перейти на мобильную версию сайта
да
нет

Итоги года по версии героев «Афиши» 120 главных людей и событий

Митинги, концерты, суды, вечеринки, аресты, выставки, альбомы, запреты, фильмы, увольнения и другие впечатления главных героев года.

архив

Агенты изменений — Выборы

 

 

 

А

 

«Агенты изменений»

 

Сергей Капков, руководитель Департамента ­культуры Москвы

организовал первый в истории достойный День города, продолжил возрождение парков, продлил время работы музеев, ­начал обновлять театры, стал инициатором ­открытия пешеходных зон в центре города

«Появление «агентов изменений» — главный итог уходящего года. Стала ­меняться городская атмосфера, появились новые люди, которым не все равно, что будет происходить с их городом. Я говорю не столько о тех, кто участвует в митингах, столько о тех, кого принято называть гражданскими активистами: кто-то решил покрасить тоннель на улице Казакова, кто-то открыть кулинарные курсы в своем районе, другие придумали фестиваль граффити. Новые люди появляются и в городской культуре, и перемены начинаются даже в тех учреждениях, которые, казалось, были обре­чены на забвение. Термин «городские общественные пространства» еще года два назад мало кто слышал, а сейчас на всех уровнях власти понимают высокую потребность москвичей в таких пространствах. К примеру, создание пешеходных зон — уникальный проект, новый тренд развития Москвы».

смотрите также: три дня с Капковым, новые предприниматели, муниципальные депутаты, городские и гастрономические активисты, партизанинг

 

 

 

Альянс независимых издателей и книгораспространителей

 

Александр Иванов, директор издательства Ad Marginem

запустил совместный проект Ad Marginem ­с центром «Гараж»

«Получилась какая-то небюрократи­ческая, человечная институция вроде профсоюза нового типа. Мы организуем ярмарки, выставки, коллективные выезды с книгами и лекциями. Были с коллективным стендом в Вильнюсе, на ярмарках в Воронеже и Перми, в киевском «Арсенале» и Красноярске. Еще стараниями Бориса Куприянова организовали книжную ярмарку в День города на Никитском бульваре и очень яркий коллективный стенд альянса на ярмарке non/fiction. За год в альянс вступило около 100 маленьких издательств и книжных магазинов. Структура совершенно прозрачная, горизонтальная, без «генералитета». Есть стихийно сложившаяся рабочая группа, которая собирается время от времени для обсуждения текущих проблем, но приви­легий у нее нет — наоборот, члены рабочей ­группы в складчину оплачивают какие-то текущие рас­ходы».

смотрите также: правила выживания независимых издательств, интервью с Александром Ивановым об Альянсе

 

 

 

«Антон тут рядом», фильм Любови Аркус

 

Иван И.Твердовский, режиссер-документалист

показал в конкурсе «Артдокфеста» фильм «Собачий кайф»

«Самое сильное впечатление за год — «Антон тут рядом» Любови Аркус. Это тот случай, когда поражает сам фильм и отдельно — связанные с ним процессы. Это кино о мальчике-аутисте Антоне. Фильм делался ради него. Режиссер, по профессии киновед, взялась за съемки не просто чтобы рассказать об Антоне, а чтобы ему помочь. Вы помните хотя бы один похожий случай? Режиссер, а главное — продюсер, выделяет деньги не на фильм, а на героя. Низкий поклон Аркус, Голутве, Сельянову. Кино, особенно документальное, не только «сказочный мир», это еще и жизнь».

смотрите также: Сапрыкин о фильме, интервью с Любовью Аркус

 

 

 

Ассамблея «Оккупай Абай»

 

Арсений Жиляев, художник, куратор

показал персональную выставку в Третьяковке, стал ­соавтором проекта «Педагогическая поэма», ­курировал выставки в пространстве «Красная новь»

«Год получился откровенно боевой. ­Уверен, что для большей части художественной обществен­ности он останется годом Pussy Riot. Но в качестве главного впечатления ­года я бы назвал ассамблею «Оккупай Абай», которая открывает другую, отличную от акционизма форму демократического участия. Недели, проведенные на Чистых, а потом на «Баррикадной», остаются для меня эскизным, но все же опытом коллективного производства истории. Оказалось, что в своем пределе искусство и политика могут совпасть. Большая часть арт-сообщества отказалась на время от своих профессиональных обязанностей, чтобы, оттеснив политиков, заниматься предельно демократическим делом: писать манифесты, отстаивать зоны свободы, придумывать правила этой свободы и приближать будущее своей страны».

смотрите также: кто живет в лагере на Чистых прудах, интервью организаторов «Оккупай Абай», урбанисты о протестующих, исследователь американского «Оккупай» о московском аналоге

 

 

 

Б

 

«Баухаус. Остановка «Москва», выставка в галерее «Вхутемас»

 

Анастасия Рябова, куратор, художник

как куратор собрала выставку «Президиум ложных калькуляций», как художник сделала книгу «Задачник»

«Я все больше убеждаюсь в том, что выставка как художественное событие — вещь довольно холостая. Я не на искусство прихожу смотреть, а на некую отчетную процедуру, которую проводит группа заинтересованных лиц. Хочется больше внимания уделять историческим выставкам, архивным — например, как выставка про Баухаус в галерее «Вхутемас». На ней как раз был показан бюрократический процесс производства выставки. Это гораздо интереснее. Можно, например, было узнать о довольно удручающих бытовых условиях авангардистов 1930–40-х (сегодня их произведения циркулируют на рынке с гигантскими стоимостями), о разных художественных союзах и попытках самоорганизации. Важно еще, что эта выставка удобна для просмотра — информация представлена открыто, нет той путаницы, которая часто возникает при экспонировании архивов».

смотрите также: Монастырский о Рябовой

 

 

 

«Белое кольцо», акция

 

Михаил Угаров, художественный руководитель «Театр.doc»

стал главным оппозиционером от театра

«Настоящий грандиозный городской спектакль, произвел на меня огромное впечатление. Если бы так строились и такое воздействие оказывали спектакли в театральных учреждениях, было бы здорово».

None

 

«Берлуспутин», спектакль Варвары Фаэр у памятника Абаю

 

Михаил Угаров, художественный руководитель «Театр.doc»

стал главным оппозиционером от театра

«Это был опыт площадного средне­векового театра. У Абая микрофоны ­были запрещены, слышно было не всем, и зрители передавали слова актеров друг другу».

None

 

Благотворительные проекты, связанные с модой

 

Ульяна Сергеенко, дизайнер

устроила модный показ в парижском Театре Мариньи

«Мне очень нравится инициатива ­Чулпан Хаматовой и Дины Корзун — «Благобутик», куда каждый желающий может принести вещи, вся прибыль от продажи которых идет на помощь больным ­детям. Замечательный проект был в этом году у журнала Vogue с фондом Натальи Водяновой «Обнаженные сердца». Для него русские дизай­неры сделали очень красивые игрушки, которые затем были проданы на аукционе в пользу строительства детских площадок. Это действительно очень важные и искренние проекты».

смотрите также: «Благобутик» на «Афише»

Фотография: Ксения Колесникова

 

 

«Болотное дело»

 

Илья Азар, журналист

взял несколько десятков скандальных интервью для сайта Lenta.ru

«6 мая на Болотной площади меня не было — уехал в командировку. Ни­чего ведь не предвещало даже просто массовой акции. Но вышло так, что к концу 2012 года «Болотное дело» превратилось в главный политический процесс в России. Главный — потому что судят не лидеров оппозиции (и их, наверное, посадят), а обычных людей. 51-летнего физика, безработного 1990 года рождения, внештатного журналиста из Кирова. Людей, которые никому не интересны. Людей, которых, как выяснилось в ходе выборов в Координационный совет оппозиции, знают не все даже там. И Путин, когда запросто так признается (или намеренно лукавит), что не слышал фамилий «болотных узников», остается истинным президентом своего народа. Народа, которому безразлична собственная судьба. «Хватит Ходорковского, хватит Магнитского», — вместо вопроса сказал Путину журналист из Астрахани и пригласил его на зимнюю рыбалку».

смотрите также: интервью с координатором «РосУзника»

 

 

 

В

 

«Ватрушка», ресторан

 

Александр Рапопорт, ресторатор

переделал и оживил The Most и «Цукер»

«Мне по душе проекты, которые стремятся найти что-то новое, даже если это происходит в рамках какой-то совершенно дремучей традиции. Ресторан «Ватрушка», который открыл Дмитрий Шуршаков, — он как раз такой. С одной стороны, Шуршаков остается верным своему озорному квазисоветскому стилю, с другой — кухня «Ватрушки» точнейшим образом попала в мировой тренд любви к локальным продуктам и локальным же техно­логиям. Надо сказать, что все заметные деятели новой российской гастрономии работают в этом направлении, но Шуршаков делает это веселее всех».

смотрите также: Ильин о «Ватрушке»

None

 

«Вконтакте» как новые медиа

 

Даниил Трабун, главный редактор Look At Me

побывал главным редактором сайта журнала Interview, перезапустил сайт Look At Me

«Если хочется совсем нового, регистрируйтесь в «Вконтакте» и подписывайтесь на паблики. Next Level Shit делают подростки — за этими медиа будущее. По крайней мере на ближайшие шесть месяцев. Тут интереснее: «Вконтакте», страна внутри страны, долгое время был всего лишь местом, откуда уважаемые люди потребляли нелицензионный контент — слушали музыку, смотрели кино и сериалы. Неожиданно помойка из мемов и идеальный отпечаток России был переосмыслен (если когда-то об этом напишут в учебниках, то считать будут от поста Юрия Сапрыкина в фейсбуке). Действительно, в публичных страницах «Вконтакте» можно найти все — моими персональными фаворитами являются паблики, посвященные азиатским странам и советским музыкальным ­сокровищам. Паблик — практически сайт, отдельные медиа, тогда как «Вконтакте» — наш внутренний интернет. Все здесь выкручено на максимум, каждое слово, и картинка звенит колокольчиком в русской душе. У японцев для красоты есть идеальное определение — «кавай», так вот «Вконтакте» — это русский кавай».

 

Дмитрий Хомак, сооснователь и администратор Lurkmore

спасал сайт Lurkmore от нападок Роскомнадзора

«Вконтакте» неожиданно достиг зре­лости и начал серьезно влиять на то, что происходит с интернетом. Это мы привыкли к популярным онлайн-комь­юнити, какому-то обсуждению событий и статей — а туда идут скорее почитать и посмотреть. «Вконтакте» (и, естественно, фейсбук, да и твиттер) — это огромные общества людей, которые решительно ничего не хотят сказать миру. Когда общаешься там с московскими и петербургскими хипстерами, не замечаешь, что большинство-то людей пользуется этими сервисами, для того чтобы читать и ре­постить разных звезд. Ну или новости. Эти люди привыкли раз­говаривать с телевизором, они привыкли, что их слышат самые близкие знакомые. А то и вообще никто. Разговор с телевизором — это оно и есть, лайк в пустоту. Социальная сеть телезрителей, которая на самом деле никакая не сеть. Фейсбук уже перестроил свою бизнес-­модель так, чтобы ему платили за то, что зритель может нажать «Лайк» на странице любимой поп-группы; твиттер в процессе. Куда-то туда, скорее всего, в ближайшее время пойдет и «Вконтакте».

смотрите также: правила жизни Павла Дурова, лучшие музыкальные паблики, «Вконтакте» в музыкальных итогах года

 

 

 

«Взбесившийся принтер»

 

Ксения Собчак, телеведущая

превратилась из ведущей реалити-шоу «Дом-2» в револю­ционерку

«Так стали называть нашу Госдуму, ­издавшую ­целый ряд чудовищных ­мракобесных законов, явно имеющих репрессивный характер. Ну и венцом этой истории, как я уже написала в твиттере, стал ­переход от мракобесия к людоедству. То есть все, что было до «закона Димы Яковлева», было мракобесием, а то, что сейчас начнется после принятия такого закона, будет настоящим людоедством. И вернуться из этого состояния, как мне кажется, уже вряд ли можно».

смотрите также: Александр Колесниченко о том, как он усыновил ребенка в России, Собчак говорит с Кашиным

 

 

 

Выборы

 

Леонид Волков, общественный деятель

провел выборы в Координационный совет оппозиции

«Выборы — инструмент обновления, возникновения конкуренции. Человеку сложно меняться. Чтобы идти вперед, надо менять людей. Вот были выборы в Координационный совет. У них есть нечто общее с законом Магнитского. Кошка ловит мышку — и понимает, что может в любой момент мышку хлопнуть и съесть. Это психология нашей власти. Они любят куражиться, понимая, что главный рубильник всегда у них. Мы можем вас допустить до выборов, но потом посчитаем, как нам надо. Мы все контролируем. Выборы в КС и закон Магнитского из этого выбиваются. Поэтому они и вызвали у власти лютый баттхерт. Важно, чтобы таких неконтролируемых властью вещей ­становилось больше».

смотрите также: Алексей Навальный о выборах в Координационный совет оппозиции

Фотография: Петр Антонов

Одним из главных аттракционов президентских выборов 4 марта была возможность наблюдать в прямом эфире через веб-камеры за избирательными участками всей страны и, таким образом, за жизнью этой страны

Новый «Гараж — «Жизнь и судьба»

 

 

 

Г

 

«Гараж» в парке Горького

 

Марина Лошак, галерист

из арт-директора  галереи «Проун» стала арт-директором нового мультифункционального «Манежа»

«Любые изменения в сторону интеграции нашей жизни в жизнь актуальную и международную — это важное движение вперед. И это самое важное достижение этого года, а все, кто этим занимались, — большие молодцы. И в первую очередь это «Гараж» с его временным павильоном в парке Горького, который, конечно, сильно отличается от того, чем был прежний «Гараж», но тем не менее является важным городским проектом в контек­сте парковой культуры. Он не столько про искусствоведение — ничего важного с искусствоведческой точки зрения там пока не было, — сколько про хороший вкус и про образовательные программы. А во вторую очередь к такого рода изменениям относится освоение Владимиром Овчаренко «Красного Октября» — открытие галереи Red October. Оба эти события я считаю движением в единственно правильную сторону».

смотрите также: как выглядит новый «Гараж», интервью с Владимиром Овчаренко, восхождение Дарьи Жуковой, интервью с Мариной Лошак

 

 

 

Гастрономический бум

 

Максим Ливси, основатель и владелец Ferma at Home

открыл ларек Ferma в парке Горького

«Мы, жители Москвы, все лучше раз­бираемся в еде, каждый четвертый уже знает, что такое ­марсельский суп, и нас все сложнее обмануть. Вкусных мест стало еще меньше — по сравнению с количеством новых открывшихся. Люди начинают разбираться во вкусах, и многим уже сейчас непонятно, как в одном месте может уживаться такая куча блюд. Я думаю, что мы стоим на пороге открытия множества гастрономических мест с честной едой, ­основанной на монопродукте».

смотрите также: состояние еды в Москве, новая уличная еда

Пожалуй, самая концентрированная манифестация московского гастрономического бума — разрастающийся с каждым годом Праздник «Еды»

 

Гастрономические фестивали и маркеты

 

Мария Хейворд, предприниматель

основала ­Oldich Dress & Drink

«Мне нравится, что люди стали свободнее, стараются быть непохожими друг на друга и искать вещи не громких брендов, а те, которые больше нигде не встретишь. Например, на «Ламбада-маркет» за субботу-воскресенье приходят около 20000 человек, а это уровень винтажных ярмарок в европейских городах, и атмосфера у нас не уступает».

 

Айзек Корреа, повар и ресторатор

занимался своими проектами, открывшимися в преды­дущем году

«В этом году уже второй раз прошли Omnivore и Праздник «Еды», и я по­бывал на нескольких маркетах. Один из них, «Ламбада» на «Красном Октябре», был похож на барахолки в Уилльямсбурге. Мне нравится наблюдать эту общность незави­симых молодых людей, которые делают что-то прежде ­всего для того, чтобы получить удовольствие. Надеюсь, они на этом еще и зарабатывают».

смотрите также: как устроен Oldich Dress & Drink, хозяйки московских рынков, чем заняться на Празднике «Еды», путеводитель по Omnivore

 

 

 

Гражданский краудфандинг

 

Дмитрий Левенец, куратор проекта «РосЖКХ»

сначала запустил проект «Дом. Двор. Дороги», потом сделал вместе с Алексеем Навальным «РосЖКХ»

«Когда занимаешься каким-то гражданским проектом, важна обратная связь, понимание того, что твою работу ценят. Лайки — это, конечно, круто, но только объем пожертвований реально отражает уровень поддержки. Так вот, за прошедший год все стали массово собирать деньги. Думаю, это произошло потому, что в этом году всем внезапно захотелось что-то делать. Митинги закончились — кто-то продолжает ездить наблюдателями на выборы, кто-то занимается волонтерством, а кому-то легче просто перевести деньги. Причем важно, как это выглядит: круто написать в фейсбуке, что ты перевел 500 рублей «РосПилу» Навального. Люди больше не хотят сливать деньги в никуда на все хорошее против всего плохого. Важно, что в этом году перестали перечислять деньги только больным детям и сиротам, теперь их смело могут собирать проекты, например — про велодорожки».

смотрите также: что такое «РосЖКХ», Дугаев о краудфандинге в России

 

 

 

Гребаная цепь

 

Мария Степанова, главный редактор Colta.ru

вместе с командой закрытого OpenSpace открыла на собранные в интернете деньги издание Colta

«Можно называть это по-разному — «гребаной цепью», «эффектом домино», — а можно просто катастрофой. Изменения, которые произошли в медийном поле за последний год, — катастрофические. Лавина увольнений, ребрендингов, сокращений, начавшаяся с нескольких имен, — в первую очередь с отставки Демьяна Кудрявцева. Перемены в «Коммерсанте», закрытие Citizen K, фактическое закрытие радио «Свобода» — то, что с ним произошло, иначе не назовешь. Все это определяет медийный ландшафт и сильно искажает его черты. Про то, что происходит с культурной журналистикой в Москве и Питере, и говорить нечего. По сути дела, у прессы остаются две функции — и обе не ее, чужие: ее вынуждают быть либо средством развлечения, либо рупором пропаганды. Радости в этом мало».

смотрите также: медийные потери июня, что общего между поражением футбольной сборной и закрытием умных журналов

Фотография: Алексей Ивановский

Дипломированный филолог Филипп Викторович Дзядко придумал словосочетание «гребаная цепь» — самое ходовое обозначение происходившего в российских медиа в этом году. Да и не только в медиа

 

 

 

Д

 

Дискуссия вокруг нового здания ГЦСИ

 

Владимир Овчаренко, галерист, владелец ­«Риджины»

открыл новое пространство Red ­October, где показал инсталляцию Ильи ­Кабакова

«Важно, что вопрос о строительстве музея современного искусства в Москве был вынесен на публичное обсуждение. Иначе было бы стыдно за бездарно потраченные деньги на 16-этажный фаллос (имеется в виду изначальный проект музея. — Прим. ред.). Москве нужен супермузей, как и вообще любые крутые идеи и истории. Хватит ныть и плакать. Новая Россия переживет плесень. Музей — как вершина культурная — с анализом собственной истории и выставками миро­вого уровня поможет поверить в себя. Хватит пресмыкаться перед западным опытом, они его выстроили сами, то же предстоит и нам. Музей нужен в знаковом месте на месте снесенной гостиницы «Россия» построим музей «Россия». Амбиции, история, современность — все говорит об этом. Чиновники боятся принять это решение — а вдруг барин осудит. А другого решения нет. Все другое — бездарное «освоение средств».

смотрите также: как будет выглядеть новое здание ГЦСИ, эксперты о ГЦСИ на Бауманской

 

 

 

Иван Дорн

 

Иван Смирнов, лидер «Краснознаменной ­дивизии имени моей бабушки»

вместе с группой записал и выпустил EP «Гобой» и альбом «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки»

«Год назад в какой-то развлекательной передаче по телевизору показывали пародию на абсолютно незнакомого мне белобрысого молодого человека. Под совершеннейший Jamiroquai на сцене кривлялся плохо загримированный актер, в зале сидели разные забавные люди из шоу-бизнеса, улыбались в камеру и посылали зрителям воздушные поцелуи. А вот сам объект пародии, сидевший в первом ряду, повел себя очень странно. У него вдруг задергалась нога, закачалась голова, глаза загорелись нездоровым блеском, он стал чуть ли не пальцами прищелкивать. «Вот что делает с людьми Jamiroquai», — порадовался я и переключил канал. Потом я узнал, что белобрысого человека зовут Иван Дорн, что в передаче играл никакой не Jamiroquai, а его собственная песня, — и всю вторую половину 2012-го я слушал его дебютный альбом. И мне ни капельки не стыдно — потому что альбом просто отличный! А еще вот что важно. Мы все постоянно ищем объективные критерии «настоящести» музыканта. Каким он должен быть — образованным фирмачом или нарочитым любителем, собирать стадионы или заниматься некоммерческой музыкой? А мне кажется, что единственный важный признак — вот это дер­гающееся колено и нездоровый блеск в глазах. И тогда получается, что на свете музыкантов в разы больше, чем людей, играющих на музыкальных инструментах и сочиняющих музыку, — и это очень здорово!»

смотрите также: Горбачев о Дорне, Латыпов о Дорне, 7 лучших каверов на Дорна

 

 

 

«Духless», фильм Романа Прыгунова

 

Юлия Снигирь, актриса

дебютировала в Голливуде — в фильме «Крепкий орешек. Хороший день, чтобы умереть»

«Буквально на днях с удовольствием посмотрела «Духless», была поражена игрой Дани Козловского. Очень тонкий артист — в нем какое-то особенное достоинство и интеллигентность, которые он транслирует на экран. Некоторые вот начинают: «Ой, «Духless» не по мне, я Антониони люблю». Ну так я тоже Антониони люблю, а «Духless» — очень ­хороший фильм в своем жанре».

смотрите также: Сапрыкин о фильме, интервью с Данилой Козловским

 

 

 

Европейские спектакли Дмитрия Чернякова

 

Василий Бархатов, режиссер

занял место руко­водителя музыкальной программы фестиваля ­«Территория» и основал проект «Лаборатория современной оперы»

«Первая премьера состоялась в феврале в Амстердаме — «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Римского-Корсакова, которое он когда-то ставил в Мариинском театре. Это был своего рода второй подход, под другим углом. Потом в июне я был на его премьере «Трубадура» Верди в брюссельском театре Ла Монне. И наконец, в сентябре Цюрихская национальная опера открывала сезон оперой «Енуфа», которая имеет для меня огромное значение — я ее тоже ставил, это был мой первый серьезный спектакль в Мариинском театре. Эти работы, все три, действительно стоит увидеть».

смотрите также: Черняков и еще четыре режиссера, которые успешно ставят спектакли за границей

 

 

 

Ж

 

«Жизнь и судьба», сериал Сергея Урсуляка

 

Александр Котт, режиссер

снял сериал ­«Обратная сторона Луны», российскую версию «Жизни на Марсе»

«Второе по силе впечатление после «Я тоже хочу» — сериал «Жизнь и судьба». Я, навер­ное, буду одинок в своей позиции, но скажу, что мне эта экранизация показалась ­даже в чем-то более сильной, чем ­литературный первоисточник. По ­крайней мере она произвела на меня большее впечатление».

смотрите также: Дмитрий Быков о телесериале

None

 

«Жить» Василия Сигарева

 

Марина Разбежкина, режиссер, педагог

помогала своим студентам снимать документальный проект о митингах «Зима, уходи!»

«Самое сильное впечатление в русском кино — фильм «Жить» Василия Сигарева, который безо всякой сентиментальности рассказал соплеменникам о жизни после смерти. Но в отсутствие жизни не хочется думать о смерти, поэтому в нашей деревеньке кино «Жить» пока не пригодилось».

смотрите также: Сотникова о фильме, интервью с Василием Сигаревым

 

 

 

Мистический жух

 

Антон Кривуля, музыкант группы «Мох»

Записал альбом «5»

«Утром 31 августа на сайте «Афиши» была опубликована статья Олега Соболева про Жоржи Бена. В статье была допущена опечатка, не смутившая редактора, она даже была вынесена в отдельный блок большими буквами: «Даже в самых печальных проявлениях музыке Бена все равно был свойственен все тот же фирменный мистический жух». Мистический ЖУХ. О’кей. Никого не удивило непонятное слово, все как бы поняли, что имеется в виду. Слово «жух» похоже на португальское, даже можно предположить, что оно могло бы означать. Такие приключения со словами в языке не бывают случайными. Так происходит, когда появляются новые понятия: язык сам находит слова, порой случайные, — и слово «жух» точно что-то означало те несколько часов до того, как статью исправили. Жух — это что-то, что существует, но никак не называется. Что-то, без чего не только песни Жоржи Бена становятся совсем беспросветно печальными, но и любая другая музыка оказывается ненужной».

смотрите также: Соболев о Жоржи Бене, интервью с группой «Мох», премьера альбома «5» группы «Мох»

«За холмами» — Кулистиков

 

 

 

З

 

Закон «О защите детей от информации»

 

Борис Куприянов, участник проекта «Фаланстер»

вместе с коллегами из «Фаланстера» и архитектурным бюро SVESMI ­занялся реформированием мос­ковских библиотек

«Беспрецедентный, циничный и аморальный закон. Смысл его в том, что любой издатель, любой книгопродавец, любой библиотекарь может быть наказан. О защите детей в нашей — книжной — области речи не идет, а речь идет просто о контроле над издательским, книготорговым, книгораспространительским и библиотечным делом».

смотрите также: 15 произведений культуры, которые могли бы попасть под действие закона, интервью с Куприяновым о библиотеках

 

 

 

«За холмами», фильм Кристиана Мунджиу

 

Иван И.Твердовский, режиссер-документалист

показал в конкурсе «Артдокфеста» фильм «Собачий кайф»

«Из игрового кино не могу не отметить «За холмами» Кристиана Мунджиу. Здесь, наверное, комментарии излишни, хотя, кажется, только со второго просмотра фильм начинает казаться остросюжетной сатирической комедией. Впереди третий просмотр фильма. Давно так не смеялся. По-моему, нас всех очень честно и оригинально развели! Браво, Румыния! С Новым годом!»

смотрите также: Сотникова о фильме

Фильм «За холмами» — история двух девушек перед лицом морального выбора

 

Закрытие Cycles and Seasons by MasterCard

 

Наталья Ганелина, арт-директор бара «Стрелка»

организовала серию главных вечеринок лета

«Русские дизайнеры, про которых еще пять лет назад писали все журналы, чьим именем называли бары, в которых спонсоры и богачи якобы хотели вкладывать деньги, сейчас почти перестали заниматься модой, а самые стойкие показывают свою одежду за пределами России. Газинская возит свои вещи в Париж и одевает шахинь и подруг, Симачев занялся виноделием, Nina Donis вот-вот должны выпустить видеолукбук и снова уехать на Кипр, Гоша Рубчинский презентует свои выставки и коллекции в Европе, чем занимаются Сергей Теплов и Вардуи Назарян, сейчас уже ­никто и не вспомнит. Зато многие из тех, кто ­стилизовал показы еще пять лет назад (Андрей Артемов, Наталья Алавердян, Артур Ломакин), запустили свои микробренды и стали новыми русскими дизайнерами».

За несколько лет у фестиваля Cycles & Seasons сменилось целое поколение героев

 

«Зойкина квартира», спектакль Кирилла Серебренникова

 

Женя Беркович, режиссер

поставила в «Мемориале» «Суд над Иосифом Бродским», а в «Театр.doc» — «Цену любви» по результатам творческой работы с зэками Можайской колонии

«Серебренников — это мой учитель, комментировать его спектакли мне чертовски сложно, он для меня просто бог… Но именно «Зойка» — это прямо противоположный тому, что делает Андрей Могучий (см. «Счастье»), способ делать театр, ­когда из холода, отстраненности и почти мерт­вой красоты возникает живая жизнь, живая боль и те же самые радость и любовь».

смотрите также: Ковальская о спектакле, интервью с Серебренниковым 

Фотография: Екатерина Цветкова

 

 

 

И

 

Ив Ле Ле, шеф-повар «Стрелки»

 

Борис Акимов, совладелец LavkaLavka

стал ­ресторатором, открыв кафе при магазине ­фермерских продуктов

«Это первый датчанин в московском ресторане. Он точно знает, что делать с местными продуктами, — и, главное, в отличие от многих русских шефов ­понимает, что работать важно с продуктами местными и сезонными. Поворот пусть пока не мас­совый совсем, но все же поворот уже заметного количества людей к идее ответственного потреб­ления в гастрономической сфере».

Новый шеф-повар «Стрелки» датчанин Ив Ле Ле — в каком-то смысле миссионер самого злободневного сейчас гастрономического региона

 

«Игла», альбом группы «Сансара»

 

Илья Лагутенко, музыкант

в составе проекта ­Keta выпустил альбом «Дерзости», отправился в кругосветное путешествие с группой «Мумий Тролль»

«Несмотря на то что в течение последних двух-трех лет мы довольно тесно об­щались с Сашей Гагариным (лидером «Сансары». — Прим. ред.) и по делам, и просто, и даже что-то записывали вместе, и я слышал большинство его новых песен в демо­варианте, когда я услышал альбом «Игла» группы «Сансара», я приятно удивился. Если говорить с точки зрения рядового слушателя, я наконец-то услышал просто совершенный альбом на русском языке, полностью соответствующий в моем понимании настроению и веяниям текущего года. Я хочу запомнить 2012-й именно таким».

смотрите также: премьера альбома на «Афише», интервью с группой

 

 

 

Инаугурация Путина

 

Дмитрий Волкострелов, основатель и руководитель петербургского театра Post

поставил одноразовый документальный проект «Дом ветеранов сцены», спровоцировав негодование самих ветеранов и слезы театральных критиков

«Понятно, что это скорее кинематографическое впечатление. Тогда я крепко подсел на мобильные онлайн-трансляции с мест всякого рода оппозиционных событий. И вот как раз после инаугурации я вышел из метро «Тверская», зашел в «Кофеин» выпить кофе и проверить почту и в очередной раз включил трансляцию. И понял, что буквально в двухстах метрах от меня происходят те события, которые я наблюдаю на экране. И вот это сопоставление, когда вокруг люди какие-то ходят, я сижу, кофе пью и смотрю на экран, — это было, пожалуй, самым мощным театральным впечатлением года».

смотрите также: Путин в поп-культуре, 15 хитов из последней пресс-конференции Путина (шок! видео!)

 

 

 

Интернет как новый телевизор

 

Дмитрий Хомак, сооснователь и администратор Lurkmore

спасал сайт Lurkmore от нападок ­Роскомнадзора

«Если раньше власти (в широком смысле этого богатого слова, от начальницы ЖЭКа до мэров городов) рассматривали интернет как — максимум — окно в «Одноклассники», то теперь стало понятно, что огромное количество населения использует сеть для… Ну, собственно, для всего. Увиденное властям очень не понравилось, и сейчас интернет активно пытаются взять под контроль. Мы-то привыкли, но ситуация последние лет шесть-восемь была на деле весьма шизофреничной: практически полностью контролируемые государством теле­каналы и пресса и практически полная свобода слова в интернете. Но сейчас интернет достиг ­популярности телевизора — и его со всех сторон пытаются превратить в новый телевизор. При­чем если государство хочет его контролировать в своих целях, то бизнес хочет немножко другого, но тоже контроля и учета. Будем отбиваться».

смотрите также: как создавали Lurkmoreкак закрывали Lurkmore

 

 

 

«История Англии» Питера Акройда

 

Борис Акунин, писатель

выпустил романы ­«Аристономия» и «Черный город»

«Питер Акройд пишет «Историю Англии». Вышел уже второй том. Слежу и читаю с огромным интересом. Меня издавна занимает этот жанр: когда не профессиональный историк, а романист рассказывает человеческим языком, увлекательно и внятно, историю страны от самых ее истоков. В России это когда-то проделал Карамзин — и все современники вдруг стали интересоваться отечественной историей. Прошло двести лет. Пора бы повторить. Вот и приглядываюсь, как это делают другие».

смотрите также: гражданский манифест Акунина, Акунин о том, где взять новых политиков, Акройд про рыцарей Круглого стола

 

 

 

К

 

«Камчатка»

 

Федор Тардатьян, ресторатор и повар

открыл Williamsburg Studio и придумал меню в Oldich Dress & Drink

«Она отбросила всех гастрономических мечтателей на 15 лет назад и макнула их мордами в рыночную действительность».

смотрите также: Ильин о «Камчатке», как проходят выходные в «Камчатке»

 

Миндаугас Карбаускис

 

Юрий Квятковский, режиссер

поставил  с второкурсниками Школы-студии МХАТ  документальный спектакль «Это тоже я»

«Молодой лидер кардинально поменял имидж ­театра, сделал его привлекательным за очень короткий срок. Сколько разных перестановок мы наблюдали — ­похожих результатов не назову».

смотрите также: интервью с Карбаускисом

None

 

Кафедра теологии при МИФИ

 

Михаил Гельфанд, биофизик

был избран в Координационный совет российской оппозиции

«Это не событие, а антисобытие, несмешной и глупый анекдот. А событием было то, что примерно сто членов Российской академии наук — в основном физики, но не только — подписали письмо с протестом против этого мероприятия, и подписи продолжают поступать. В таких случаях полагается говорить пафосные слова про «гражданское ­сопротивление», но в первую очередь это означа­ет просто, что какой-то мускул у нас, у научного сообщества, все-таки сохранился, и потому наступление обскурантизма будет не таким полным, как можно было бы опасаться».

смотрите также: интервью с Гельфандом о российском образовании

 

 

 

Конец гастрономической революции

 

Иван Шишкин, повар и ресторатор

сделал вагончик «Дары природы»

«Налицо стагнация и почти полное отсутствие свежего и бодрого. Совершенно очевидно, что о гастрономической революции, провозглашенной год назад, говорить уже не приходится. Из светлых пятен — Omnivore 2012, принесший много веселья с нашими звездными друзьями Майком и Симоне из Roseval, знакомство с Бенжаменом Турселем, блестящее выступление Ивана Березуцкого. А тренд при этом грустный. Московские псевдофуди, будто караси фальшивую муху, по самые жабры заглотили крючок из дешевой водки, шпрот, соленых огурцов и ностальгии по гнилому совку. Одновременно — реализация провинциального комплекса, букет новых лавочек с нелепыми иностранными названиями. Оказывается, псевдофуди гордо владеют двумя словами по-английски. И в целом по индустрии планка качества последовательно опустилась, причем заметно: все хуже работают гардеробы, все больше брака на тарелках, все злее официанты. И все больше врут ресторанные критики».

смотрите также: как проходят выходные в «Камчатке», гид по Omnivore, манифест Шишкина

 

 

 

«Корпорация «Святые моторы» Леоса Каракса

 

Агния Кузнецова, актриса

сыграла в фильмах ­«Пока ночь не разлучит» и «Все просто»,  сериалах «Побег» и «Мосгаз»

«Самым главным впечатлением я назвала бы, ­конечно, фильм Леоса Каракса «Корпорация «Святые моторы», ставший для ­меня просто открытием, — это фильм фильмов. Мистерия, целый космос. Удивительный режиссер, с которым, конечно, очень хотелось бы познакомиться и поработать, — с чувством юмора, фантазией, и грустью, и романтикой: там есть все, в «Святых моторах». Это был переворот, и Дени Лаван, конечно, стал любимым артистом».

смотрите также: Зельвенский о фильме, Сотникова о фильмеинтервью с Караксом

 

 

 

Владимир Кулистиков

 

Роман Супер, журналист

снял целый ряд резонансных репортажей на актуальные темы, показанных в программе Марианны ­Максимовской на РЕН ТВ

«Самое важное событие в российских медиа для меня — это веселый пост­модернистский Аушвиц, который устро­ил в телекомпании НТВ ее генеральный директор Владимир Михайлович Кулистиков. С одной стороны, это увольнение самых лучших и крепких профессионалов одной шестой части суши (от Картозии до Лобкова). С другой — эфирная и затем политическая жизнь заказных шалимовских фильмов про — и без этих фильмов — наших смешных и не очень приятных оппозиционеров. С третьей стороны, Владимир Михай­лович будто бы демонстрировал в этом году всем своим коллегам: смотрите, ребята, успешный с точки зрения бизнеса телеканал можно делать и без профессионалов, после того как уволили ­самых дорогих коллег (большие зарплаты), дела у канала хуже не пошли. Наоборот, канал утер нос своим конкурентам. Бабло не побеждает зло. Бабло — это и есть зло».

смотрите также: Кулистиков глазами современников, Интервью с Картозией, как делается «Анатомия протеста» 

Лайфстайл — Моральный крах РПЦ

 

 

 

Л

 

«Лавр» Евгения Водолазкина

 

Захар Прилепин, писатель

возглавил редакцию ­сайта «Свободная пресса», выпустил сборник ­повестей «Восьмерка»

«Замечательный роман, от него исходит свет, тепло и электричество. Есть книжки, которые действуют, меняют. Одни несут не отрицательную, но такую судорожную, тяжелую энергию — это, к примеру, роман «Немцы» Терехова. А в других иной тип энергии — вот как в «Лавре» Водолазкина. Эти две книги и стали моими главными впечатлениями в этом году. То, что они несут два разных вида энергии, не означает, что одна лучше, а другая хуже».

смотрите также: Данилкин о «Лавре»

 

 

 

Лайфстайл

 

Олег Кашин, журналист

уволился из газеты «Коммерсант», избрался в Координационный ­совет оппозиции

«Мне этот пример кажется самым важным: переформатирование газеты «Московские новости» (ну и в меньшей степени — «Йополис», The Village, обновленный «Большой город» и даже гальванизированная Gzt.ru), вот какие они теперь стали. Красивая фотография на обложке, нужды горожан, животрепещущие проблемы типа велодорожек, острая дискуссия о новом порядке размещения вывесок на московских зданиях, даже заметки об актуальном искусстве. Не вижу здесь заговора, вижу увлекательный эксперимент, который теперь, в нынешних условиях, проводят многие журналисты и редакторы: а давайте попробуем делать приличное СМИ на «их» условиях. Про Путина нельзя, про Болотную нельзя, про пытки нельзя — о’кей, давайте про велодорожки. Пытки касаются немногих людей, а велодорожки — многих. Такая попытка жить при оккупации, как будто все в порядке. В конце концов всех все равно повесят, но пока не повесили — можно про велодорожки».

смотрите также: Кашин говорит с Собчак о медиа

 

 

 

Летние веранды

 

Дмитрий Левицкий, владелец сети баров ­«Дорогая, я перезвоню…»

открыл «Дорогую...» в Солнцево и тайный бар без вывески «Спикизи»

«Вот это действительно прорыв. Это пусть частично, но облегчает деятельность бизнеса и значительно умень­шает коррупционную составляющую. Ну и для гостей это тоже более чем приятно — ­посидеть летом на свежем воздухе. И надеюсь, что этот прорыв не последний».

смотрите также: Лучше веранды Москвы

None

 

«Лимонов» Эммануэля Каррера

 

Андрей Рубанов, писатель

выпустил сборник рассказов «Стыдные подвиги»

«Главное литературное событие года в нашей стране — перевод биографии Лимонова Эммануэля Каррера. Это ведь вообще экстраординарный сюжет, когда президент чужой страны читает книгу про русского писателя и потом неоднократно высказывается публично на эту тему — а с Саркози так и было. Соответственно, тут же просыпает­ся интерес к нашему писателю, его книги переиздают, а сам автор биографии становится всемирно ­известным. Совершенно однозначно, что это ­мировая сенсация года».

смотрите также: Данилкин о «Лимонове», интервью с Лимоновым, интервью с Каррером, Лимонов о собственной биографии 

Молодой Эдуард Лимонов интересует Эмманюэля Каррера куда меньше Лимонова в 1990-х и 2000-х — французу лидер НБП вообще более важен как политик

 

«Любовь», фильм Михаэля Ханеке

 

Николай Хомерики, кинорежиссер

поставил свой первый сериал «Синдром дракона»

«Ханеке так спокойно говорит о главном. Каракса, например, мне было очень интересно смотреть, но есть такая грань, после которой что-то перестает быть смешным и сюрреалистичным. Понимаете, есть режиссеры, которых, пока они молодые, прет, и они делают фильмы-высказывания, которые являются срезом состояния общества. Потом они взрослеют, и им хочется сказать что-то более глобальное, вообще о мире. Получается несколько наивно, но вот встать еще выше, посмотреть со стороны — это как раз получилось у Ханеке. Бесконечность, которую можно найти и в капле воды, и в океане, Ханеке ищет в капле. Некоторые ищут в небе — в небе тяжелее ее найти. У Ханеке тоже были разные периоды, были провокации. Мне кажется, что он перерос их. Здесь осталась провокационность — но фильм ведь про любовь. Есть ли она или нет ее, и что это такое. Не про то, что современный мир или какие-то всемирные торговые организации нас всех погубят, а про какие-то простые вещи».

смотрите также: Сотникова о фильме, Долин о фильме

 

 

 

Локальные модные проекты

 

Настя Сартан, основатель магазина Trends Brands

открыла еще один корнер в «Цветном»

«Впечатляет то, как многие локальные проекты переходят на новый уровень и задают в этом году тренд и моду. Именно их, а не ЦУМ или Bosco, приводят в пример. А гипермаркеты брендов все больше остаются для тех, кто не в курсе. Например, Fott из небольшого хобби создателей в этом году дорос до бутика в центре столицы. Теперь модные парни поставлены на поток и вы­ходят оттуда как с конвейера. Похожая история с обновленным Rehab, где помимо малоизвестных любимых марок модниц теперь можно ­купить Manolo Blahnik».

смотрите также: как устроен новый Fott, история успеха Rehab, интервью с Сартан

Фотография: Леонид Сорокин

Главный в Москве магазин мужской модной одежды Fott в этом году открылся на новом месте — куда большего размера

 

 

 

М

 

Мастерская Марины Разбежкиной

 

Любовь Аркус, режиссер

сняла фильм «Антон тут рядом»

«Студенты Марины поразили меня тем, что они были очень живые. Они разговаривали, смеялись, плакали — вели себя совсем не по-хипстерски. И это вселило чувство, что что-то такое начинается. Я уверена, что и с моими любимыми режиссерами — с Бакурадзе, с Хлебниковым, с Хомерики и с другими — тоже что-то такое скоро произойдет. Потому что того, чего было достаточно раньше, сейчас недостаточно. Эскапизм — в любых формах — уже не подходит. Ни в виде изощренности ума, ни в виде изощренности языка или рефлексии. Потому что пошел запрос от общества. Если вопросы висят в воздухе и на них не могут ответить те, кто строит общество, то на него должно отвечать искусство — иначе не получится. Междусобойные отношения закончились».

смотрите также: студенты Разбежкиной о своей работе «Зима, уходи!»

 

 

 

«Мастерская на Беговой», открытая режиссерская лаборатория

 

Филипп Григорьян, режиссер и художник

превратил загибающийся Московский театр кукол в творческий центр для детей и их родителей

«Это отличный проект, просто отличный. Настолько разные работы, настолько разные молодые режиссеры и настолько все это качественно и продуманно! Большая, конечно, в этом заслуга, по­мимо руко­водителя проекта Марата Гацалова, опытного, очень вдумчивого куратора — Полины Васильевой. Я заметил: у нее не бывает случайностей, она их просто не пропускает».

смотрите также: «Мастерская на Беговой» и другие новые театральные школы, как устроен новый московский Театр кукол

None

 

Медиакраудфандинг

 

Мария Степанова, главный редактор Colta.ru

вместе с командой закрытого OpenSpace открыла на собранные в интернете деньги издание Colta

«Краудфандинг в российских медиа ­начался с Colta.ru, но совершенно не собирается на нас ­закончиться. Мы обозначили контуры некой возможности — огромной, очень реальной, открытой для всех. И это действительно слово ­года, его аварийный выход. Вот сейчас The New Times организовыва­ет историю с подпиской. «Дождь» предлагает сво­им зрителям купить футболки с их символикой и стать, условно говоря, соинвесторами. ­Журнал «Цветоводство» собирает деньги на ­айпэд-версию — и, кажется, уже собрал нужные 45000 рублей. В следующем году таких историй будет гораздо больше — и наш частный сюжет ­тоже будет продолжаться и расширяться».

смотрите также: интервью со Степановой

 

 

 

Мода на кроссовки

 

Леся Парамонова, дизайнер

победила в конкурсе Preview и сделала показ-инсталляцию на Cycles and Seasons by MasterCard

«Их носили со всем, что только можно и нельзя, — с вечерними платьями, трениками, шубами, плиссированными юбками, легинсами, бриллиантами, кепками, шляпами, — и этот список можно продолжать и продолжать. Никто не воспринимал их как обувь для бега или тренировок, этот объект стал жизненно необходимым в гардеробе. Надев кроссовки с платьем, можно сразу избавиться от лишней торжественности. Это альтернатива для тех, кто не любит каблуки, но при этом обожает девичьи платья. Мне кажется, что тренд на кроссовки не ослабеет и в этом году».

смотрите также: московские бегуны и их кроссовки

 

 

 

Мода на урбанистику

 

Наталия Фишман, директор по развитию ­Еврейского музея

открыла Еврейский музей

«У нас очевидно меняется цайтгайст. Люди стали задавать вопрос: а что я могу сделать для этого ­города, чтобы он стал лучше? Достаточно посмотреть на растущее количество проектов, связанных с улучшением городской среды: ребята из UrbanUrban начинают благоустраивать дворы и создавать общественные пространства в спальных районах, студенты «Стрелки» делают арт-интервенции на окраины Москвы. Когда я работала в «Стрелке», а Сергей Капков только стал директором парка Горького, мы с Юрой Сапрыкиным с трудом пытались составить список тех, кто мог бы прийти на площадку с какими-то активностями, а сейчас люди засыпают команду парка инициативами. Тема улучшения городского пространства становится очень популярной — Ревзин правильно сказал, что раньше парень с девушкой обсуждали в кафе театр и выставки, а теперь обсуждают велосипедные маршруты и общественные пространства».

смотрите также: руководители «Стрелки» об институте, работы выпускников «Стрелки», интервью с UrbanUrban

 

 

 

Моральный крах РПЦ

 

Ксения Собчак, телеведущая

превратилась из ведущей реалити-шоу «Дом-2» в рево­люционерку

«Вот это по-настоящему печальная тема. Произошла дискредитация этого института через бесконечные скандалы: нанопыль, «брегеты», акция Pussy Riot и последовавшая за ней жесткая реакция. Одно дело — репрессивная машина и «басманное правосудие», от которых мы ничего другого уже и не ожидали, а другое — церковь, которая могла бы в тот момент занять совершенно другую позицию, милосердную и соответствующую христианским учениям. Стоит признать, что провокация Pussy Riot удалась, — именно на такую мракобесную реакцию девушки и рассчитывали».

смотрите также: что думают активисты православных организаций, интервью с протодиаконом Кураевым, священники о Pussy Riot

None

 

Мода на урбанистику

 

Елена Селина, куратор, галерист

переименовала галерею в XL Projects, сделала несколько ярких выставок

«Год был переломным: Pussy Riot сыграли огромную роль в том, что искусство — неважно, политическое или неполитическое — вышло к людям. Самое интересное в художественной жизни — это наблюдать за такими ожиданно-неожиданными ходами, и именно таким стало появление Музея дизайна в Манеже. Мне ужасно понравилось меткое попадание — между искусством и публикой. Этот год, несмотря на драматические моменты, привел к образованию странного узла: с одной стороны, публика приняла протестное искусство, с другой — такая тихая линия, как дизайн, тоже смогла привлечь внимание людей. На выставке в Музее дизайна людям неожиданно предложили заглянуть в свое прошлое, а когда в него заглядываешь, начинаешь лучше понимать и настоящее. В этой ­атмосфере космических 1960-х через призму дизайна иначе видишь и современное искусство — это касается не только профессионалов, но и обычных людей».

смотрите также: интервью с Лошак о новом Манеже, что будут показывать в новых музеях Манежа, как устроен Музей толерантности, интервью с Фишман

Наезд на образование — Открытие iTunes

 

 

 

Н

 

Наезд на образование

 

Максим Кронгауз, директор Института линг­вистики РГГУ

перевыпустил книгу «Русский язык на грани нервного срыва»

«Основное событие в российском образовании — публикация списка вузов с признаками неэффективности. В списке присутствуют и хорошие, и плохие университеты, много гуманитарных и творческих. Хотя «неэффективность» очевидным образом не имеет прямого отношения к качеству образования, по репутации всех вузов, попавших в список, нанесен серьезный удар. Сам список — всего лишь одно из звеньев целенаправленного сужения гуманитарного пространства и в образовании, и в науке, проводимого государством. Хотя действия представителей власти далеко не всегда по­следовательны (что показывают события в СПбГУ и в Институте искусствознания), но давление в целом столь значительно, что может привести к схлопыванию гуманитарной сферы в нашей стране. С этической точки зрения неприятен и даже опасен наметившийся конфликт между лучшими университетами, связанный с конку­ренцией за главные (и ограниченные) ­ресурсы: финансирование, здания, преподавателей, аби­туриентов».

смотрите также: состояние образования в России

 

Евгений Асс, архитектор

открыл архитектурную школу МАРШ

«В российском образовании ничего хорошего не происходит. Какие-то чудовищные наезды на гуманитарные вузы, обвинения их в неэффективности. Меня это очень беспокоит. Понимаете, творческие вузы обвинять в неэффективности неправильно. Эффективность художественного обра­зования — плохо измеряемая вещь. Это не то, что можно измерить в джоулях или килогерцах. И в конце концов хотелось бы, чтобы те, кто выносят такие решения о неэффективности, сами бы стали эффективными. Я имею в виду, понятно, правительство».

смотрите также: интервью с Ассом о российском образовании

 

 

 

Новые клубы для олигархов

 

Филипп Миронов

репертуарный директор, один из авторов концепции Oldich Dress & Drink

«Тренд, уникальный даже для Москвы, — супергламурные клубы для модных богачей с классным техно. Они начались с «Крыши», потом появились «Тройка», «38 этаж», «Ключи» — да я всех и не знаю. Заведения очень комфортные, классно выстроенные, и именно они в 2012 году неожиданно стали чувствовать себя еще лучше. О чем свидетельствует переход Сергея Сергеева из «Солянки» в «Тройку». Для нашей индустрии — событие того же масштаба, что и третий срок Путина. Только с положительной стороны».

None

 

Нашествие бородатых лесорубов

 

Дмитрий Парамонов, креативный директор «Укулелешной»

открыл магазин музыкальных инструментов и виниловых пластинок

«Сочетание агрессивного климата с агрессивной экспансией винтажа привело к тому, что Москва переживает нашествие бородатых лесорубов (вчерашних высокотехнологичных сноубордистов). Клетчатая рубашка и подвернутые брюки стали униформой, обезличились и окончательно растеряли весь свой шарм. Боюсь, такими темпами через год станет модным походить на американского заключенного, что здорово огорчает».

смотрите также: как устроен магазин Fott

 

 

 

Неожиданные успехи телевидения

 

Александр Уржанов, журналист

делал программу «Центральное телевидение», был уволен в июле

«Это был очень хороший год — просто мы не заметили главного, потратив все силы на бессмысленный спектральный анализ эфирной пропаганды и заказухи, в которых — давайте по-честному — на самом деле не появилось ни одного нового цвета. Тем временем само телевидение, никого не спросив, как Карлсон, вылетело из телевизора и напрочь перестало слушаться своих начальников. Раньше все было просто: снимаешь программу, ставишь ее в сетку, заряжаешь промо, попал — жди цифр, ­мимо — расходимся по домам. Теперь что станет настоящей телевизионной сенсацией, а что нет, кажется, больше нельзя решить ни в одном кабинете и ни за какие деньги. Выписываешь крутых американских технологов, ставишь «Late Night Show» по всем правилам — а вместо ­сенсации ­получается «Вечерний Ургант». Тратишь деньги, копируешь то же самое на «Дожде» — и опять без особых откровений. А копеечные дебаты в КС, снятые так, что даже у операторов районного телевидения начинается тик, вдруг выстреливают. Как может выстрелить и проект, вообще не имеющий канала-вещателя и места в сетке, — посмотрите на «Срок». Как может выстрелить сериал, который вам не нравится и никогда не понравится: трилогия Мамонтова про бесовские дрыганья — это, конечно, вполне преступная пародия на журналистику, но это не мешает ему быть стопроцентно телевизионным продуктом и стопроцентным же хитом, который вы все равно хоть краем глаза да видели, а если не видели — то слышали, знаете, обсуждаете в курилке. Еще одна отличная новость: никакой разницы между телевидением и сетью больше нет: это, конечно, разные аудитории, но и с той и с другой при желании можно спокойно, как говорят за Уралом, составить разговор — и не обязательно на тему погоды или Аллы Пугачевой. С профессией все, конечно, по-прежнему сквер­но, но тут ничего и не поменяется: цензура не существует без ее общественной поддержки, пусть и пассивной, а за нее, по опросам, по-прежнему половина уважаемых телезрителей. Но еще хуже цензуры то, насколько медиа зациклились сами на себе и принимают собственные проблемы за общие. Ну да, за год нас изрядно по­обтрепа­ло, но, как говорит мой знакомый кандидат фи­зико-математических наук: «Не ссы, Капус­тин, по…бут — отпустят».

смотрите также: интервью с Мамонтовым, интервью с создателями «Срока»кто делает «Срок», неделя на съемках «Вечернего Урганта», Уржанов говорит с Толстым о российском телевидении

 

 

 

Новое волонтерство

 

Дмитрий Алешковский, фотограф

запустил ­благотворительный проект «Нужна помощь»

«Когда я только начал заниматься благотворительными проектами, то и не думал о том, что придется тратить свое время на что-либо, кроме того, чтобы призывать людей помогать другим людям. Мне и в голову не могло прийти, что кто-либо будет противиться и объяснять мне, что оказывать помощь конкретным людям не надо. Когда мы начали помогать бездомному Владимиру из Калининграда найти жилье для трех других бездомных, многие долго мне объясняли, что помогать бездомным нельзя, потому что они сами выбрали этот путь. Когда мы начали помогать батюшке из Каргополя, который ездит по дальним деревням, кормит стариков и разговаривает с ними, сразу же нашлись такие, кто начал упрекать меня в организации помощи церковному служителю. Когда я участвовал в истории с освобождением рабынь из Средней Азии, которых содержали в подвале магазина на Новосибирской улице в Москве, претензии сводились к двум типам: «зачем помогать иностранцам/азиатам» и «надо было свергать Путина, а не рабов вызволять, вот ты их освободил, а дело все равно не завели, потому что жулики и воры». Когда я разгребал завалы сгоревшего приюта для собак «Альма» и зазывал волонтеров помогать на этих работах, меня критиковали сторонники догхантеров. Когда мы занялись помощью пострадавшему от наводнения Дербенту, все напыщенные москвичи начали объяснять мне, что помогать нищим и пострадавшим от стихии дагестанцам должны те дагестанцы, которые в Москве танцуют лезгинку, да и вообще — «Хватит кормить Кавказ». Так вот, алгоритм добра, который я для себя сформулировал в этом году, выглядит очень просто. Вопрос об оказании помощи не должен даже вставать. Не должно существовать причин, которые могли бы отвадить приличного человека от помощи. Любой, кто ее просит, должен ее получать. И жизнь моя никогда не будет прежней, после того как я для себя это окончательно уяснил. Теперь вот стараюсь сделать так, чтобы и другие это почувствовали».

смотрите также: Алешковский о волонтерском проекте «Нужна помощь»

None

 

Новое документальное кино

 

Софья Гудкова, продюсер

открыла центр ­документального кино DOC и спродюсировала фильм «Победить рак» Катерины Гордеевой

«Фильмов, которые мне нравятся, много, но есть фильмы-победители. «Антон тут рядом» Любови Аркус — я считаю, что этот фильм должен посмотреть каждый. Второй такой фильм показали недавно на «Артдокфесте», его привезли Вера Кричевская и Вера Оболонкина, он называется «Я дышу» — про мужество и любовь. Не очень хорошо хвалить то, к чему сам имеешь отношение, — но третьим в этом ряду для меня стоит фильм Катерины Гордеевой. Обычно кино оценивают с точки зрения режиссуры, операторской работы или сценария — все чушь на самом деле. Эти фильмы сделали люди про людей. К сожалению, сейчас каждый очень сильно про себя, мало людей добрых и открытых. Людей, которые останавливаются, чтобы заметить кого-то и кому-то помочь, еще меньше. Я говорю о документальном кино, которое ничем не отличается от реальной жизни. В нем этих людей тоже очень мало, поэтому эти фильмы и кажутся мне такими важными».

смотрите также: Сапрыкин об «Антон тут рядом», что показывает DOC, кто делает «Срок»

 

 

 

Новости как троллинг

 

Goofi, блогер

делал одноименную страницу в фейсбуке, где ведет остроумную анонимную хронику московской медиажизни

«Главным светским материалом 2012-го стала свадьба мопсов Иды Лоло и Светланы Меткиной в журнале Tatler. Главным мероприятием — корпоратив Сулеймана Керимова, на ко­тором американская порнозвезда с 24-киллограмовым бюстом колола арбузы под живой аккомпанемент Шер и Ланы Дель Рей. Акулы, моржи и пингвины шоу-бизнеса, еще недавно жаловавшиеся на желтую прессу, теперь сами нарабатывают аудиторию ее же методами: посмотри, дорогой фолловер, на меня в трусиках и без, глянь-ка, родимый, как я пляшу в килте на Красной площади гангнам-стайл. В 2012-м сайты с фейк-новостями больше не нужны: каждая вторая строчка в инфоленте уже выглядит как шутка, вымученная голодающими кавээнщиками. И странице Goofi не нужно искать поводов или устраивать журналистские расследования, ­наши герои сами выдают их с восторгом эксгибициониста. О чем тут вообще говорить, если лучшим медиатроллем года оказывается новостной портал Lenta.ru?»

смотрите также: Сапрыкин о фейковых новостях

 

 

 

Новый клубный мейнстрим

 

Сергей Голиков, диджей, промоутер

стал арт-­директором клуба «Солянка»

«Подобно тому как независимое аме­риканское кино было невозможно без Голливуда, так появ­ление массовой индустрии обещает дальнейшее развитие всевозможных причудливых форм подполья, независимых сцен и нишевых эстетских местечек. Ноч­ная жизнь перестала быть культурным ­явлением и снова перешла в разряд индустрии развлечений, а значит, и относиться к ней стали гораздо проще. В этом смысле привоз Die Ant­woord был сродни премьере «Хоббита» — были и те, кто в детстве читал книгу, и те, кому понра­вились эффекты в экранизации «Властелина ­Колец».

смотрите также: интервью с Die Antwoord

 

 

Новый московский стиль

 

Денис Ерхов, идеолог магазина Wood Wood

открыл корнер Wood Wood в «Цветном»

«Он родился, абсорбировав лучшее в уличной культуре. Это смесь всего и вся, но с уклоном все-таки в азиатскую волну. Тем не менее лицо проявилось — нарядное, но неопрятное, темное, но цветное, спортивное, но официальное, новое, но винтажное и так далее. На этом фоне, к счастью, наоткрывалось много мест, о которых принято было говорить «как в Европе», — Chop Chop, Oldich. Главным символом этого стало появление местного бренда Grunge John Orchestra. Настоящее воплощение московского стиля: современно, тепло и функционально. Ведь кто, как не русский, может понять и принять ­суровую русскую душу».

смотрите также: Дементьева про Oldich Dress & Drink, как устроен Chop-Chop

 

 

 

О

 

Обыски у журналистов

 

Роман Супер, журналист

снял ряд резонансных репортажей на актуальные темы для РЕН ТВ

«Цензура стала злее и жестче, но это ожидаемая реакция. Фильмы Аркадия Мамонтова стали еще безумнее, но и это не удивительно. Новые медиа стали еще претенциознее и вместе с тем скучнее — но кому интересны новые медиа? По-настоящему грустная и неожиданная для меня история за этот год случилась, когда домой к режиссеру Пав­лу Костомарову из «Срока» пришли с обыском. Тут клю­чевое слово «домой». К журналистам и документалистам и раньше приходили «сотрудничать», но в редакции, на твою профессиональную территорию. А теперь вот приходят домой: «Чего это у вас там снято? А ну-ка отмотайте назад». Представьте себе: сидит на табуретке документалист Херцог, отсматривает исходники своих последних съемок, а его сзади так осторожно по плечу следователь со страшным тройным подбородком и в остро­носых туфлях пальцем стучит: «Вот тут на паузу нажмите, вот этим вы что хотели сказать?» Я очень боюсь, что в следующем году такие следователи начнут приходить к журналистам чаще».

смотрите также: интервью с создателями «Срока», кто делает «Срок», интервью с Мамонтовым

 

 

 

«Орда», фильм Андрея Прошкина

 

Михаил Сегал, режиссер

сделал из своей короткометражки «Мир крепежа» полнометражный фильм «Рассказы» и получил приз за лучший сценарий на «Кинотавре»

«Я, к сожалению, видел не все наши фильмы 2012 года и многое мог упустить. Тем не менее из увиденного самое приятное впечатление — «Орда». Независимо от идеологии, согласия или несогласия с содержанием порадовала форма, потому что именно с формой у нас сейчас проблемы. Сложно говорить о содержании того или иного фильма, когда по форме он — самодеятельность».

смотрите также: Сотникова об «Орде», интервью с Прошкиным

 

 

 

Основной проект Биеннале молодого искусства

 

Стас Шурипа, куратор

выстроил последовательную программу «Галерее 21» и сделал несколько сборных выставок (лучшая — «Контриллюзии»)

«Сама выставка называлась «Под солнцем из мишуры». Во-первых, на ней ­работы были интересные, особенно у Евы Котатковой, Ани Титовой, Аслана Гайсумова и группы аргентинских ребят, которые сделали такой бетонный куб с пещерой внутри. С другой стороны, тут интересно сформулировали тему. Это как раз сейчас одна из самых важных вещей, которую все на разных уровнях понимают: то, во что люди верили, сделано на самом деле из мишуры. Такой критический момент. В общем, получилась большая международная выставка emerging art. У нас бы сказали — молодое искусство, но правильнее было бы понимать его как искусство, которое еще не захвачено полностью рынком, в котором еще происходит эксперимент и в котором художники еще не связаны полностью своими обязательствами».

смотрите также: гид по Биеннале6 новых молодых художников и арт-группхудожники из стран третьего мира на Биеннале

None

 

Открытие iTunes Store в России

 

Дмитрий Японец, диджей

стал креативным ­директором Look At Me

«У нас вроде бы при полном отсутствии индустрии звукозаписи и муздистрибуции и поголовном пиратстве у любого человека впервые может появиться «легальная» альтернатива «Вконтакте» по удобству доступа к контенту. То есть у среднестатистического пользователя может возникнуть выбор — получить прямо сейчас и не заплатить либо получить прямо сейчас, но честно. Как это изменит картину, станет понятно лет через пять, но это ­событие может стать довольно важной вехой. ­Самое главное — дать людям выбор. Есть теория, что инстинктивно люди все равно выбирают добро. Я знаю много людей, которые хотят платить за музыку, но не знают, где и как. Если им дать возможность самым удобным способом получить то, что они хотят, и заплатить при этом, то, скорее всего, они заплатят. Как в метро ты можешь пройти без талона, но мы платим, потому что считаем, что так правильно».

смотрите также: 10 отличий русского iTunes Store от американского

Панк-журналистика — Рождение новой русской кухни

 

 

 

П

 

Панк-журналистика

 

Даниил Трабун, главный редактор Look At Me

перезапустил сайт Look At Me

«Главным локальным медиасобытием года для ­меня стало возникновение большого числа независимых изданий. Место блогов заняли маленькие сайты, поддерживаемые крошечными редакциями в два-три человека. Первыми (еще до 2012-го) были журнал Looo.ch и Guerrilla.ru. В 2012-м родился украинский поп-культурный панк-зин Swickd, анализирующий, к примеру, стиль Михаила Круга, российский сайт-постер Oldfrag, рассказывающий, кроме прочего, о порнографии глазами девушек, трэшевое и обязательное к прочтению издание Royal Cheese, где тысячи лайков как-то собрала колонка девочки, вернувшейся из Лос-Анджелеса в Москву в стиле «Здесь нельзя жить». Есть еще «Крот», «Теснота» и так далее. Эти по-настоящему новые медиа никому ниче­го не должны, экономически невыгодны (это и не предполагается), поэтому на их страницах легко появляются новые форматы, а старые переосмысливаются до ужаса интересно. Правда, интернет-цензоры (пока украинские, а не российские) уже портят веб-зинам жизнь: к примеру, Swickd недавно закрыли».

смотрите также: интервью с идеологами российской панк-журналистики

 

 

 

Парк Горького

 

Галина Дувинг, ресторатор

открыла Osteria della Piazza Bianca и Osteria nel Parco

«Самое классное в этом году — все, что открылось там, от ресторанов и кафе до ларька с бургерами. По-моему, рестораторы перестали бояться — бояться быть слишком маленьким или слишком большим, слишком простым или слишком оригинальным, и в парке Горького это очень хорошо видно. Поэтому теперь все больше открывается мест, непохожих друг на друга, в хорошем смысле субъективных, — и хорошо будет, если так и продолжится. Все как-то расслабились и сразу же полюбили свою публику. И Москва в смысле ресторанов потихоньку начинает становиться похожей на Берлин, на Нью-Йорк, на человеческий такой город».

смотрите также: интервью с директором парка Ольгой Захаровой

У фургона «Бургер Вик» есть по большому счету единственный недостаток — то, что этот самый фургон пока существует в единственном экземпляре

 

«Педагогическая поэма» в музее «Пресня»

 

Елена Яичникова

куратор выставки японского искусства «Двойная перспектива» в ММСИ

«Я хочу отметить «Педагогическую поэму» даже не столько за экспозиционную часть, сколько за всю ту богатую программу лекций, которая там была. Это не первый такой обра­зовательный художественный проект у нас — первым была «Аудитория Москва», которую я даже выдвигала на премию «Инновация» в прошлом году. «Педагоги­ческая поэма» была продолжением этой образовательной истории. Мне понравилось, как была сформулирована тема, — там были две большие мощные линии: архив и история, — и то, как вязались связи между этими категориями, мне кажется, было очень продуктивно. Помимо прочего, там были потрясающие лекторы — например, Жанна ван Хесвейк, голландская партиципаторная художница; отлично, что таких людей при­возят в Москву».

смотрите также: участники «Педагогической поэмы» об итогах проекта, о чем говорят московские новые левые

 

 

 

Пермская книжная ярмарка

 

Михаил Гиголашвили, писатель

выпустил роман «Захват Московии»

«Этим летом я был приглашен на Книжную ярмарку в Пермь, где меня приятно удивила общая миролюбивая благожелательная атмосфера и тонкие, открытые, «человечные» люди. Это было неожиданным контрастом к столичной жизни, куда как более резкой, отчужденной и прагматично-холодной. В целом в Перми меня не оставляло ощущение дежавю — будто я вернулся в свою молодость, в спокойные советские 70-е годы (не знаю, правда, хорошо ли это или плохо с объективной точки зрения). А что касается книг — на меня в этом году наибольшее впечатление произвело чтение текстов Ивана Грозного, а также прослушивание сочиненной им музыки. Я всегда считал, что русская литература начинается с Жития протопопа Аввакума, но оказалось, что она начинается на сто лет раньше, в прозе Грозного: он первым начал смело применять смешение стилей — высо­кого и разговорного».

смотрите также: интервью с Гиголашвили

 

 

 

Победа Instagram

 

Дмитрий Хомак, сооснователь и администратор Lurkmore

спасал сайт Lurkmore от нападок ­Роскомнадзора

«Цукерберг явно не зря покупал Instagram за миллиард. Я побывал в Банг­коке и заметил, что многие владельцы магазинов и даже кафе теперь ­вместо адреса в фейсбуке указывают Instagram. Одна ­картинка стоит заметно больше 140 символов. Как ни сложно поверить в это человеку, который в интернете больше 6 лет, как ни сложно поверить в это человеку, который никогда не заглядывал на провинциальные городские форумы или в форумы для общения на профессиональные темы, но большинство людей терпеть не может набирать на клавиатуре что-то длиннее смайлика. Некоторые могли догадаться об этой страшной правде, почитав твиттер разных селебрити — что наших, что англоговорящих. Instagram — как Прометей цифровой эпохи — окончательно отобрал интернет у пишущих людей и отдал его остальным».

смотрите также: почему Facebook купил Instagram, Дугаев о том, почему Instagram победил

 

 

 

Победы и поражения добра и зла

 

Юрий Сапрыкин, шеф-редактор объединенной компании «Афиши» и «Рамблера»

участвовал в организации митингов, вел дебаты на «Дожде», стал одним из самых ярких лиц нового гражданского протеста

«Год назад все происходящее в стране для многих выглядело как борьба партии безусловного зла и партии безусловного добра. На одной стороне — немногочисленный клан, которому плевать на закон, который думает лишь о том, как поплотнее набить карманы, и готов выпить из страны все соки, лишь бы это продолжалось вечно. На другой — люди, которые хотят жить в своей стране по-человечески. Вопрос лишь в том, как заменить одних другими, — и в принципе он решаем, нужно лишь потеплее одеться и выйти на очередное шествие. Прошедший год научил тому, что не все так просто. Партия добра оказалась слишком разношерстной, ее участники забывали о том, чего ­требовали вчера, вместо противостояния оппонентам предъявляли претензии к сторонникам, и многим из них все больше надоедало подписываться под сомнительными лозунгами, поводами и людьми только потому, что они тоже против Путина. Тем временем оппоненты крайне технично перевели стрелки — и представили дело так, будто партии (уже не такого безусловного) добра противостоит целая страна, у которой свои представления о прекрасном и для которой свобода, достоинство и качество жизни — вещи второстепенные по сравнению с сохранением так называемых вековых устоев и возможностью показать фигу Америке. Во многом это была борьба мифов, фантомов, макетов — но нельзя не признать, что макет, созданный центральными телекана­лами, на короткой дистанции оказался сильней. Лишь под конец года дискуссия о запрете на усыновление напомнила, что абсолютное зло все-таки существует — и, видимо, будет все четче проявлять себя в следующем году. Обнадеживает лишь то, что для активного ему противостояния совершенно не обязательно быть активистом протестного движения или ветераном Болотной — достаточно обычной человеческой совести».

 

Политика Департамента культуры города Москвы

 

Константин Богомолов, режиссер

снимал фильм «Дирижер» до скандального отстранения Лунгиным, поставил в МХТ им. Чехова «Событие» по Набокову с главными звездами театра

«Продолжение реформирования теат­ра в Москве, выраженное в создании «Гоголь-центра», нового ­театра кукол, — это самая важная тенденция, тенден­ция к обновлению. Очень ­надеюсь, что энергия не увянет и обновление продолжится в следующем году».

смотрите также: заместитель Капкова о том, что происходит с московскими театрами, как изменился Московский театр кукол, будущее «Гоголь-центра»

None

 

Появление гражданского общества

 

Ксения Собчак, телеведущая

превратилась из ведущей реалити-шоу «Дом-2» в революционерку

«В России появилось гражданское общество, которое впервые и неожиданно для всех вдруг вышло на улицы и заявило о своих правах. Другое дело, что последующие события показали, что общество еще слишком молодо. Ведь очевидно, что нельзя ждать от двухлетнего ребенка решения сложнейших уравнений? А то, что сейчас движение за гражданские свободы пошло на спад, — это явление, как мне кажется, закономерное, и не нужно этого бояться и излишне драматизи­ровать».

 

«Последняя сказка Риты», фильм Ренаты Литвиновой

 

Яна Троянова, актриса

сыграла в фильмах ­Авдотьи Смирновой «Кококо» и Василия ­Сигарева «Жить»

«Последняя сказка Риты» — какая громкая вышла премьера в этом году, верно? И фильм очень хорошо прошел в кино. Удивительно, до какой степени Ренату любит страна. Поражает, что эта женщина все умудряется делать сама: и снимать картины, и играть в них. При этом она живет в своем мире и всех туда приглашает, а ведь это мир, в который как будто только избранные должны ходить. Тема смерти — тяжелая тема, но я ее почти перестаю ­бояться, когда смотрю фильмы Ренаты. Если смерть такая, как у нее, то я всем желаю, чтобы именно такой она когда-нибудь ко всем пришла».

смотрите также: Сотникова о «Последней сказке Риты», интервью с Литвиновой

 

 

 

Р

 

«Рассказы», фильм Михаила Сегала

 

Яна Троянова, актриса

сыграла в фильмах ­Авдотьи Смирновой «Кококо» и Василия ­Сигарева «Жить»

«Рассказы» Михаила Сегала — свежая струя в кинематографе, которая многое изменит. Сегал, как и Михаил Местецкий, эти режиссеры оба такие умные и смешные и так классно нас всех простебали, что я теперь возлагаю на них большие надежды. Я за стеб и за то, чтобы с юмором относиться к самим себе».

 

Сергей Сельянов, продюсер

в этом году выпустил фильмы «Антон тут рядом», «Джунгли», «Я тоже хочу» и «Кококо»

«Я бы назвал «Рассказы» Миши Сегала — за действительно свежий подход к режиссуре. Пожалуй, его фильм в этом году был самый фреш». 

смотрите также: Сотникова про «Кококо», интервью с Сельяновым

 

 

Редизайн Look At Me как вестник скорой смерти печатной прессы

 

Алексей Ивановский, арт-директор

запустил сайт W-O-S

«Очень хороший редизайн. Но пока, конечно, ­совершенно непонятно, в какую сторону мы все движемся. Интернет только начался; технологии нормальные только-только начали появляться. Но сам процесс ухода в тень бумажных СМИ — неизбежная вещь. Мне, к примеру, даже в голову не приходит искать журнальную версию какого-нибудь американского журнала, который я читаю на айпэде: он только что вышел — и через двадцать ­секунд уже у меня в планшете. И не надо ждать, пока срубят деревья, пока смешают краски, пока напечатают тираж. К тому же это все проще масштабируется. Условные 10 напечатанных журналов стоят 10 долларов, а 100 журналов стоят уже 100 долларов. У цифровых изданий другая бухгалтерия: 10 журналов стоят 10 долларов, и 10000 тоже стоят 10 долларов. Это очень удобно. Лично я давно не вижу никакого толка в печатной прессе и надеюсь, что я такой не один».

 

 

 

Режим ожидания

 

Максим Ковальский, главный редактор портала OpenSpace

после увольнения из «Коммерсанта» возглавил обновленный сайт OpenSpace, перепрофилированный в общественно-политическое издание

«Путин показал, что уходить никуда не собира­ется, и что помешать его президентству могут только естественные причины. С этим, собственно, и связан такой большой интерес к теме его болезни. Люди перешли в режим ожидания, который иначе называется эпохой застоя. Переход к этой эпохе и есть то главное, что произошло в нынешнем ­году с властью и с теми, кто под ней живет».

смотрите также: Ковальский говорит о медиа с Зыгарем

 

 

 

Рестораны для всех

 

Хатуна Колбая, ресторатор

открыла Saperavi Café

«Позволить себе зайти в ресторан может все больше народу! Видно, как гости меняются на глазах, все больше и больше людей приходит ради еды. Похоже, что времена больших ресторанных компаний заканчиваются и на их место идут маленькие. Видимо, потому что у небольших рес­торанов очень идейные и активные владельцы, которым особо нечего терять».

смотрите также: молодые рестораторы о новых правилах игры 

 

 

 

Рождение новой русской кухни

 

Константин Ивлев, повар

открыл Barry White, ушел оттуда, сейчас открыл «Парус» на «Щу­кинской»

«Рестораны «Облака», «Чайка», White Rabbit — все они это доказывают. Теперь это уже настоящий тренд, ее пытается делать уже ­много народу, и с каждым месяцем все больше. Наконец мы ее сдвинули с места, я уж и не ждал, что получится».

смотрите также: 8 ресторанов, где перепридумывают русскую кухню

Смерть великих — Триумф ретро

 

 

 

С

 

Саморазоблачение режима

 

Изабель Магкоева, активистка «Комитета 6 мая» и Российского социалистического движения

стала ярким лицом протеста, организовала «Комитет 6 мая», помогающий политзаключенным

«Весь этот год власть предпринимала шаги в сторону тоталитаризма: законы об НКО, о цензуре, митингах, оскорблении чувств верующих, «закон Димы Яковлева», преследования активистов, полицейское насилие, «Анатомия протеста» — за этот год мы потеряли столько свобод, сколько не потеряли за все нулевые. Теперь нам и всему миру очевидно, что в России — режим диктатуры. Наши жертвы очень велики — десятки людей преследуются за политические убеждения, более двадцати молодых людей сидят ни за что, несколько человек в вынужденной иммиграции. Это высокая цена. Но ведь никто всерьез не думал в декабре, что стоит нам прийти на Болотную — и режим падет. Есть фраза Антонио Грамши: «Революционер дол­жен сохранять пессимизм разума и оптимизм ­воли». То есть важно объективно оценивать свое тяжелое положение, но не терять уверенности в своей правоте и бороться до победы».

смотрите также: Магкоева об организации оккупая

 

 

 

Сарафанное радио 

 

Дмитрий Ольшанский, главный редактор «Русской жизни»

перезапустил журнал «Русская жизнь» как ежедневный сайт с хорошими текстами об этой самой жизни

«Если бы в центре Москвы я мог бы ­поставить памятник, то создал бы мемориал ретвиту, репосту и шеру, поселил бы где-нибудь в скверике нелепого каменного человечка, не отрывающего глаз от джобсовского телефона. Сарафанное радио — единственное, что влияет на ход событий сейчас; оно может в равной степени и задурить, обмануть, надуть чью-то глупую шутку до размеров адского дирижабля — и точно так же помочь, создать необходимый скандал из-за несправедливости. Я не смотрю телевизор, по привычке открываю веб-газеты — но когда я вижу в ленте, как 28 моих «друзей» продублировали одно и то же неведомо откуда взявшееся сообщение, я бросаю все и бегу вникнуть, что там случилось. И если бы такой каменный блогер и правда появился, то на скамейке возле него непременно присела бы парочка — не глядя друг на друга, каждый в своем телефоне, срочно расшарить там что-то, и только потом уже любовь».

смотрите также: интервью с Ольшанским, гражданский манифест Ольшанского, Ольшанский говорит о медиа с Лошаком

 

 

 

«Скорость света» Давида Тер-Оганьяна 

 

Илья Будрайтскис, художник, активист

открыл проект «Педагогическая поэма»

«В этом году, как никогда, размылась грань между политическим и художественным. Одно из симптоматичных событий такого рода — выставка Давида Тер-Оганьяна в МАММ. Она стала итогом той ­работы, которую Давид делал на протяжении последних лет и которая была связана с переживанием политизации и вообще возможностей политического искусства. Показательно, что выставка произошла именно в этом году, на острие конфликта между художественным и политическим. И, возможно, именно поэтому она стала выражением этого конфликта — была сделана ­попытка переименовать и таким образом деполитизировать одну из работ. В этом проявилось стремление к нормализации и возведению нерушимых преград между политическим и художественным, к которому склонны не только те, кто непосредственно занимается политикой и выносит приговоры, но и сам художественный истеблишмент, стремящийся вернуть себе монополию на территорию, которую считает своей».

смотрите также: Будрайстскис о художниках-активистах, интервью Будрайтскиса с философом Жижеком 

 Мультимедиа-арт-музей

Из серии «Набор цветов», 2007, сатиновая бумага, пигментная печать

 

 

Слияние «АСТ» и «Эксмо»

 

Варвара Горностаева, главный редактор изда­тельства Corpus

во главе Corpus издала авто­биографию Кита Ричардса, «Джозефа Антона» Салмана Рушди, собрание сочинений ­Сергея Гандлевского и еще массу всего

«АСТ» и «Эксмо» сейчас находятся в процессе принятия важных реше­ний, еще никакой сделки нет, никакого слияния не объявлено. Тем не менее два гиганта перестали быть конкурентами друг другу, они работают, в общем, вместе. Что из этого получится — главная интрига 2013 года. Пока ничего не ясно. Никому, даже нам, работающим в этой сфере. Но это, безусловно, очень важное событие для рынка в целом, потому что оно отразится ­абсолютно на всех — как на самих гигантах, так и на книжной торговле, на небольших и средних издательствах, на любых стратегиях и тактиках. Исходя из общих представлений о мире, такая монопо­лизация не может казаться чем-то положительным, но, глядя изнутри, я не могу опре­деленно сказать, к лучшему все происходящее или к худшему».

смотрите также: что будет с книжной индустрией после слияния «АСТ» и «Эксмо»

 

 

 

Смерть великих

 

Илья Хржановский, режиссер

приступил к постпродакшену фильма «Дау»

«Одна часть впечатлений в этом году связана с уходом из жизни людей, ко­торых я, в частности, хорошо знал, — мне повезло их хорошо знать. Я говорю о Тонино Гуэрре и Федоре Хитруке. Это еще две утраты в череде уходящего поколения большого кино, завершение какого-то этапа кино и культуры как таковой».

 

Дмитрий Крымов, режиссер, художник

привез в Россию главную премию Эдинбургского ­фестиваля за спектакль «Сон в летнюю ночь»

«Смерть Петра Фоменко трудно перебить какими-либо хорошими театральными впечатлениями. Это тот случай, когда любовь не побеждает смерть. Это сильнее «Фауста» Гете».

смотрите также: некролог Гуэрре, некролог Фоменко

 

 

 

Смерть образовательной модели культуры

 

Екатерина Деготь, критик, куратор

ушла из OpenSpace

«Принимает это разные формы, печальные (закрытие, в перспективе, НИИ искусствознания) или же веселые: в одно мгновение поменялись вкусы мэрии, и теперь современное искусство царит в Большом и Малом Манеже, «Музеоне» вокруг ЦДХ и, благодаря новому «Гаражу», парке Горького, где, кажется, даже хот-доги сейчас очень продвинутые и для небедных. Но суть процесса одна, и за блокбастеры придется заплатить гибелью науки — или, точнее, ее нерождением, потому что интернационально конвертируемое научное знание об искусстве ХХ и XXI века в России так и не появилось. Во всех неокапиталистических досуговых центрах будут читаться лекции, но развлекательного характера, вместо диссертаций будет креативный воркшоп, и если кто-то думает, что это отвадит казаков и прочих мракобесных, то, увы, наоборот: в отсутствие идеала научного просвещения они поползут изо всех щелей».

смотрите также: интервью с Деготь

 

 

 

Смерть поп-хита

 

Сергей Шнуров, лидер группы «Ленинград»

записал альбомы «Лютик» (сольно) и «Рыба» (с «Ленинградом»)

«Были какие-то перепевки старого, но нового крупного жанра не появилось. Когда-то на это претендовал дабстеп, но то было давным-давно, и в итоге получилось узкое и не очень модное направление. Я являюсь потребителем музыкального продукта — и при этом стараюсь быть не снобом, слушаю, что звучит в кафе, в такси. Но главного хита в этом году я так и не услышал. Ну разве что «Прованс» бабы Елки — хотя это не этого года песня. Все ощущение жизни, все мировоззрение обычного русского человека изложена в ней: «…с плетеной мебелью-ю-ю». Но, как вы пони­маете, все это проходит по уровню прикола. А так я больше старье слушаю. Pink Floyd, Motörhead. Да одна песня AC/DC стоит ста альбомов всех последних новых композиторов! Я бы не сказал, что год был совсем пропащий, — просто ситуация достигла той самой стабильности, к которой так все стремились. Такая вот стабильно никакая ситуация. Все дожевывают старые пирожки».

смотрите также: Сапрыкин о «Провансе», Елка о «Провансе»

 

 

 

Леонид Соков в ММСИ

 

Виктор Мизиано, куратор, главный редактор «Художественного журнала»

провел Московскую кураторскую летнюю школу

«С этой выставкой у меня было связано острое ­переживание. Я шел по пустым залам ММСИ — этот музей всегда, ясное дело, пустой — и хохотал вслух как идиот, таким бахтинским, гомерическим смехом. Потом я зашел в соседний зал и увидел там ­Кешу Нилина, у которого тоже на лице был невообразимый ликующий восторг. Я хорошо знаком с творчеством Сокова, у меня есть все его каталоги, я в Нью-Йорке жил в его мастерской и на некоторые работы просто вешал пальто. Но все-таки эффект обзорной, монографической выставки очень важен, и возможность увидеть ­пересечение этих работ, их динамику, диапазон в одном пространстве, пережить это визуально — это придает знакомству с художником новое качество. Тематические акценты тут были придуманы очень точно и помогали читать творчество и проблематику работы Сокова. Экспозиция и с точки зрения биографического нарратива была развернута толково, остроумно и интересно».

смотрите также: Новоженова о выставке, интервью с Соковым

Фотография: Валерий Шарифулин/ИТАР–ТАСС

 

 

 

Спонсорские вечеринки

 

Филипп Миронов

репертуарный директор, один из авторов концепции Oldich Dress & Drink

«Это новый специфический московский жанр. В основном их устраивают Miller и Bacardi, но, предполагаю, в связи с ужесточением законодательства алкогольные и сигаретные бренды сейчас начнут проводить такого рода мероприятия в индустриальном масштабе. На самом деле ничего плохого в этом нет: привозится сверхдорогая звезда, выставляется когда бесплатный, когда полубесплатный алкоголь, и всем хорошо, и куча денег тратится. Как-то это очень по-русски выглядит. Конечно, с точки зрения нормального функционирования клубного бизнеса такие вечеринки — это ужас. Но сами по себе они заслуживают как минимум восхищения. И то количество говна, которое растеклось по фейсбуку в связи с вечеринкой «Casa Bacardi» и концертом Die Antwoord, показатель того, что это хорошо».

смотрите также: интервью с Die Antwoord

 

«Срок», документальный сериал

 

Михаил Брашинский, режиссер

после долгого ­отсутствия вернулся в кино с хоррором ­«Шопинг-тур»

«Из событий главное, конечно, — допрос и обыск у Костомарова. Какая-то граница перейдена. Это уже не про «них», это — про нас. Совсем не страшно, но очень стыдно и горько».

 

Илья Хржановский, режиссер

приступил к постпродакшену фильма «Дау»

«Из российского кино мне самым интересным сейчас кажется проект «Срок». Он, безусловно, демонстрирует, что слова Владимира Ильича Ленина о «важнейшем из искусств» снова стали актуальны, и обыск, который власти устроили у Павла Костомарова, это только подтверждает. Сам же проект — не телевизионный фильм, не репортаж и не фильм, каким мы привыкли его представлять. Это кино в его новом воплощении».

смотрите также: кто делает «Срок», интервью с авторами «Срока»

 

 

 

«Счастье», спектакль Андрея Могучего

 

Олег Глушков, хореограф

поставил перформанс «4 квартета» на «Платформе» и пластический спектакль «Моряки и шлюхи» в «Мастерской Петра Фоменко»

«Я смотрел и завидовал. Люди собрались, вместе чего-то захотели, вместе вкладывались в это, сделали. Я сидел и думал: «Наверное, в Питере так еще можно, а в Москве уже нельзя, у всех тысяча работ, съемки, туда-сюда». Но потом понял, что дело не в городе, в какой-то особой договоренности между людьми. Вся уникальность — в ансамбле».

 

Женя Беркович, режиссер

поставила в «Мемориале»«Суд над Бродским», а в «Театр.doc» «Цену любви» по результатам творческой работы с зэками можайской колонии

«Могучий — это то, за что я люблю театр вообще. Когда я становлюсь пятилетним ребенком, который ничего не знает про профессию (ни про какую) и знать не хочет, а хочет, чтобы в него через глаза, рот, уши, нос и внутривенно вливали радость и любовь».

смотрите также: Зарецкая о спектакле

 

 

 

Т

 

«Тетя Мотя», роман Майи Кучерской

 

Евгений Водолазкин, писатель

выпустил роман «Лавр»

«Мое последнее книжное впечатление связано с романом Майи Кучерской «Тетя Мотя». Во-­первых, эта книга хорошо написана. Во-вторых, редко женские проблемы становятся достоянием большой литературы. В-третьих, этот роман о повседневности, о частной жизни человека, которая, на мой взгляд, является самой главной ценностью. И появление этого романа свидетельствует о том, что, несмотря на все сложности, жизнь нормализуется, восстанавливается общественное сознание, а с ним и литература».

 

 

 

Триумф ретро

 

Евгений Горбунов, музыкант

выпустил альбом «Разочарование года» в составе NRKTK, ЕP «Andromeda» в составе Stoned Boys, собрал группу Glintshake

«В музыке в 2012 году окончательно победило ретроградство. Все самые крутые последние альбомы — это ссылки, игра с эстетиками и эпохами. Jam City, например, революционный ­совершенно — это ­переливчатые ур­банистические 80-е. Другие ребята с Night Slugs, Girl Unit тот же, выпустили EP с олдскульным электро. Фрэнк Оушен новый — классический соул, как бы там он ни звучал, суть все равно не скроешь. Что там у нас еще вышло классного? У Азелии Бэнкс через трек какой-то девяностнический рейв. Эйсид-­хаус на модных вечеринках идет полным ходом, техно грязное, все такое знакомое и приятное. А все футуристическое ушло куда-то в бейс, трэп, и скоро будет вместо Скриллекса и драм-н-бейса звучать на вечеринках в региональных клубах. Может, мы стареем, потеряли чутье? Может, Скриллекс сейчас — это как The Prodigy тогда, пятнадцать лет назад? Но что-то мне так не кажется».

смотрите также: Фрэнк Оушен в музыкальных итогах года, Горбачев о Азелии Бэнкс, Горбунов — музыкант года

Фермерские продукты — «Я тоже хочу»

 

 

 

У

 

Ульяна Сергеенко в Париже

 

Полина Киценко, владелица сети магазинов ­Podium

открыла в здании гостиницы «Москва» большой универмаг Podium Market

«Наряды Ульяны и раньше пользовались популярностью, но после шоу в Театре Мариньи ­никто не смог остаться равнодушным к талантливому русскому дизайнеру, сумевшему воплотить отечественную историю в изысканных и нетривиальных образах. Сюзи Менкес, Патрик Демаршелье, Анна Делло Руссо и Карл Лагерфельд единодушно аплодировали Ульяне, а среди поклонниц бренда Ulyana Sergeenko вскоре оказалась и Леди Гага».

смотрите также: интервью с Киценко

 

 

 

 

Ф

 

Фермерские ­продукты 

 

Ив Ле Ле, шеф-повар бара «Стрелка»

переехал из Копенгагена в Москву, чтобы внедрять здесь новую скандинавскую ­кухню

«С некоторых пор для людей ­стало особенно важно знать, что блюдо, которое они заказали, приготовлено исключительно из местных продуктов. И я сам использую на кухне продукты от русских фермеров. Качество превосходное, правда, цена слишком высокая. Это, по-моему, стыдно. Во всем мире фермерские продукты дороже, чем обычные, но не намного, и люди их покупают, тем самым поддерживая ­самих фермеров. Думаю, что в России к этому тоже придут. Со временем».

 

Фонд «Выход»

 

Катерина Гордеева, журналист

уволилась с НТВ, открыла Центр документального кино DOC

«Фильм Любы Аркус «Антон тут рядом» — фантастический пример того, как автор прожил свое кино и сделал из него очень важное дело во всех смыслах. Это очень существенно, потому что у людей с аутическими расстройствами в нашей стране нет вариантов. Они не могут работать, не могут иметь жилье, не могут создавать семьи — вернее, не имеют на это формального права. Таким людям, без сомнения, нужна помощь тех, кто готов слушать, слышать, готов держать за руку. И вот теперь, после фильма, появился этот фонд. Я думаю, это будет очень полезный фонд для семей, где есть дети и взрослые с расстройствами аутического спектра. Когда одни идиоты меряются с другими идиотами непонятными органами, делают заложниками детей, важно, что есть люди, которые пытаются в этой Спарте хоть каким-то образом дать возможность почувствовать, что если даже ты не такой сильный и красивый, как Владимир Путин, ты имеешь право жить, быть лю­бимым, окруженным заботой и счастливым».

смотрите также: интервью с Любовью Аркус, Александр Колесниченко о том, как он усыновил ребенка в России

 

 

 

Х

 

«Хлеб для Сталина», фильм Алексея Пивоварова

 

Андрей Лошак, редакционный директор Esquire

выпустил на НТВ псевдодокументальный фильм «Россия. Полное затмение»

«Я, как и читатели журнала «Афиша», давно не смотрю телевизор. Смотрю только то, что делают мои друзья, и очень горжусь тем, что они сделали в этом году. Два сильнейших документальных фильма вышло в этом году на НТВ. Фильм Кати Гордеевой «Победить рак» и фильм Алексея Пивоварова «Хлеб для Сталина». Гордеевой удалось каким-то невероятным образом сделать жизнеутверждающий фильм про рак — без соплей и приукраши­ваний. Пивоваров сделал эпическую доку­драму, умудрившись в этом скользком жанре избежать пошлости и наигранности. Фильм о коллективизации обстоятельно рассказывает про то, как проводилась политика того, что сейчас называют отрицательной селекцией, — другими словами, геноцид собственного народа, развязанный Сталиным. ­Когда выживали худшие. Очень страшное кино, оставляющее желание как-то избавиться от этого давящего ужаса советской истории, каким-то образом искупить его».

смотрите также: Лошак о своем сериале «Полное затмение», Лошак говорит с Ольшанским о медиа

 

 

 

Холодная ­гражданская война

 

Мария Баронова, гражданский активист

стала фигуранткой «Болотного дела» и соучредителем «Партии 5 декабря»

«Виртуальную гражданскую войну сна­чала зачем-то придумали в каких-то конспироло­гических властных недрах, потом в нее поверили, а потом ее начали реализовывать. Как и полагается на войне, случа­ются перемирия во время катаклизмов, появляются перебежчики. Солдаты с обеих сторон могут жить долго и счастливо под одной крышей и планировать умереть в один день. Сам повод для войны тоже весьма виртуален. Происходят локальные сражения между сторонниками особо традиционного пути развития России с непременной Духовностью — и адептами столь сложных для России материй, как Права Человека и Справедливость. Обе стороны не намерены сдаваться, но каждая тайно надеется, что все как-нибудь само рассосется, — и никто не знает точно, в чем именно они не собираются сдаваться. Оружие в этой войне, конечно же, слабоумие и отвага. С обязательным ощущением, что дальше будет только боль и пустота, но непременно — хорошо».

 

 

 

Ц

 

Цензура

 

Наталья Мещанинова, режиссер

закончила съемки полнометражного дебюта «Комбинат «Надежда»

«Самый главный и важный пи…дец — законопроект о цензуре в кино. То, что стало происходить в этом году в нашем кинематографе, в Министерстве культуры, те люди, которые вдруг ­показали свои лица… Все это повергает меня практически в скорбь. Я не знаю, куда дальше мчит вся эта кричащая православно-патриотическая телега, но мчать с ними я не хочу».

 

Алексей Мизгирев, режиссер,

режиссер, снял фильм ­«Конвой», премьера которого прошла на Берлинском кинофестивале

«Главным кинособытием 2012 года стал не фильм, а запрет на показ фильма «Клип». Это первое за долгие годы проявление цензуры. Пока чиновничий запрет коснулся иностранной картины, но думаю, что наступающий год принесет прецедент внутри России».

смотрите также: письмо молодых кинематографистов Михалкову, кто и почему запретил «Клип», Зельвенский о «Клипе»

 

 

 

Ш

 

«Шапито-шоу»

 

Михаил Местецкий, режиссер и музыкант

победил на «Кинотавре» с коротким метром «Ноги-атавизм», создал группу «Шкловский»

«В январе этого года вышел в прокат фильм «Шапито-шоу». Да, я знаю, многие его успели посмотреть на фестивалях еще в 2011-м. Но я, простой человек с «Войковской», впервые его увидел в обычном кинотеатре. Говорю «впервые», потому что после этого я его посмотрел раз двадцать, не меньше. И даже если мы будем считать фильм прошлогодним, то все равно — ничего соизмеримого не появилось ни за последний год, ни за десять предыдущих лет. Мне кажется, что «Шапито-шоу» — мой настоящий друг, причем очень близкий друг, каких по пальцам пересчитать. Жаль, с ним нельзя в поход сходить».

смотрите также: Волобуев о «Шапито-шоу»творческая группа «Шапито-шоу» о фильме, интервью с режиссерами фильма

 

 

 

Я

 

«Я тоже хочу» Алексея Балабанова

 

Александр Котт, режиссер

режиссер, снял сериал «Обратная сторона Луны», российскую версию «Жизни на Марсе»

«Мое самое большое впечатление за этот год в кино — «Я тоже хочу» Балабанова, его собственное появление в кадре. Сразу возникает ощущение, что вот все снимают вокруг разное кино, что-то делают, суетятся, а он — как был, так и есть».

 

Яна Троянова, актриса

сыграла в фильмах ­Авдотьи Смирновой «Кококо» и Василия ­Сигарева «Жить»

«Я тоже хочу» Балабанова — мощное впечатление. То, что он сам у себя сыграл. И то, как все хотят счастья, но не по­лучают. И Балабанов тоже не получает. Фильм впечатляет именно этим вопросом — а где же счастье? Нет счастья у человека, и он с этой болью живет всю жизнь».

смотрите также: Сотникова о фильме, интервью с Балабановым

«A New Error» — Pussy Riot

 

 

 

A

 

«A New Error», песня группы Moderat 

 

Земфира, музыкант

вместе с Ренатой Литвиновой спродюсировала фильм «Последняя сказка Риты», записывала новый альбом

«Если говорить именно о потрясениях, две вещи потрясли меня. Первая: песня «Sail» группы Awolnation, а скорее даже живая запись, а именно — голос и манера солиста. Вот этот ролик.

А вторая — трек группы Moderat «A New Error», а точнее — звук и партия муга. После репетиции я села в машину, включила неизвестную мне запись и чуть не врезалась в столб. Это тот случай, когда песню нужно слушать в хорошем звуке. Я послушала этот трек, ­наверное, 400 раз и напела в него кучу своих куплетов, он меня успокаивает и вселяет какую-то надежду. Мне нравится в нем все — от первого до последнего звука».

 

 

 

«Andromeda», мини-альбом Stoned Boys

 

Олег Легкий, музыкант

записал десятиминутный альбом «Рыбы Амура», получил 40 с лишним ­тысяч лайков в «Вконтакте»

«Группа Stoned Boys с альбомом «Andromeda» — вот что меня восхитило и удивило в этом году! Потому что там Женька и Андрей (Евгений Горбунов и Андрей Ли, участники дуэта. — Прим. ред.)! А влюблен я в Grimes (американская певица, выпустила в 2012 году альбом «Visions». — Прим. ред.)! Женька — мой друг. Я, наверное, класса с пятого его знаю. Мы часто творили что-то вместе, он давал мне слушать все новые группы, показывал стихи и картинки. Я знаю, откуда растут ноги в каждой его песне, в каждой музыкальной и околомузыкальной зарисовке. Его экспериментальный проект Matsutake я считаю началом Stoned Boys. Как он смог так все придумать, соединить — не понимаю до сих пор. Я еще от второго альбома Stoned Boys был под впечатлением, а «Andromeda» так вообще мне шансов не оставила. Женька — это искусство. Это он мне сам как-то про себя сказал, когда мы шли мимо кинотеатра «Сатурн», который сейчас снесли».

смотрите также: Евгений Горбунов в музыкальных итогах года

Фотография: Анна Шиллер

Один из участников Stoned Boys Евгений Горбунов (слева) — главный многостаночник русской независимой музыки: также он играет в NRKTK и Glintshake, рисует клипы, продюсирует друзей — и что только не

 

 

 

C

 

Chainaya. Tea & Cocktails

 

Александр Кан, бармен

открыл бары Time Out и «Прожектор», а также придумал коктейли для множества других баров

«Настоящее, ненадуманное место, где де­лают такие коктейли, что их замечают профессионалы всего мира. Радостно, что у нас появля­ются свои герои-бар­мены и герои-повара, и я думаю, что в этом году ими стали Роман Милостивый из «Чайной» и Дмитрий Шуршаков из «Чайки».

смотрите также: Chainaya в ревизии секретных баров города

None

 

Conversation

 

Екатерина Дроздова, ресторатор

в составе ­большой команды открыла второе кафе Ragout на Олимпийском проспекте

«Очень приятный во всех отношениях новый ­ресторан. Вкусно, без пафоса, симпатично. Сразу чувствуется, что это живое место, которое сделали живые люди, с юмором и вкусом. И с мозгами. Нина Гудкова и Павел Костеренко — обаятельные энтузиасты, которые сами варят в своем кафе кофе и пекут пироги. Такое место должно быть в идеале в каждом районе города».

смотрите также: Ильин о Conversation, молодые рестораторы о новых правилах игры

Фотография: Лиза Жицкая

 

 

 

D

 

Группа Disclosure

 

Иван Дорн, певец

выпустил альбом «Co’n’Dorn», стал первой за долгие годы модной звездой ­российской эстрады

«Disclosure — это дуэт двух британских чпоков, которые намного младше меня (один на семь лет, второй на четыре года), а в музыкальном плане — революционнее! После первого же их ремикса на Джесси Уэйр я понял, что хочу еще! Disclosure — два брата, которые явно воспитывались на тустепе и скоростном гараже — и тупо заста­вили меня им завидовать! Они снова сделали ­популярным старый хаус, но еще и гармонию ­такую туда добавили, от которой мне плакать ­хочется. Крутые ребята — однозначно, стимулируют. Это для меня самое важное зарубежное ­открытие в этом году. А из наших? Иван Дорн!»

 

 

Duran Duran живьем

 

Даниил Брод, вокалист Pompeya

вместе с группой записал в Лос-Анджелесе и выпустил альбом «Foursome», выступил с ней же на Первом канале

«Я видел Duran Duran в Сербии на фестивале Exit, где нам тоже посчастливилось выступить. Что меня поразило? Перед тобой возникает абсолютно современная группа, играющая абсолютно современную музыку. Никакого нафталина, никаких стариков, отрабатывающих былые удачи. При этом все шаблоны, ужимки, стиль — все из 80-х. 80-е как будто бы оживают на сцене прямо перед тобой. Глядя на гигантские мониторы с фигурами музыкантов, я словно смотрел видеоклип на канале VH1 в реальном времени! Потрясающее ощущение. И да — все песни были классические».

смотрите также: интервью с Pompeya, как русские группы ездили на Exit

 

 

 

H

 

«Hood», песня Perfume Genius

 

Влад Паршин, вокалист Motorama

вместе с Motorama съездил на гастроли в Мексику и выпустил альбом «Calendar», создал группу «Берген Кремер»

«Perfume Genius — это псевдоним ­американского певца Майка Адреаса, а «Hood» — это его короткая любовная баллада, сыгранная на пианино, которая заканчивается драматичными инструментальными аккордами и эпическими барабанами. Лучше всего ее слушать одновременно с просмотром видеоклипа, в котором мясистый венгерский порно­актер Арпад Миклош ухаживает за застенчивым малюткой Майком».

смотрите также: «Афиша» играет с Motorama в «Угадай мелодию»

 

 

 

I

 

«Internal Colonization» Александра Эткинда

 

Дмитрий Быков, писатель, журналист

выпустил роман «Икс», гастролировал с проектом «Гражданин поэт», участвовал в протестной деятельности

«В области литературы, пожалуй, не было ничего особенно выдающегося, а вот на стыке филологии, истории и социологии появилась замечательная книга Александра Эткинда «Internal Colonization» — ­думаю, в будущем году она будет издана по-русски, пока доступна в английском издании. Книга о том, как собиралась российская территория, об экстенсивном развитии государства, существующего то за счет мехов, то за счет нефти, об издержках сырьевой политики и о том, как и почему русские перестали чувствовать себя своими на своей земле и поделились на рабов и план­таторов. Ну и сверх того, роман Дж.К.Ролинг ­» Вакансия» (у нас он называется «Свободное ­место») — вполне достойный текст».

смотрите также: гражданский манифест Быкова, Быков о новой политике 

 

 

 

L

 

Шоу-рум La Reserve

 

Андрей Артемов, стилист, дизайнер

показал ­первую коллекцию своей марки Walk of Shame в декабре 2011 года

«Его открыла Анна Ярошенко — моя старинная подруга. Она фанат винтажа и обладательница огромной коллекции старинных вещей, постоянно сидит в тематических блогах и участвует в аукционах. Там можно найти и сви­теры с блошинок, и тюрбаны Dior, настоящие Сен-Лораны, и бижутерию, которая мне там нравится больше всего. Диджей Наталья Туровникова пополнила ассортимент шоу-рума шубами. Мне нравится, что вещи там стоят адекватно, есть дорогие, есть более доступные, но все выбрано с очень тонким вкусом».

 

 

 

«Love This Giant», совместный альбом Дэвида Бирна и St. Vincent

 

Александр Гагарин, лидер группы «Сансара»

записал альбом «Игла»

«В этом году я пришел к тому, что мне совершенно безразлично, какие есть стили, ритмы, танцы. То есть я принимаю их все и безоговорочно. Интересны истории людей, вдруг создающих нечто нетривиальное (в чем угодно, не только в музыке), — и сами люди. Их страхи, их боль, радости и чаяния. Тем не менее, конечно, были явления, которые заставляли меня волноваться. Звуковое сопровождение к потрясающим играм Botanicula и Вraid, в которые мы с дочкой младшей играли. Дэвид Бирн и St. Vincent порадовали общим альбомом — после него я весь Talking Heads про­штудировал, восполнил пробелы. Удивили Alt-J и Foxygen. А еще очень хотелось новой современной популярной песни на русском — но ничего нового не нашлось. Все, что есть прекрасного, я уже знаю — и это, по счастью, все мои друзья-­товарищи из Екатеринбурга. В общем — расти ­тебе еще, борода, и расти».

смотрите также: Степанов о «Love This Giant», интервью с группой «Сансара»

 

 

 

M

 

«Music for Keyboards Vol. 1», альбом d’Eon

 

Александра Захаренко, барабанщица группы «СБПЧ»

в составе группы выпустила альбом «Лесной оракул»

«Бесконечный поток новой и старой музыки, который все время циркули­рует в моих ушах, приносит и так же быстро уносит многое хорошее. Мало кто проходит фильтрацию времени и вновь всплывает. Остается только вневременная музыка. Так вот, неожиданно, когда я начала думать про этот музыкальный год, в голове возник d’Eon и его «Music for Keyboards Vol. 1». Это очень специальная музыка, крайне, на мой взгляд, личная и лиричная, которая обволакивает тебя — как ­космос, и скрывает от внешних повреждений. ­Музыка — спасательный жилет, бесконечное пространство человека, который делает то, что хочет. А пока я думала про этот год, обнаружился еще и лейбл Opal Tapes, где выпускаются Huerco S., IVVVO, Wanda Group и так далее. Это лучшие ­параллельные миры новой электроники для ­никого».

 

 

 

O

 

Oldich Dress & Drink

 

Анна Бичевская, главный куратор «Мастерской Нового года», проходившей в торговом центре «Галерея Москва»

 открыла секретный ресторан Stay Hungry

«Oldich интересен не только тем, что поставил большой восклицательный знак в увлечении винтажем в Москве, но и тем, что проект сделан так хорошо, добротно и на славу, что возникает ощущение, что он никогда не окупится, а главное, что не ради этого владельцы все это и затевали. Приятно, что его владельцы и команда одинаково видят ­реальность, не прогибаются под интересы всех и очень четко держат стиль и марку — как отно­сительно дизайна проекта и подбора одежды, так и музыкальных привозов и еды».

смотрите также: Дементьева про Oldich Dress & Drink

None

 

Outdoor-эстетика

 

Никита Лашин, маркетинг-директор магазина Fott

перевез магазин в новое большое помещение в Дмитровском переулке

«Одежда для активного отдыха стала все чаще ­появляться в коллекциях актуальных марок, на страницах модных изданий и блогов. Технологично, практично, удобно, а самое главное — не столь очевидно, как херитейдж (массовый ­перезапуск классической одежды и обуви из прошлого. — Прим. ред.). Теперь у нас есть уникальная возможность выглядеть модно, например, во флисовой кофте или крепких трекинговых ботинках. Стоит понимать, впрочем, что мода, как и многие другие процессы, циклична, и этот тренд отнюдь не новый, а просто переживает очередной пик популярности».

смотрите также: как устроен Fott

 

 

 

P

 

Pussy Riot

 

Марат Гельман, галерист

открыл ­проект «Культурный альянс», ­посвященный экспорту региональ­ного искусства в Москву

«В конце прошлого года, после ­декабрьских событий, было ощу­щение, что ­искусство перестает быть авангардом общества, что оно стало встро­енным. И всех это тревожило. С Pussy Riot ситуация изменилась. ­Ху­дожники стали высказываться все более определенно в политическом смысле. Сегодня художник, который свою гражданскую позицию не высказывает, находится в маргинальном положении. Ну а для всего мира Россия с точки зрения брендинга сводится теперь всего к двум противоположным образам: ­Путин и Pussy Riot. Путин мужчина, они женщины, Путин богат, они бедны, Путин у власти, они в тюрьме».

смотрите также: как Pussy Riot повлияли на общественное сознание, Патти Смит о Pussy Riot, история дела Pussy Riot

 

 

 

S

 

«Shields», альбом группы Grizzly Bear

 

Юрий Макарычев, лидер On-The-Go

вместе с группой выпустил альбом «November», проехал с гастролями всю страну

«Я фанат хорошего интересного звука. И в этом плане мне было очень интересно наблюдать за коллаборацией звезды звукоинженерии Майкла Брауэра и группы Grizzly Bear. Дело в том, что Брауэр в этом году переключился со стадионных команд типа Coldplay и The Rolling Stones на исполнителей вроде Twin Shadow и Grizzly Bear. А Grizzly Bear, в свою очередь, впервые отдали сведение в чужие руки; до этого всем этим у них занимался басист Крис Тейлор. В результате получилось что-то настолько сильное, что я даже начал коллекционировать винил — и первым, конечно, купил «Shields». Grizzly Bear лично для меня вообще иде­альная со всех сторон команда. Я слушаю все их записи, смотрю даже самые непопулярные видео с концертов, нахожу разные интервью, статьи, читаю твиттер и так далее. С моей точки зрения, к ним просто не придерешься».

смотрите также: Горбачев о «Shields», интервью с On-The-Go

 

Группа Grizzly Bear записала одну из самых красивых пластинок этого года

 

 

 

T

 

«This Is PiL», альбом группы Public Image Ltd

 

Леонид Федоров, музыкант

выпустил альбом «Весна» на стихи Александра Введенского

«Совершенно не ждал этого альбома, уже успел забыть про эту группу и был поражен, что они выпустили такой хороший альбом. Уникальная команда, у Джона Лайдона, по-моему, замечательные тексты; музыка простая, при этом вполне себе для всех. Это одно из впечатлений, потому что много всего было. Мне очень понравился балет на музыку Мартынова «Времена года» — он еще не вышел, но я был на одном из прогонов в ДК ЗИЛ. Еще я весной был на замечательном концерте Медески, Мартина и Вуда в Тель-Авиве — я считаю, что это одни из самых лучших современных музыкантов новоджазовых. Еще Dead Can Dance выпустили альбом шикарный. Он, может быть, похож на старые, но старые были так давно, что я их уже не помню, — поэтому мне понравилось».

смотрите также: Горбачев об альбоме «Весна»

Теги
Елена Мухаметшина, Сероб Хачатрян,
Котик «Афиши Daily» присылает ровно одну хорошую новость в день. Его всегда можно прогнать и отписаться.
Ошибка в тексте
Отправить