Реклама
«Не надо сразу ставить глобальные задачи»: интервью с отцом Константина Тюкавина
Текст и интервью:
Глеб Черненко
Редактор:
Артем Соколов
20 октября 2022 12:40
Ребенок становится профессиональным спортсменом во многом благодаря родителям: именно они первыми замечают у него талант и желание заниматься и поддерживают на всем пути. Мы поговорили с Александром Тюкавиным — отцом нападающего «Динамо» и сборной России Константина Тюкавина — о сложности и секретах в воспитании спортсмена.

— Вы спортсмен. Детям спортсменов легче начать карьеру, чем другим их сверстникам?

— Мне кажется, в детском возрасте это точно легче, потому что они смотрят на своих родителей — отец, например, занимается, ходит на улицу на турнике подтягиваться, в футбол во дворе играет. Ребенок, естественно, на это все смотрит, через себя пропускает, и ему тоже хочется и мяч попинать, и в хоккей зимой поиграть. Так же, как, допустим, дети актеров постоянно находятся с родителями на съемках, на площадках. Они все это видят, это у них перед глазами. Они это впитывают как губка.

— В каком возрасте Костя начал заниматься спортом? Сразу начал с футбола?

— Он был гиперактивным ребенком, в три года у меня уже на коньках катался! Знаете, есть такие пластиковые жесткие коньки, как горнолыжные ботинки, на защелках. Он на них встал, сначала ходил просто по льду, смотрел, как я катаюсь, на тренировки его с собой брал, на массовые катания. И постепенно сам начал кататься. Нравилось ему.

— То есть коньки — его первый вид спорта?

— Нет, летом, естественно, всегда во дворе бегал. Когда мы в Москву переехали, жили на первом этаже, во дворе было две площадки: баскетбольная и коробка. Много детишек собиралось, и он тоже мяч пинал, баскетбольный как мог кидал. Во все играл, ему все было интересно.

— С чего началось увлечение Кости футболом?

— В пять лет он уже вообще не мог дома находиться. Из игрушек у него были одни футбольные мячи и хоккейные клюшки — никаких других ему не надо было. Побил все, что можно, уже. Поехали в академию «Динамо», и его приняли, хотя набор был с шести лет. Я попросил, чтобы пораньше взяли: «Ну не могу уже, он не сидит на месте (смеется)!» Как говорят, иголки в одном месте.
У нас тренер по хоккею с мячом тогда был Плавунов Владимир Яковлевич. У них старая школа и с футболистами отличные отношения. Я знал, что в пять лет его не возьмут, потому что набор шел с шести лет. Я попросил Владимира Яковлевича съездить со мной, чтобы он поговорил с руководством, чтобы его хотя бы посмотрели. Если нет, ну значит, год еще будем терпеть его дома (смеется). Там пошли навстречу: Костя 2002 года был, а остальные — 2001-го.

— То есть он сам проявлял интерес к спорту, не требовалось никаких поощрений?

— Да, сам. Его не надо было подталкивать. Больше даже приходилось сдерживать. Так же, как и сейчас. Какая‑нибудь у него болезнь или еще что‑то происходит, врач ему говорит: «Полежи два дня». И все равно не может дома находиться! Я вечером его привозил с тренировки, у нас рядом детская школа занимается, и с ними идет на тренировку, катается. Бывало, в день по две тренировки: днем — футбол, вечером — хоккей с мячом. Говорил: «Пап, да я не устал!» То есть полтора часа отбегает, потом домой по пробкам. Поест быстренько и там еще час откатается. Вообще не мог усидеть на месте!

— Какими еще видами спорта занимался Костя, помимо футбола и хоккея?

— В секции никакие больше не записывался, но играли мы во все. На юг едем — он в волейбол с нами идет играть. Когда повзрослее стал, то и в большой теннис. И в баскетбол с ребятами во дворе играл. Любые виды спорта, сама игра ему приносит удовольствие. Он получает кайф, эмоции, причем от любой игры. Настольный теннис еще забыл — по полдня может играть в него. То есть все игровые виды спорта ему интересны.

— Кто, на ваш взгляд, сыграл ключевую роль в спортивном взрослении Кости? Благодаря кому он стал в итоге профессионалом?

— Думаю, тут совместная заслуга всех, кто участвовал на каждом этапе, начиная от Стукашова, первого тренера, который принял его в клуб. Стукашов, Гаранин, Соколинский — все внесли свою лепту. Всех и не вспомнишь — на возрастах тренеры часто менялись. В молодежной команде «Динамо» у него уже был Новиков. И на каждом этапе каждый вносил свой вклад в его становление. Я до сих пор благодарю всех тренеров академии, когда где‑то встречаемся.

— Вы говорите, что Костя очень много времени посвящал спорту. Не мешало ли это учебе?

— Конечно, мешало: если человек гиперактивный, попробуйте заставить его делать домашние задания! Он приходил со школы, пять минут — «Пап, я все сделал!» Я говорю: «Так ты когда успел? Вон, дверь за тобой только закрылась!» Он мне: «Да не, у нас игра сейчас будет во столько‑то, нельзя опаздывать!»

Нас с супругой постоянно вызывали на родительские собрания, педсоветы. Я, правда, на них редко ходил, а вот она нервничала, что его все время ругают: на переменах бегает, на уроках сидеть не может, вертится. Вызывали нас очень часто. Даниил, его старший брат, в этой же школе учился — у него, наоборот, с учебой все было отлично: все делал, все выполнял. За все время, что учился в школе, ни на один педсовет не вызывали. Костя — раз в месяц постоянно. После девятого класса перед экзаменами сказал мне: «Пап, я все сдам». Пошел и сдал.

— Чем еще, помимо спорта, увлекается Константин?

— В детском, юношеском возрасте у него в основном был двор. Сейчас очень сильное увлечение — рыбалка. Ездит с ребятами в Подмосковье и в Киров — у него девушка из Кирова, там уже познакомился с заядлыми рыбаками. Сейчас в отпуске не поехал на Мальдивы, сказал: «Поеду в Киров на рыбалку на 12 дней». Наловил щук, привез нам, фотографии скидывал. Ему очень нравится рыбалка. Думаю, сейчас она для него после футбола на втором месте. Даже хоккей с мячом уже на третьем.

— Говорят, рыбалка очень успокаивает. А у вас в семье еще есть рыболовы?

— Не скажу, что я такой уж сильный рыболов, любитель. Но так, как он, я от рыбалки не фанатею (смеется). Он может встать в 5 утра, до 9 пойти порыбачить, днем отдохнуть, вечером опять пойти туда же.

— Кем, по вашему мнению, мог бы стать Костя вне футбола?

— Скорее всего, хоккеистом с мячом.

— А вне спорта?

— Тяжело сказать, никого не вижу в нем, кроме спортсмена. Если даже не хоккеистом, мне кажется, что он все равно нашёл бы для себя какой‑нибудь спорт.

— То есть спортсмен до мозга и костей?

— Да, даже не представляю, кем бы еще он мог быть, если б не связался со спортом.

— Помните тот момент, когда поняли, что футбол для Кости больше, чем хобби?

— Я это понял с первого дня, как его привели на стадион. Как он рвался, как глаза у него горели, с каким желанием он прибегал. Он меня подгонял на тренировку: «Пап, поехали пораньше, вдруг пробка будет!» Я уже понял, что он, как вы говорите, до мозга и костей. Самое интересное, что ему сейчас 20 лет, а он мне до сих пор напоминает того пятилетнего Костю, с каким желанием он рвется на стадион.

— А в каком возрасте вы впервые сходили с ним на футбол как зрители?

— Как записались на футбол, уже начали ходить на молодежную команду, смотреть. И на первую, естественно, ходили — в Химках они тогда играли. Не помню точно, но, наверное, в пять-шесть лет.

— Миллионы мальчишек по всему миру мечтают стать футболистами, но профессионалами становятся единицы. Какие качества, на ваш взгляд, помогли в этом Косте? Помимо его любви к спорту и гиперактивности.

— Он очень этого хочет, на каждом этапе карьеры постоянно ставит себе какую‑то задачу. И движется к ней, несмотря ни на что. Вот у него была, допустим, цель: попасть в молодежную команду. Он попал. Потом в «Динамо-2» — тоже взяли. Через какое‑то время в основу на сборы вызывают — тоже достиг. Дальше говорит: «Хочу стать игроком стартового состава». Через какое‑то время начал выходить в старте. То есть вот эта его упертость, желание достичь своей цели ему очень помогает. Все свои прихоти — сами знаете, сколько соблазнов в молодежном возрасте — он себе не позволяет. Знает, что завтра тренировка, поэтому лучше лишний раз прогуляется по улице, восстановится перед следующим днем.

— Это действительно мало кому удается.

— Согласен. Как говорят, сколько‑то процентов таланта, остальное все работой достигается. У него, я считаю, где‑то 50 на 50. Он очень много работает над собой.

— Карьера Кости началась в условиях лимита на легионеров. Как считаете, оказал ли он какое‑нибудь влияние на молодых игроков «Динамо», которых подтянули к основе? Лимит вообще полезен?

— Мне кажется, не ко мне вопрос: кто‑то за этот лимит, кто‑то против. Я за то, чтобы наши молодые ребята из академий не пропадали, чтобы эта работа с 6 до 14–15 лет не уходила в никуда, чтобы они нашли себя в футболе. Если уж не в родном клубе, то в каком‑нибудь другом.

Грустно, когда они оканчивают школу и не могут найти себе место. Взять, например, «Зенит»: отличная академия, мне у них команды любого возраста нравились. А ребят этих в самом «Зените» нет почти. Сейчас, может, попроще с этим будет: легионеры многие ушли. Думаю, сейчас как раз будет ставка на наших ребят, дадут им шанс проявить себя. Как «Краснодар» хорошо концовку прошлого сезона воспитанниками отыграл! Они соскучились по футболу: одно дело сидеть и смотреть на лавке, а то и с трибуны, а тут им такая возможность предоставилась. Теперь у них глаза горят, сами играют и очень даже неплохо.

— Да, «Краснодар» стал открытием в прошлом сезоне.

— Потому что у них глаза горят. Они не думают ни о деньгах, ни о зарплатах, ни о бонусах — они играть хотят! Я и Косте все время говорю: «Чем дольше ты сохранишь это чувство — желание игры, получать удовольствие и доставлять его зрителям, — тем раньше ты станешь игроком высокого уровня». Не о деньгах, яхтах, Мальдивах, «Луи Виттон» и прочем думать, а об игре. А если ситуация, дай Бог, стабилизируется, то и о европейском уровне, чемпионате мира. Опять же, это для него цель. Сейчас основная — стать бомбардиром.

— А в целом есть ли у него планы попробовать себя за рубежом?

— Я так скажу: плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Конечно, хочется себя попробовать в хорошем клубе. И чтобы играть, а не сидеть на лавке и смотреть со стороны, а потом говорить: «Вот я там был в „Барселоне“ или „Реале“, просидел год на лавке и вернулся домой». Хочется приехать созревшим игроком, готовым к чемпионату, в который хочешь зайти. Время покажет. Пока у него контракт с «Динамо», никаких других мыслей нет.

— Какие чемпионаты, команды ему подошли бы?

— Любые сильные — это очень хорошая школа. Я читал статью, кажется, Семака, там были слова: «Не бойся окунуться в сложную среду, она позволит тебе стать сильнее». Если не получится, то вернешься обратно в комфортное для тебя место. А чемпионат: Европа вся сильная. И в каждом чемпионате свои топовые клубы есть, первая пятерка плюс-минус всегда одинаковая. Даже не знаю, какой бы ему подошел по стилю.

— Как вы оцениваете роль семьи в подготовке спортсмена мирового класса? В чем ее значение, особенно на ранних этапах?

— Спортсмену же тоже хочется с кем‑то поделиться эмоциями после тренировки или неудачной игры. Кто, как не родители, должны находить удачные слова? Не успокаивать, но объективно, спокойно разбирать игру или ту же тренировку. Сказать, что нравится или не нравится. Но это все должно быть в спокойном режиме. У Кости еще такое хорошее качество с детства было — он не только слушал, но еще и слышал, через себя пропускал. Когда садились в машину и ехали, я ему пытался все объяснить, расставить по полочкам. Он вечер помолчит, походит, порасстраивается, а на следующий день я уже смотрю — переосмыслил и с другим настроением шел на тренировку.

Я всегда ему говорил, что будет и радость побед, и горечь поражений. Не можешь же ты постоянно выигрывать, чтобы у тебя всегда все получалось. Были моменты: не забьет он в одной-двух играх — и все, в себя уходит, голову пеплом посыпает. Я говорю: «Кость, ну успокойся, не можешь же ты разучиться играть за одну игру, всякое бывает. Но ты же свою работу выполнил, помог команде выиграть».

Семья, конечно, важную роль играет. Бывают такие родители, которые думают, что у них ребенок — это Месси: начинают руководить, к тренерам подходить, спрашивать, почему мой мальчик не играет, а этот играет, и так далее. У нас такого не было, никогда не подходил к тренерам, ничего не высказывал по этому поводу. Может, потому что я сам через все это прошел. Со стороны не совсем приятно было смотреть на это. И в быту, дома то же самое — и общение, и диалог. Это же твой ребенок: как воспитаешь, таким он и вырастет.

— Сложно ли воспитать чемпиона? Без каких родительских качеств это сделать невозможно?

— Тут важны не родительские качества, а важно желание самого ребенка. Мой первый тренер в Котласе, когда я пришел заниматься хоккеем с мячом, всегда говорил: «Я не могу тебя заставить, я могу тебе помочь». Вот так же я Костю не мог заставить, только помогал в каких‑то вопросах. Многие родители ведут ребенка в шайбу, а он не хочет, хочет на гитаре играть. А они ему говорят: «Будешь в шайбу играть, много денег зарабатывать».

Как из ребенка сделать спортсмена? Да никак вы не сделаете, если у него самого не будет желания. Да, на каком‑то этапе можно водить его в разные кружки, секции, но он сам выберет то, что ему больше всего нравится. Не надо заставлять, да и не заставите. Это как раз приводит к тому, что после выпуска из академии в 14 лет он решает: пойду-ка я лучше учиться. И таких людей я знаю. А Костя мне говорит: «Я хочу в футбол, там ворота большие — забивать легче». И пошли на футбол, а вечером он на коньках катался, нравилось ему мячик гонять с клюшкой. Не хватало ему футбола. Ездили в Доминикану: кажется, только из моря выйдешь, присядешь, Костя зовет: «Пап, пошли в волейбол играть, у нас теннис еще через час». Пока до большого идешь, еще и в маленький сыграешь.

— Были ли в воспитании еще какие‑нибудь трудности, кроме гиперактивности? Может быть, с питанием?

— Нет, только в садике и школе претензии по поведению были. Ну я вам уже объяснял: сидеть не мог, иголка в одном месте была. Не было даже такого, чтобы мы пришли в садик и нам не сказали, что он за день что‑то сотворил.

— Ваш старший сын Даниил пошел по вашим стопам в хоккей с мячом. Какое влияние он оказал на спортивную карьеру младшего брата? Помогал ему с чем‑то, с учебой, например?

— Учебой они больше с мамой занимались. Ну а по спорту — да, Костя постоянно ходил на Данины игры, смотрел, иногда даже подкалывал в шутку: «Что, Данек, сегодня опять не забил?», что‑то в этом роде. Потом Даня на его игру с нами съездит, посмотрит: «Ну что, мне говорил, а сам-то сегодня тоже не забил». Вот так у них в шутку все и происходило.

— Как изменилась жизнь вашей семьи после того, как Костя стал игроком основы «Динамо»?

— Когда приходим на хоккей с Костей, все пытаются с ним сфотографироваться, бывает и со мной заодно. Все его узнают, как вы понимаете: хотят и пообщаться, и сфотографироваться, и пожелать что‑нибудь. В основном доброжелательные люди. Чувствуется, что искренне, от сердца говорят. Нам с супругой приятно, когда нашего сына узнают.

— А сам Костя любит повышенное внимание к себе?

— Честно говоря, не совсем ему нравится, как и мне в свое время. Я стеснялся интервью давать, автографы, фотографироваться никогда не любил и до сих пор не люблю. Не мое это. И Костя тоже, но в силу своей определенной известности на данном этапе карьеры ему приходится. Не отказывать же. Но видно, что он не в своей тарелке себя чувствует.

— Как часто вы посещаете его матчи?

— Когда я в Москве и игры домашние, хожу на все, если нет каких‑то дел. Если уезжаем, смотрю по телевизору. Игры «Динамо» я не пропускаю.

— Кто у вас в семье самый активный болельщик? Как я понял, первый — Константин, а кто после него?

— Я, получается, второй (смеется). Потом Даниил, и потом мама. Но она больше для фона включает, когда хозяйскими делами занимается, и как радио слушает. Кто‑нибудь гол забьет, она крикнет: «Гол забили!», а я отвечаю: «Я в другой комнате смотрю, что ты кричишь».

— Наверняка нас будут читать юные спортсмены и их родители. Что бы вы им пожелали, посоветовали как спортсмен и как отец спортсмена?

— Ребятам, которые по своему желанию решили прийти в определенный вид спорта, я бы пожелал достигать тех целей, которые они перед собой ставят. И, несмотря ни на что, двигаться к этой цели, потому что будут и радость побед, и горечь поражений, и травмы, и болячки. Через все это надо пройти и ни в коем случае не опускать голову.

Трудиться, работать над собой. Не надо сразу ставить каких‑то глобальных задач — я хочу быть чемпионом мира, например. На каждый этап должны быть свои цели: в юношеском, допустим, хочу физически окрепнуть, окреп — хочу стать лучшим бомбардиром, стал — хочу играть в молодежке. Ставить цели и на тренировке: не просто мяч пинать, а, например, 9 из 10 мячей отправить в ворота. Не приходить как на работу, не отбыть там время. Если спорт превратится в работу, лучше сразу заканчивать. Спорт — это кайф, это эмоции, удовольствие. А потом уже все остальное приходящее: слава, почет, уважение и финансовая составляющая.

Ребятам я бы пожелал этого: ставить перед собой цели и работать, работать, работать. Не все же талантливыми рождаются. Сколько таких людей, про которых говорят, что он по полю ходит как медведь? Но и они работают над собой, растут и превращаются в игроков топ-уровня.

Ну а родителям — просто помогать своим детям. Не шуметь, не орать, не думать, что вы привели ребенка, и он у вас уже Месси или Овечкин. Помогайте, объясняйте, без криков, спокойно. Если что‑то не получается, подскажите. Не хватает знаний в этой области — поговорите с тренером, пусть он пообщается с ребенком и объяснит ему какие‑то вещи индивидуально. Ребенка нельзя заставить быть спортсменом или сразу топовым игроком. Должно быть желание заниматься именно этим видом спорта. А вы ему в этом помогайте.

расскажите друзьям
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров