В конце 80-х столицу Хакасии потрясло два вроде бы не связанных события: львовский пастор Руслан Белосевич основал в Абакане церковь Прославления, а местный футбольный клуб «Саяны» прекратил существование. Денис Романцов — об одной из самых ярких историй в российском футболе 90-х.

Подробности по теме
Этот материал — часть спецпроекта о российском футболе девяностых. Почитайте его полностью!
Этот материал — часть спецпроекта о российском футболе девяностых. Почитайте его полностью!

«Ходило много разговоров, что это едва ли не секта»

Но связь все же была: через пять лет Белосевич собрал из верующих новую команду под названием «Реформация» и занял с ней 9-е место во второй группе первенства Хакасии.

«В то время ходило много разговоров, что это едва ли не секта, — вспоминал Алан Джусоев, однокашник сына Белосевича Авеля. — На самом деле просто старались поддерживать тех, кто где‑то оступился и связал жизнь с алкоголем и наркотиками. Я много общался с такими людьми и считаю это полезным — их истории были наглядными примерами, как можно разрушить свою жизнь, и служили лучше всех запретов».

Белосевич назвал команду в честь запущенного Мартином Лютером антифеодального движения протестантизма — тот период несколько веков назад и назвали эпохой Реформации. Сказалась и популярность слова «реформа» в 1993-м, когда клуб Белосевича дебютировал на республиканском уровне.

На эмблему «Реформации» Руслан нанес футбольный мяч, Библию и меч, символизирующий силу Божьего слова. Команда прогрессировала, и Белосевич попросил о помощи львовского бизнесмена Александра Пруса, торговавшего в Абакане обувью. Прус договорился о том, чтобы клуб «Карпаты» из Львова предоставил «Реформации» 16 комплектов бело-зеленой формы и автобус ЛАЗ.

Эмблема «Реформации»

«Говорят, в России футбол без мата — как борщ без томата. Но я против мата»

В 1994-м «Реформация» заявилась в третий дивизион, а в 1998-м добилась права выступать во втором — то есть уже на профессиональном уровне. В команду влились футболисты с Западной Украины: полузащитник Михаил Стопец, нападающий Василий Малык, вратарь Михаил Луцив и другие.

За команду играли представители разных конфессий. «Я пастор-протестант, а главный тренер Александр Кишиневский — православный, — говорил Белосевич. — Но на результаты команды это никак не влияет. Заповеди Христа для всех одинаковы».

Офис клуба размещался в здании церкви Прославления, где расписание молитв соседствовало с футбольных календарем. В программе «Футбольный клуб» Белосевич настаивал, что спортивный режим хорошо сочетается с религиозными канонами.

«При подписании контрактов я очень строг по отношению к спиртному, курению и красному словцу, — говорил в телеинтервью президент „Реформации“. — Я ставлю за это больше штрафы. Один корреспондент говорил, что в России футбол без мата — как борщ без томата. Но я против того, чтобы футболисты матерились».

© Из личного архива

Осенью 1999-го в Абакане играл Сергей Игнашевич

Подняться на профессиональный уровень «Реформации» помогла спонсорская поддержка «Сибирского алюминия» — компании, основанной в Хакасии, на базе Саяногорского алюминиевого завода, гендиректором которого с 1994 года был Олег Дерипаска.

Тогда же «Сибирский алюминий» стал поддерживать самарские «Крылья Советов», игравшие в высшей лиге. Клубы сближало и то, что в начале 1970-х Александр Кишиневский играл за красноярский «Автомобилист» с тренером «Крыльев» Тархановым.

Осенью 1999-го все это привело к товарищескому матчу в Абакане, который закончился вничью, 1:1, при этом нападающий «Реформации» Малык не забил пенальти в начале второго тайма. В составе гостей в том матче все 90 минут отыграл Сергей Игнашевич, будущий рекордсмен по числу матчей за сборную России.

«Приехав в Абакан, футболисты „Крыльев Советов“ почувствовали себя если и не звездами, то, во всяком случае, знаменитостями, — отметил в „Спорт-Экспрессе“ самарский журналист Арнольд Эпштейн. — У трапа самолета их встречали цветами и хлебом-солью, автобус ждал гостей прямо на взлетной полосе, на стадионе гремел оркестр, а сил при раздаче автографов самарские игроки потратили чуть ли не больше, чем во время матча».

«Говорят, цвета „МЮ“ защищают темнокожие футболисты, а мы чем хуже?»

Чтобы оставаться в тренде российского футбола, «Реформация» укрепилась и футболистами из дальнего зарубежья.

«На расширенном собрании было высказано пожелание усилить команду, — вспоминал Александр Прус, ставший вице-президентом церковного клуба. — Задачу перед нами поставили довольно четко — выйти из второго дивизиона в первый. Вот в Англии, говорят, цвета клуба „Манчестер Юнайтед“ защищают темнокожие футболисты, а мы чем хуже? „Можете привезти хотя бы одного?“»

© Из личного архива

«Руслан Белосевич вместо одного привез троих. Молодые, лет по двадцать. Один даже приехал с женой. Что запомнилось, в аэропорту встречаем, привозим в «Дружбу». Они: «Вау, какой клуб, своя гостиница!» Нам смешно стало.

«Веллингтон Медейрос — это такой кудесник… Никто у него мяч не мог отобрать. Наблюдали за ним — нога вращается, как на шарнире. Наши так не могут. И не смогут. Они там в Бразилии с раннего детства по песку мяч гоняют. Голеностоп совершенно по-другому развит. Мы все боялись, что он на наших футбольных полях-огородах что‑нибудь себе сломает, но, к счастью, обошлось»

Клейтон Фернандес и Клаудио в состав «Реформации» не вписались. Чтобы форму не потеряли, отдали их в аренду. В Абазе они играли за местный «Металлург». Весь город приходил поболеть».

Веллингтон, правда, за «Реформацию» так и не забил, а лучшим бомбардиром команды в сезоне, проведенном во второй лиге, стал в 1999-м форвард Василий Малык (8 голов). Интересно и то, что три матча за команду провел вратарь Валерий Шереметов, который потом помогал Леониду Слуцкому в «Уралане», «Крыльях» и «Москве».

«Они не потянут — денег-то больше нет»

На матчах «Реформации» собиралось 7–8 тысяч человек — почти в десять раз больше, чем прихожан в церкви Прославления. В дебютном сезоне команда выиграла треть из тридцати матчей и заняла достойное для новичка 11-е место, но спонсорская помощь иссякла, а городской бюджет выделял только миллион рублей. Клубу же требовалось 10–12 миллионов.

© Из личного архива

Журналист НТВ Тимур Журавель приехал в Абакан перед первым выездным матчем сезона-2000 и застал команду в состоянии тревожной неопределенности. Игроки и тренеры до последнего не знали, на каком транспортном средстве преодолеют 400 км до Красноярска, чтобы оттуда вылететь в Хабаровск.

Наконец перед гостиницей «Дружба» появился обычный маршрутный автобус. Тренер Кишиневский был в шоке: «Есть поговорка: в кредит в футбол не играют. Что ж, придется поиграть. Хотя к тому, что здесь происходит, привыкнуть очень тяжело».

Министр спорта Хакасии Константин Тюкавкин призывал команду сняться со второго дивизиона («Они не потянут — денег-то больше нет»), но в начале мая 2000-го Белосевич отмел этот вариант: «Идти ниже, когда ты попробовал высокий уровень, — нет».

«Нет мячей, бутс, мы играем в позапрошлогодней форме»

После трех поражений в чемпионате «Реформация» обыграла победителя восточной зоны второй лиги-1999 «Металлург» из Новокузнецка. За три минуты до конца первого тайма Михаил Стопец забил единственный мяч, а в перерыве к пяти тысячам болельщиков обратился тренер Кишиневский: «Я не драматизирую ситуацию, но из‑за отсутствия финансирования сегодня, возможно, последний матч „Реформации“. Когда нет мячей, бутс, когда мы играем в позапрошлогодней форме, говорить об успехах практически невозможно».

© Из личного архива

«Было тяжело в прошлом году — мы не жаловались, потому что надеялись на лучшее. Я хотел бы подчеркнуть, что „Реформация“ не команда церкви. Она ваша — Абакана и Хакасии.

Вспомните 1989-й, когда местная команда снялась с чемпионата. Если снова снимемся, то отбросим футбол на десятилетия назад. Детские тренеры говорят, что с появлением классной футбольной команды приток детей в футбольные секции увеличился в три раза. Думаю, здравый смысл возобладает, и Хакасия сохранит большой футбол».

Через несколько дней «Реформация» одержала последнюю победу в своей истории — над кемеровским «Кузбассом» (2:0), — а в конце июня 2000-го снялась.

«Духовность, окружавшая нас, сыграла большую роль»

«Администрация региона в помощи отказала, и владелец клуба не смог тащить такой груз в одиночку, — признал годы спустя Александр Кишиневский. — Для всех это был шок. Но, к счастью, тогда я избежал паузы в тренерской деятельности. Подоспело предложение из Кирова, я взял туда часть игроков абаканского клуба и три года проработал в „Динамо“».

© Из личного архива

Белосевич же открыл спортивную школу «Реформация», в которой летом дети занимались футболом, а зимой — хоккеем.

В 2019-м три воспитанника «Реформации» — Алан Джусоев, Андрей Прокопьев и Дмитрий Макаров — стали чемпионами мира по хоккею с мячом.

«Я рос в „Реформации“ с парнями как среди братьев, мы много времени проводили все вместе, — отметил Джусоев. — Духовность, окружавшая нас, сыграла большую роль. Важно даже просто почитать, ознакомиться с Библией. После прихода в „Реформацию“ я изменился. Ведь мог попасть в другую среду — далекую от спорта и других правильных вещей. Но попал туда, куда нужно».

Подробности по теме
От «Асмарала» до «Текстильщика»: история российского футбола девяностых
От «Асмарала» до «Текстильщика»: история российского футбола девяностых