Люди должны знать, как про это рассказывать: теорию знать мало. 

  • Вообще качество сексуальной жизни и психологическое состояние человека — это сильно коррелирующие друг с другом понятия?
  • Очень. Мой любимый сексолог говорит, что секс не между ногами, а между ушами. Если у человека тяжелая травматика, или его били-насиловали в детстве, или ему никто не объяснял, как вести диалог, его сексуальная жизнь будет очень специфической. Люди очень разные, половых конституций очень много, и вероятность, что случайная женщина совпадет со случайным мужчиной, очень небольшая. 
  • А к вам чаще приходят женщины или мужчины?
  • Ко всем чаще приходят женщины. Это мировая статистика: среди клиентов психотерапевтов 30% мужчин и 70% женщин.
  • Почему так?
  • Так устроена культура: женщинам можно жаловаться, можно плакать, можно обращаться за помощью. Мужчине это сделать гораздо сложнее.  
  • Какие страхи и комплексы руководят женщинами, а какие — мужчинами? 
  • У нас очень сильна идея о жертвенности женщины: она должна построить отношения, должна выйти замуж, вся ответственность за детей и отношения лежит на ней. Поэтому с клиентами-женщинами мы работаем над тем, чтобы они могли дать себе право быть собой, хотеть чего-то для себя. И у всех девушек очень большой страх не выйти замуж. Социальные нормы предписывают женщине до 30 лет выйти замуж, до 35 родить ребенка.
  • Это именно в России? В других странах границы выше?
  • Границы выше, да. Чем лучше медикаментозная помощь в стране, тем дальше отодвигается этот ужас.

Мужчины приходят с другими проблемами: их мучает одиночество, изоляция, «эмоциональный запор» — им мало что можно чувствовать, они ощущают себя пустыми, — они не включаются в отношения, они действительно верят, что если они принесли денег, то женщина сделает все остальное. И они долгое время строят — строят карьеру, строят дом, строят машину, а внутри ничего не появляется. И очень много переживаний, пустоты и одиночества, какого-то несчастья.

Мне кажется важным, чтобы и мужчины, и женщины понимали, что они в первую очередь люди, и каждый из них может быть испуган и беспомощен. И девушки, выходя замуж, рассчитывают, что мужчина может сделать их счастливыми, и мужчина женится на женщине, рассчитывая, что она магическим образом сделает его счастливым, но это не так. Каждый должен что-то вкладывать в отношения, а люди напуганы, потому что семьи очень дистантные изначально и они плохо умеют сближаться. 

  • Почему люди так стремятся выйти замуж и жениться? 
  • Это очень важно, особенно для людей старше тридцати. Многие вещи упрощаются с юридической точки зрения. Когда ты приходишь и говоришь: «Это мой бойфренд», для государства это ничего не значит. Нигде — ни в визовом центре, ни при трудоустройстве, ни в авиакомпании. Когда это твой муж, это все упрощает, вплоть до выдачи тела из морга. Самые кризисные вещи — больница, морг, документы на недвижимость, кредиты, ипотеки, — все эти большие события в жизни очень сильно регулируются государством, и если ты состоишь в браке, делать это все гораздо проще. 

Брак — это важная психологическая штука: с его помощью ты как бы демонстрируешь обществу, что с тобой все в порядке. Родственники перестают докапываться, друзья перестают задавать вопросы, снимается психологическое давление. У нас в принципе очень принято лезть в жизнь другого человека с некорректными вопросами «А когда ты выйдешь замуж?», «А чего ты до сих пор не женился?» — и это не только в нашей культуре. 

Если мы не женились, то как будто чего-то не хватает, это кино, у которого нет финала. Все сериалы, все стандартные фильмы кончаются свадьбой. Это нормальное развитие событий. 

Вообще в России по анкетным исследованиям это одна из основных проблем — как правило, на свадьбе все и заканчивается. У нас очень мало рекламы, ориентированной на длительный брак, на супругов, которые живут вместе десятилетиями. Считается, что люди поженились и у них автоматически все стало хорошо. В принципе, пары решают проблемы двумя способами: они женятся и они рожают детей. И это большое заблуждение, потому что после этих двух действий проблемы обычно только начинаются. 

У нас треть браков происходит с беременными женщинами, по-моему, это многое объясняет. Представляете, что происходит с парой, которая женится в таком сильном кризисе? Свадьба — это большое испытание для пары, даже если люди просто пошли и расписались, а если через три месяца они стали родителями, то это огромный стресс. Как правило, такое развитие событий сильно ухудшает отношения. Я бы юридически запретила людям жениться во время беременности. Месяца через три — пожалуйста. 

  •  Какие сложности чаще всего возникают у пар? На что жалуются люди, состоящие в отношениях?
  • Основных проблем три — это квартира, деньги, секс. Часто парам негде жить, или у них кредит, или съемная квартира. В России есть такая тенденция — сваливать все заработанное в одну кучу, потом у каждого получается уменьшение дохода, и одному все время приходится просить, а другому давать. Многим непонятно, зачем содержать другого человека. Люди очень тяжело расстаются с финансами. Деньги вообще более интимная тема, чем секс, она вызывает больше неловкости и переживаний. 
  • Есть какой-то более-менее эффективный способ составить семейный бюджет?
  • Их два. Первый — это раздельный бюджет, когда на общие вещи мы скидываемся пропорционально или договариваемся, а остальное тратим как хотим. Это эффективно с точки зрения экономики, но это сложно делать. А второй вариант, который, в принципе, всегда был в Советском Союзе: люди отдают какую-то часть зарплаты в общий котел, но при этом у каждого остается своя заначка. 

А секс, как уже говорила, у нас вообще не принято его обсуждать, и женщины очень редко жалуются своему мужчине на то, что у него какие-то проблемы, — вместо этого они жалуются всем вокруг. То есть обычно в курсе сексуальных проблем мужчины все, кроме него. Соответственно, мужчина считает, что все в порядке и продолжает заниматься сексом так, как ему удобно. Или не заниматься. При этом мужчина ни с кем подобные вещи не обсуждает. Мужчины вообще считают, что хороший способ решить все проблемы — никому про них не говорить. 

  • Женщинам страшно говорить о сексе своим мужчинам, потому что они боятся их травмировать?

Да. У нас вообще силен миф о том, что мужчины очень хрупкие создания. То есть, с одной стороны, есть вера во всемогущество мужчины, который придет и сделает женщину счастливой, а с другой стороны, ему нельзя говорить ни одного слова поперек, потому что у него хрупкое эго. Вообще женщины, так как они очень боятся одиночества, согласны на любые условия. 

  • Как вообще стоит относиться к отношениям, чтобы они были здоровыми и удачными? В чем секрет?

Секрет в здоровой голове. Самая сложная вещь — это поиск партнера. Как правило, мы подбираем себе человека под наши проблемы. Мое исследование по семьям очень хорошо это показывает — здоровые люди не могут строить отношения с нездоровыми. Если мы берем демократического человека, он, скорее всего, живет с демократическим партнером. Но это редкий случай. А так обычно люди складываются в пары, исходя из своих проблем: безразличный отец — жестокая мать, враждебный отец — неустойчивая мать. При этом люди врут, когда знакомятся. Они стремятся показаться не такими, какие есть на самом деле. Девушка говорит: «Я вся такая партнерская-партнерская! Кстати, где мои духи, цветы и загс?» Молодой человек говорит: «Я такой весь партнерский, заботливый, джентльмен! А где мой борщ? Где мой минет? И вообще почему я должен слушать тебя, женщина?» И все. Приплыли. 

В принципе, есть всего три формата отношений: патриархальный, потребительский и партнерский. В патриархальном формате у каждого есть четко закрепленная роль, и хороший муж или хорошая жена — это те, которые тщательно выполняют свои роли. В патриархальной модели женщина не обязана быть красивой, она должна быть функционально полезной: готовит, убирает, детей кормит, рожает — молодец. Мужчина работает, деньги принес, полочку повесил — молодец. Это нормальное разделение ролей. 

Потребительский формат — у одного есть деньги, у другого есть красота.

  • Тоже работает?
  • Конечно, прекрасно работает! И работает и у мужчин, и у женщин, и у мужчин с мужчинами, у женщин с женщинами. Вы привлекательны, я чертовски богат, давайте будем вместе. Содержанки, они чего такие жадные? Потому что им надо успеть, пока молодые и красивые, накопить денег, чтобы затем не умереть с голоду. И это нормально, потому что он ее выкинет, как только она перестанет ему нравиться. И у богатых женщин есть мужчины, которые живут на их деньги, и все счастливы. Потому что — будем честны — в некотором смысле это удобно, в такие отношения можно эмоционально не включаться.

И есть третий вариант — партнерский. Он вообще существует с 60-х годов, он новый, потому что у людей стала полегче бытовая жизнь и у них появилась возможность разговаривать друг с другом, раньше ее вообще не было. Сейчас люди понимают, что у каждого есть сильные стороны, есть слабые стороны, пробуют договариваться друг с другом.

В принципе, счастливы могут быть все, в любом из перечисленных форматов. Если мужчина, например, не требует себе женщину, которая будет одновременно красивой, партнерской и работящей, тогда все получится. 

  • А что такое традиционные семейные ценности, которые так активно охраняет наше государство? 
  • Понятия не имею. Для меня это абсолютная загадка, потому что я не понимаю, о чем они говорят. Если мы отмотаем на 100 лет назад, традиционной ценностью было избивать детей, выносить их на мороз, насиловать собственную жену, а если отмотаем на 200 лет — было нормально менять людей на собак. В Советском Союзе традиционной ценностью было то, что женщина пашет в две смены — она работает на работе, и она обслуживает мужчину, — а мужчина, соответственно, приносит деньги и в семь часов вечера сбегает с друзьями пить пиво. А ребенок как-то там себе растет, брошен на учителей и детские сады. Каждый раз, когда я про это читаю, я очень хочу узнать определение этих семейных ценностей. 

В целом то, что строят наши законодатели, судя по тому, как они это формулируют, это патриархальная семья. Но это странная концепция. Патриархальный брак умирает, и попытка его сохранить достаточно интересная просто потому, что у нас люди больше не живут в частных домах, где нужно пасти коз. У нас 80% людей — городское население. Поэтому как они планируют сохранять патриархальный брак, я не очень понимаю. 

  • То есть это просто не живучая концепция?
  • Детей становится все меньше и меньше, они более желанные, и все большую популярность приобретает партнерский брак, где мужчина и женщина равны по правам и обязанностям. Это эволюционный процесс, который можно сдерживать какое-то время — видимо, этим они и занимаются, — но потом все взорвется. Очередная сексуальная революция — то, чего они добьются. 
  • Разве женщины не стали зарабатывать больше, чем раньше, и занимать более высокие посты? 
  • По стране у нас зарплата женщин ниже, женский труд оплачивается ниже, девочек ориентируют скорее выходить замуж, нежели погружаться в карьеру, очень пугают тем, что если они будут заниматься спортом, то превратятся в мужиков, если будут много работать, то превратятся в стерв и трудоголичек. Есть, конечно, женщины, которые много зарабатывают и становятся успешными, но их меньшинство.
  • А матерей-одиночек стало меньше в последнее время?
  • Стало больше! И я думаю, что их количество будет расти. У нас женщины не очень умеют поддерживать отношения с мужчинами. И, как правило, достаточно быстро выясняется, что брак — невыгодная сделка для женщины. Так что у нас очень много одиноких матерей. Те времена, когда это считалось позорным, давно закончились именно потому, что это слишком масштабное явление. Трудно относиться к разведенным, как к неполноценным членам общества, если они и есть общество. Но при этом одинокие женщины продолжают верить в идеального мужчину, который придет и спасет. Я бы назвала это религией, и она становится все более популярной.
  • У вас нет ощущения, что полигамия — это новая норма?
  • Я знаю, от чего люди отказываются — от идеи, что их отношения — это раз и навсегда. Они понимают, что поиск партнера, который им подходит, занимает какое-то время, но они надеются найти того человека, с которым они проведут большую часть своей жизни. Есть еще биохимические связи: семья управляется не только психологией и финансами, она еще управляется гормонами. И гормональный статус тех людей, которые входят в семью, меняется, поэтому выходить из семьи сложно, и физиологически в том числе. Мы стайные животные, мы парные животные, поэтому людям свойственно строить семьи. Полигамия, в принципе, всегда была чем-то избыточным. Позволить себе трех жен или трех мужей можно, если у тебя много денег. С одним-то человеком обычно столько проблем! 
  • Что делать людям, которые хотят вырастить детей таким образом, чтобы у них не было травм? Это вообще возможно? 
  • Нет. Одна из вещей, которую я всем говорю: успокойтесь, дорогие мамы и папы, вы накосячите. И вы не знаете, где. Это жизнь, но чем здоровее родители, тем лучше они заботятся о своем ребенке и тем более здоровым он вырастает. Тем не менее быть внимательным, не срывающимся, устойчивым родителем легче, когда у тебя все в порядке. Поэтому чем здоровее мама, тем легче ее ребенку, чем здоровее папа, тем легче ребенку. И когда у него два стабильных родителя, даже если одного сорвало, ребенку есть к кому пойти. 
  • Но избежать детских травм не получится в любом случае?
  • Можно сломать палец, упав с дивана. Как мы можем защитить своего ребенка? Можно утилизировать эти травмы, сделать их менее тяжелыми, но избежать — нет. 
Подпишитесь на Daily
Каждую неделю мы высылаем «Пророка по выходным»:
главные кинопремьеры, выставки и концерты. Коротко, весело и по делу.