На прошлой неделе «Спартак» официально отпраздновал столетие большим круизом по Москве-реке. «Афиша Daily» узнала у известных гостей мероприятия об их любви к красно-белому клубу.

Иван Абрамов

Стендап-комик

Моя любовь к «Спартаку» началась с матча Кубка УЕФА против «Силькеборга» в 1996 году. Тогда Андрей Тихонов в концовке встречи встал в ворота и забрал мяч после опасного штрафного. Я тогда не очень понимал, почему так произошло, что полевой игрок встает в ворота, но подумал, что это весьма героический поступок, и решил болеть и за Андрея Тихонова, и за «Спартак».

Я родился и вырос в Волгограде, но все-таки стал болеть за «Спартак», несмотря на то, что весь город сходил с ума от «Ротора», а красно-белые были тогда главным соперником. Помню, как во дворе мальчишки даже бросали в меня камни, потому что знали, что я болею за «Спартак». Но меня это не сломило, я продолжал поддерживать клуб.

«Спартак» для меня — это прежде всего приключение. В стабильные времена клуб дарил эмоции и переживания своей нестабильностью, а сегодня, когда мир вокруг и без того шаткий и нестабильный, «Спартак» умудряется дать еще больше огня и показать нам, насколько все может быть непредсказуемо. Но каким бы он ни был, этот клуб со мной навсегда.

Азамат Мусагалиев

Телеведущий, блогер

Я болею за «Спартак» с 1995 года, когда красно-белые выиграли все шесть матчей в групповом этапе Лиги чемпионов. Помню, как смотрел те матчи в компании всех взрослых мужчин моей семьи, меня тогда очень увлекало вот это единение, чувство принадлежности к чему-то большому. Позже мой дядя-дальнобойщик привез мне красно-белые футбольные гетры, и я сразу стал считать их спартаковскими, хотя они, конечно, к клубу не имели никакого отношения.

Однажды в 90-е мы с родителями ехали куда‑то далеко к родственникам и по дороге остановились у знакомых. По телевизору шел матч «Спартака» и «Ротора», который мы все смотрели до самого конца, несмотря на то, что уже нужно было выезжать дальше. Максим Бузникин тогда сделал хет-трик и принес красно-белым победу.

«Спартак» для меня — это мечта. Я с самого детства видел его только по телевизору и хотел когда‑нибудь попасть на стадион, увидеть игроков своими глазами. И она сбылась: я хожу на стадион и поддерживаю свой любимый клуб.

Александр Степанов

Рэп-исполнитель

В моей семье никогда не было «культуры боления», поэтому к футболу я пришел сам уже в сознательном возрасте. Сначала мне попала в руки книга Дмитрия Лекуха «Мы к вам приедем». Меня зацепило, и я прочитал всю его околофутбольную серию. Потом я пошел на свой первый матч в «Лужниках», в «Семейный сектор». «Спартак» тогда проиграл, но это меня расстроило не так сильно, как то, что я был не за воротами вместе с фанатами. В какой‑то степени мне казалось, что если бы я был там, то мы бы точно выиграли. Через несколько матчей я познакомился с ребятами и оказался уже в том самом секторе. В тот день «Спартак» выиграл!

С тех пор «Спартак» — это моя семья, мои друзья. Моя дочь впервые оказалась на стадионе, когда ей было всего восемь месяцев.

Матчи клуба серьезно влияют на рабочее расписание: я прошу ставить выступления так, чтобы они не попадали на домашние матчи, а несколько раз я даже отказывался от солидных гонораров, чтобы присутствовать на стадионе.

Но помню, когда отказаться или перенести не вышло: я вел какое‑то мероприятие, и режиссер давал мне подсказки в наушник. Я попросил его также сообщать мне о ходе матча. Так как режиссер тоже болел за «Спартак», он вел для меня практически прямую трансляцию. И тут в какой‑то момент мы забиваем гол, режиссер на эмоциях кричит «Го-о-ол!», ну и я, соответственно, неожиданно для всех гостей мероприятия начинаю тоже кричать «Го-о-ол!». Уже не помню, как выкрутился из той ситуации, но помню, что «Спартак» тогда выиграл.

Дмитрий Позов

Телеведущий

Я начал увлекаться футболом в 11 лет, летом 1996 года во время Евро. До этого момента он меня как‑то совсем не интересовал, а тут все пацаны во дворе говорили о нем и называли себя фамилиями игроков. Так я решил посмотреть матч-другой и втянулся.

Евро закончился, а футбол хотелось смотреть и дальше. Вот только я еще не очень понимал, как все устроено. По телевизору тогда показывали чемпионат России, но за кого болеть? Наше поколение часто обвиняют в том, что мы начали болеть за «Спартак», потому что он побеждал всегда. Но я понятия не имел, что это так. Я просто увидел игру и где‑то в подсознании понял, что это мое. Как же изящно они это делали! Ни дня с тех пор я не любил другой футбол. Отдаю должное всем этим скоростям, физической мощи, рубилову, но для меня футбол — это пас, это неспешная игра, легкость.

В какой‑то момент мама увидела, что я смотрю матчи, и сказала, что дед всю свою жизнь болеет за «Спартак». Дед, которым я восхищался и очень сильно любил. Вопрос решился в ту же секунду. Я болельщик «Спартака». А потом, да, оказалось, что «Спартак» еще и лучший.

На «Спартак» я впервые попал в Липецке в 2004 году. То был ответный кубковый матч: дома проиграли «Металлургу» 0:2. В «Спартак» вернулся Дмитрий Аленичев после побед в Кубке УЕФА и Лиге чемпионов с «Порту».

Друг в Старом Осколе рассказал, что какие‑то ребята хотят нанять «газель» и поехать на матч. Затея, если честно, казалась глупой. В итоге мы все же поехали на матч, но билетов у нас не было. Интернета тогда еще толком не было, и уже в Липецке мы купили билеты на улице просто у каких‑то фанатов «Спартака». Мы тогда прошли на центральную трибуну и просто сели на свободные места, и я тихонько болел за красно-белых в окружении липчан.

«Спартак» для нас всех — это уже часть образа жизни. Однажды нас позвали снимать видео на дерби с ЦСКА, но я шел туда без особенных ожиданий. Но когда я стоял у туннеля на стадион, из автобуса выходили игроки и давали мне пять, я понял, что я все еще тот самый ребенок, который больше 20 лет назад полюбил этот клуб. Ребенок, который не мог представить себе, что окажется так близко: зайдет в раздевалки, поздоровается с игроками, сможет после игры написать кому‑то из них поздравления с победой или поддержать после провала.

В тот же вечер я ехал домой и думал вот о чем. Я уже довольно взрослый. У меня семья, дети, я участник шоу, которое собирает огромные залы по всей стране, я вполне обеспечен и успешен. Но я подумал: «Вот сегодня дед бы точно мной гордился». Я бы позвонил и рассказал обо всем. Как маленький мальчик, с которым дед так часто смотрел футбол, которого учил любить «Спартак» и рассказывал истории из прошлого.

Деда к тому моменту уже несколько лет не было с нами. Все последние годы он смотрел игры «Спартака» и вздыхал, произнося «Э-э-эх…». Но верил, что все будет хорошо. И я верю. Потому что это «Спартак». Иначе быть не может.

Роман Косицын

Телеведущий, комик

Я начал болеть за «Спартак» бессознательно: в пять лет смотрел решающий матч чемпионата СССР 1989 года против киевского «Динамо» — и уже тогда симпатизировал красно-белым, но точно не осознавал масштаб того легендарного матча. Поэтому вдвойне круто, что это был вот такой чувственный выбор.

И я всегда очень сильно переживал за «Спартак», даже когда клуб оказывался уже в числе лучших команд Европы. Помню, что после полуфинала Кубка кубков в 1993 году («Спартак» проиграл бельгийскому «Антверпену». — Прим. ред.) и полуфинала Кубка УЕФА с «Интером» у меня, еще мальчишки, на пару недель портилось настроение из‑за поражений. Хотя, казалось бы, чего горевать? Твой любимый клуб попал в четверку лучших команд сезона.

В 1996 году я уговорил родителей выписывать мне еженедельник «Футбол», и в одном из выпусков была информация, что можно получить майку «Спартака». Помню, как долго упрашивал родителей, и они в итоге заказали мне ее. Она не была фирменной, но приносила мне огромное счастье.

В финале Кубка России в этом году я понял, что недаром болельщиков «Спартака» называют сектой. Во время выступления певицы МакSим я испытал какое‑то особое чувство единения и гордости. Наверное, мы все и правда секта.

Если же говорить о том, какое место занимает «Спартак» в моей жизни, то с четырех лет я ничего в своей жизни так безоговорочно не люблю, кроме своих родителей, мороженого и «Спартака».

Подробности по теме
100 лет «Спартаку»: кто и как болеет за красно-белых
100 лет «Спартаку»: кто и как болеет за красно-белых