Прямая речь белорусских разработчиков, запустивших вирусное приложение MSQRD, которое позволяет изменять лицо в режиме реального времени.

В конце декабря в App Store появилось приложение MSQRD, которое за новогодние праздники завоевало сумасшедшую популярность: от видео и фотографий людей с заячьими ушками, в анимированных звериных масках в соцсетях рябило в глазах. Сервис очень похож на украинский проект Looksery, недавно приобретенный Snapchat. По сути, это тоже набор игривых фильтров, дополняющих фото и видео в мессенджере. Но Snapchat как-то не приживается среди русскоязычной аудитории, а MSQRD, напротив, благодаря простому интерфейсу и актуальным персонажам-маскам завоевал ее стремительно. На сегодняшний день сервис возглавляет списки самых популярных бесплатных приложений в восьми странах.

Сергей Гончар
Сооснователь MSQRD, графический инженер

Этот проект мы запустили втроем, каждый из нас —специалист в своей области. Я всю жизнь занимаюсь компьютерной графикой, много работал в геймдеве. Евгений Затепякин давно занимается компьютерным зрением, многие приложения для App Store используют его решения для дополненной реальности. Другой Женя (Евгений Невгень. — Прим. ред.) — мой друг детства, один из самых перспективных бизнесменов Белоруссии.

Евгений Невгень
Сооснователь MSQRD, визионер

Я занимаюсь IT-стартапами, варюсь в этой сфере, слежу за тенденциями на рынке. В какой-то момент мы заметили, что текстовые мессенджеры вытесняются видеомессенджерами, а в видеобщении не хватает чего-то, что показывает эмоции. Если в текстовых мессенджерах есть смайлики и стикеры, в видео их нет. Ребята до этого занимались научными разработками по распознаванию лиц, программированием ради программирования.

С.Г.: Фейс-трекинг — тема довольно популярная — и в анимации, и в производстве фильмов, и в инженерии. Это решение для распознавания лиц изначально планировалось внедрять куда-нибудь, например в производство.

Е.Н.: Но когда стало известно, что Snapchat купил компанию Looksery, мы поняли — хватит ждать, нужно выходить в свет, из нашей научной разработки можно сделать готовый потребительский продукт. Тем более что наша технология работает намного лучше. С основателем Looksery мы френды в фейсбуке и когда-то давно чатились, но ни разу в жизни не обсуждали нашу технологию и касались вопросов другого характера. О сделке со Snapchat я узнал из СМИ, но она определенно стала триггером для нас. Конечно, в глобальном масштабе людей, которые что-то делают, не так уж много. И сейчас происходит прирост проектов из небольших стран — Белоруссии, Украины. Поэтому ничего удивительного нет. В общем, мы решили собрать воедино все наши скиллы и создать продукт с самым лучшим фейс-трекингом, лучшей графикой. В итоге мы успели выпустить приложение до Рождества, выложили первую beta-версию в App Store для галочки. И она поперла! Видео и фото начали публиковать разные известные личности. Первым из таких суперпопулярных звезд на приложение обратил внимание Баста. Были и другие публичные личности, например солист из «Чай вдвоем».

С.Г.: Но самым первым был какой-то известный в России ресторатор — мы не знали, кто это такой. Позже выяснилось, что это был Аркадий Новиков. После того как он запостил, все отнеслись к проекту серьезнее. Потом запостили Газманов, Егор Крид, Гоша Куценко. Вообще, мы не ожидали такой реакции. Обычно, чтобы выйти на мобильный рынок, нужно влить денег в маркетинг, следить за аналитикой. А тут все пошло само. Сейчас у нас маркетинга ноль, но уже в восьми странах мы занимаем первые строчки в App Store.

Е.Н.: Конечно, изначально все делалось для того, чтобы продукт стал вирусным. Мы планировали, что люди будут шерить фото и видео, сделали вотермарк, сайт. Самый первый прототип приложения мы собрали за 2,5 дня на хакатоне Garage 48, потом мы показывали его друзьям на тусовках, и все жутко угорали, спрашивали, как это скачать.
Изначально мы хотели сделать гораздо больше масок, но все это требует времени. Мы трезво оценивали свои силы и хотели запуститься только в России. В Белоруссии мы знаем про ваши тренды постольку-поскольку, но русскоязычный интернет общий, поэтому думали, должно прокатить. Мы сделали Сталина, хотя многие думают, что это Игорь Николаев…

С.Г.: Сейчас мы запустились в Ираке, и там все думают, что это какой-то их лидер (курдский военачальник Хусейн Язданпан. — Прим. ред.).

Е.Н.: Сделали ватника, сделали обезьяну (потому что новый год — год обезьяны), мишку — потому что зима, персонажа из «Звездных войн» — потому что накануне была премьера «Звездных войн». Но не хотелось делать банальщину типа Деда Мороза. Cамый популярный персонаж — именно Сталин. Хотя многие даже не догадываются, что это он. Сейчас у нас в команде 10 человек, в большинстве своем это дизайнеры и тридешники. Мы делаем больше масок для девушек, потому что они считают себя немного обделенными. Многие не хотят себя уродовать, например, усами — даже в шутку.

С.Г.: После следующего релиза мы хотим выпустить в публичный доступ наш редактор, отдать его толпе, чтобы любой художник мог создавать свои маски. Соответственно, в Бразилии будут какие-то свои персонажи, в Японии — свои, и у нас будет обширный каталог. Очень интересно посмотреть, что из этого выйдет. Своеобразный опенсорс-подход позволит быстро реагировать на все тренды. Наши пользователи уже сейчас придумывают такие штуки— мы бы никогда в жизни до этого не додумались сами! Нам приходит нереальное количество писем, и мы все их читаем. Чаще всего просят сделать маски Бэтмена и Джокера и других персонажей из комиксов: мстителей, Халка и прочих. Дело, наверное, в том, что приложение очень нравится детям.

Е.Н.: Мы смотрели в инстаграме и фейсбуке видео, где дети просто сходили с ума. Настолько оно им нравилось. В фейсбуке все пишут: «Не показывайте приложение детям, иначе свой айфон больше не увидите». Уже сейчас с нашем проекте заинтересовано несколько крупнейших социальных сетей и несколько мировых мессенджеров. Это все, что мы можем сказать. Как и что пойдет дальше, мы сможем рассказать позднее.

App Store Скачать
Google Play Скоро