Екатерина Романовская, бывший автор «Перзидента Роисси», cтала сооснователем и лицом стартапа Nimb — кольца и приложения, работающих как личная тревожная кнопка. Проект собрал на Kickstarter $50 000 меньше чем за сутки. Ася Чачко поговорила с Романовской.
Екатерина Романовская
Екатерина Романовская
Писатель, журналист, сооснователь проекта Nimb

— Это же не совсем новая идея — есть всякие браслеты, брелочки с тревожной кнопкой. Как ваше кольцо работает и в чем, собственно, инновация?
— Прежде всего важно, что у нас не только колечко. Nimb — это система, которая, как мы надеемся, научит людей приходить друг другу на помощь. Объясню, как это работает. Через приложение ты формируешь списки с контактами тех, кто должен отреагировать на твой экстренный вызов, — друзей, родственников, полиции, охранного агентства или, к примеру, знакомого — бывшего полицейского. Кроме того, заполняя профайл, ты можешь указать теги — пол, возраст, образование, религиозные убеждения, любимую музыку — что угодно. Если кто-то из пользователей готов прийти на помощь тому, кого он не знает лично, но чьи интересы или опыт он разделяет, — можно настроить прием сигнала тревоги от людей, в чьих профайлах есть нужные теги. Например, я выпускница Стэнфорда и хочу знать, если неподалеку товарищ по вузу попадет в беду. По умолчанию в приложении стоит радиус приема такого сигнала 300 ярдов (274 м), можно сделать и больше. Тот, кто соглашается принять ваш вызов о помощи, сразу попадает в общий чат со всеми откликнувшимися. Там он видит, отреагировала ли полиция, может общаться с родными и координировать действия.

Действительно, существуют браслеты, часы, булавки на рюкзаки, «кнопки жизни» и многое другое. Но кольцо — это единственная форма, которая позволяет отправить сигнал даже если тебя схватили за руки, требуют под дулом пистолета поднять руки вверх или приковали наручниками.

— То есть у вас такая общественная полиция?
— Именно так. Мы верим государственным службам безопасности. Но хотим помочь им быть эффективнее — ведь им часто не хватает финансирования и оборудования, чтобы быстро реагировать. Мы хотим повысить статистику раскрываемости преступления, перекладывая часть работы по спасению людей на тех, кто больше всех заинтересован в благополучии пострадавшего. На зов о помощи любящий и близкий человек отреагирует быстрее, чем равнодушный оператор колл-центра.

Романовская рассказывает свою историю и показывает шрамы на теле в проморолике Nimb

— А с 911 вы договорились?
— Мы начинаем с ними общаться, но можете себе представить, каким длинным будет этот разговор. Сложность еще в том, что в Америке 911 — это не единая федеральная система, а отдельные разрозненные службы, которые подчиняются разным штатам, по-разному финансируются и имеют совершенно разное оборудование. Сейчас наша система может лишь сделать роботизированный звонок, сообщающий, что в таком-то месте такому-то человеку нужна помощь. Но, конечно, мы будем стремиться к тому, чтобы наши сигналы приходили прямо на пульт ближайшей патрульной машины или ближайшего диспетчерского центра. Но для такой интеграции нужны очень большие инвестиции.

— Вы надеетесь когда-нибудь договориться с полициями разных стран мира, чтобы они принимали сигналы от ваших колечек?
— Понятно, мы не надеемся, что прямо завтра нас по ковровой дорожке поведут во все министерства и Белые дома, чтобы выдать нам почетные грамоты за спасение человечества. Но мы планируем заниматься этими договоренностями. Например, нам уже пришло письмо с предложением о сотрудничестве из Бразилии, от организации, которая официально, на государственном уровне занимается трекингом машин, судов и людей для их охраны. Независимо от того, каким мы видим идеальное состояние «Нимба», уже сейчас есть гаджет и приложение, которые позволяют за три секунды оповестить родных, друзей и частные охранные бюро в любой стране мира.

— С российской полицией тоже пойдете говорить?
— Боюсь, мы не скоро пойдем в МВД к Колокольцеву сообщить, что мы тут придумали классную штуку.

— За 17 часов проект собрал запланированные $50 000. Видимо, сработало то, что вы рассказали очень личную историю в рекламной кампании. Что у вас в реальности произошло?
— Это случилось в 2000 году, 24 мая, в день рождения моей сестры. Был обычный день — я отвела дочь в садик и просто шла домой по своему району, планируя купить пачку творога. Ко мне сзади подошел молодой человек и сказал, что надо поговорить. Я даже толком не обернулась и просто пошла дальше. Я почувствовала что-то тревожное — но у меня даже не было мобильного телефона, тогда они стоили состояние. Решила поскорее зайти к родителям, шла мимо их дома. Вошла в подъезд и стала подниматься по лестнице — это меня спасло. Ходите пешком, не пользуйтесь лифтами! Я услышала как сильно хлопнули дверью в подъезд, обернулась и все, что я увидела — это огромный тесак с лезвием сантиметров тридцать, с зазубринами и с желобком для стока крови. Я не могла двинуться, не могла пошевелиться. До событий такого рода ты абсолютно ничего не знаешь об этой стороне своего организма. Теперь я в курсе, что моя реакция — полный ступор, абсолютный паралич. Если бы я закричала или побежала колотить в двери… но частица «бы» тут не работает. Пока я не могла пошевелиться, он в три прыжка преодолел лестничный пролет и приставил мне нож к горлу, примеряясь, как его вонзить. У меня не было иллюзий, что он хочет меня ограбить или что-то еще — я точно знала, что сейчас будет. И я закричала, развернулась и стала пытаться отбиться — и в тот момент все стены стали красные, я почувствовала как из меня, из нескольких ран, хлещет кровь. Когда уже не оставалось никаких сил — я стала сползать на пол, понимая при этом, что подставляю под удары незащищенную спину. Пара ударов в спину. Но тут на мои крики вышел сосед и спугнул его.

Это был мой родной дом, где меня все знали, а милицейский участок был в соседнем дворе. Сейчас я думаю, что в каком бы ступоре я ни находилась — я могла бы нажать на кольцо.

Приложение Nimb — бесплатное, и работает без кольца

— Это очень страшная и очень личная история. В вашей рекламной кампании вы даже показываете шрамы на своем теле. Что вы чувствовали, выворачиваясь так наизнанку перед всем миром?
— Вначале очень тяжело было не обидеться на судьбу, перестать спрашивать небеса: почему? как так? за что? Мне часто говорили: «Господи, бедная девочка, такая была красивая — скорее записывайся на пластику!» Но уже через год я купалась в открытом купальнике. Я хочу поддержать тех, кто находится в похожей ситуации и считает, что травма будет преследовать их всю жизнь. Травма не преследует вас всю жизнь, если вы этого не хотите. И любой опыт, даже безусловно отрицательный, может привести вас к созданию чего-то, что сделает мир чуть-чуть безопаснее.

Нашему проекту очень нужен был толчок. Это правильное дело, и я хочу, чтобы люди о нем узнали. Я понимала, что могу привлечь внимание людей. Это был риск, который я на себя взяла — и теперь наблюдаю эффект. Я получила огромный отклик: люди пишут слова поддержки, одобрения, такой похвалы, которая вгоняет в краску. Но есть и другая реакция: «Ну конечно, показала сиськи!» Окей, это мои сиськи на моей личной странице в фейсбуке. Или еще пишут: «Понятно, пропагандистский твиттер больше не приносит денег — пошла жалобить мир своими шрамами» Однажды я уже выходила из шкафа с проектом Kermlin и знаю, что волна хейтеров подключется через два дня. Окей, здравствуйте, «хейтеры», вас я тоже жду.

— Похоже, что роликом вы задели много горячих тем — феминизм, право на оружие. Это осознанно?
— Конечно, это намеренное высказывание на темы, особенно чувствительные в связи с чудовищной историей в Орландо. И я наблюдала, как в комментариях к нашей кампании в фейсбуке борются две идеи, одинаково безумные по своей абсурдности. Некоторые радикальные феминистки писали: «Вместо того чтобы изобретать тупые колечки — перестаньте учить мужчин нас насиловать». Как будто бы в средней школе есть специальный класс для девочек — как заставить себя изнасиловать! Другие девушки писали: «А умеет ли ваше колечко выпускать пули? Потому что лично у меня есть пушка, я знаю джиу-джитсу — и я сама себя защищу». На это мы отвечали: «Наше кольцо не лишит вас навыков самообороны и не лишит ваш пистолет пуль. Но представьте, что не носить оружие и не стрелять в другого человека может быть осознанным выбором».

Когда я очнулась на больничной койке под аппаратами искусственной вентиляции легких — я сутками представляла, как достаю из сумки пистолет и стреляю тому молодому человеку ровно между глаз. Но потом поняла, что никуда бы я не выстрелила. Несмотря на то что я умею стрелять — и делаю это очень метко.

— Возвращаясь к кольцу: в отличие от разных сохранных браслетов, оно очень хорошо выглядит. Сколько оно будет стоить?
— Да, оно прекрасное! Собственно, я начала участвовать в этом проекте не так давно — несколько месяцев назад. Когда нас познакомили с парнями — основателями «Нимба», они дали мне примерить кольцо. Я надела его на палец и поняла, что да, я буду его носить и буду в этом участвовать. Цена в розницу будет $149. Сейчас на «Кикстартере» оно, естественно, дешевле. Если вы не можете купить кольцо, пользоваться приложением можно совершенно бесплатно и отправлять сигнал тревоги с гаджета.

Более осмысленной деятельности у меня никогда не было. И это дает мне силы ишачить с утра до вечера. Я забываю есть и пить, у меня лежит гора нестираного белья — но это только подпитывает меня. То, что я теперь делаю, имеет очень много смысла.