Сегодня вышел документальный фильм «Мы — „Спартак“» к 100-летию клуба. В рамках спецпроекта Артем Соколов поговорил с режиссером картины Юрием Чичковым и продюсером Ангелиной Ашман о том, сложно ли снять хороший спортивный док.

Юрий Чичков

Режиссер фильма

Ангелина Ашман (Голикова)

Продюсер документальных проектов Kion

— Выпустить фильм к 100-летию клуба — довольно понятная идея. Как она развивалась?

Юрий Чичков: Мы вместе со Sports.ru обсуждали идею практически все прошлое лето, потому что, с одной стороны, все довольно понятно — есть важная дата, — но с другой, было сложно найти какой‑то особый угол обзора истории. Идея с фильмом про болельщиков показалась мне интересной в первую очередь потому, что я знаю эту публику и атмосферу внутри — я давно болею за «Спартак», поэтому многое из того, что показано в фильме, я видел своими глазами. Документалисту вообще важно быть очевидцем событий, о которых он рассказывает.

Ангелина Ашман (Голикова): Мы выпускаем много документальных фильмов. Перед запуском проектов глава Kion и продюсер этого фильма Игорь Мишин задает вопрос: «Почему это в первый раз?» Мы давно хотели сделать классное кино о спорте, но не байопик, и как нельзя кстати пришлась идея коллег из Sports.ru. Они предложили сделать фильм, который будет обращен с поля на трибуну, а не наоборот. Будет рассказывать про супергероев из числа обычных людей.

Еще один наш ход — не использовать спортивного документалиста в качестве режиссера, дабы картина обрела свежий взгляд и не выглядела как скучный телевизионный сюжет. Сказались и репутация Юры, и его «связи» на трибуне — это помогло добиться очень откровенных ответов от героев.

Да, мы понимали, к какой дате все приурочено, но нам намеренно не хотелось делать какое‑то банальное кино под важную дату. Хотелось же раскрыть историю болельщиков «Спартака» — важных людей для клуба.

© Kion

— Снять фильм о спорте вообще довольно сложно — это почти всегда сказка со счастливым концом или однобокая история побед. Хотели ли вы избежать этот стереотип и получилось ли?

АА: Для производства большая удача, что мы не работаем по заказу, поэтому у нас была большая степень свободы в плане принятия решений. Свобода чувствовалась на съемках и в словах героев. Мне кажется, что вот эта свобода и есть сам «Спартак», и нам удалось передать это ощущение зрителю.

Мы все-таки рассказываем про разную жизнь и разные судьбы, важной и неотъемлемой частью которых считается «Спартак». Было бы действительно скучно снимать о победах и поражениях клуба или рассказывать его историю как в «Википедии». Но наш подход помог избежать обсуждений важности того или иного события в истории «Спартака». Кроме того, появляется другой уровень погружения в эти события.

ЮЧ: Для меня в документальном кино есть несколько факторов, которые я стараюсь соблюдать в своей работе: субъективность и отсутствие красивой вылизанной картинки. Я старался использовать естественный свет и сделать картинку максимально простой и натуральной, тем самым передав важную идею: «Спартак» — это прежде всего обычные люди, которые за него болеют.

Наверное, на подходе к работе сказалось еще и то, что для меня спорт интересен прежде всего эмоциями и человеческими историями, нежели результатами, голами и победами. И именно этот эффект я хотел транслировать и показать, что футбол — это все-таки больше, чем то, что происходит на поле.

© Kion

— Sports.ru устраивал конкурс, по итогам которого можно было стать героем фильма. Они все попали в фильм таким образом?

ЮЧ: Нет, через конкурс пришли только два героя — братья, которые только начинают болеть за «Спартак». Сергея Митякова, одного из основателей спартаковского фанатского движения, я встретил на съемках эпизода про «Харлем»Давка на стадионе «Лужники» после окончания матча 1/16 финала Кубка УЕФА между «Спартаком» и нидерландским клубом «Харлем», произошедшая 20 октября 1982 года. По официальным данным, погибло 66 болельщиков красно-белых, многие из которых были подростками. для другого фильма. В фильме есть еще интервью с легендами клуба — с ними нам помог Sports.ru благодаря своим знаниям в спортивном мире.

АА: Конечно, было бы странно, если бы все наши герои пришли через конкурс. При этом основную часть из них привел Юра, причем это болельщики, которые никогда нигде принципиально не снимались и вряд ли еще снимутся.

Я очень рада, что они согласились поучаствовать в такой непростой период для всего фанатского сообщества. Мне, кстати, кажется, что эта картина должна быть интересна всем неравнодушным фанатам, не только «Спартака», но и других клубов, в том числе из‑за того, что мы используем некую ретроспективу и рассказываем немного о формировании культуры поддержки команд на стадионе в России.

ЮЧ: Да, у нас есть очень важная часть о том, что культура боления не была все время такой, какой мы ее сейчас наблюдаем. В советское время на трибуны даже не приносили шарфы, а некоторые кадры смотрятся довольно странно: «Спартак» становится чемпионом, но зрители на стадионе ведут себя максимально сдержанно.

© Kion

— Многим, наверное, до сих пор кажется, что футбольные фанаты — это озлобленные не очень образованные молодые ребята, которые устраивают беспорядки, дерутся, напиваются и творят всевозможную дичь. Хотелось ли как‑то развеять вот этот стереотип?

ЮЧ: Нет, какой‑то специальной задачи идеологически обелить фанатов не стояло. Вообще, этот стереотип во многом похож на то, как русских видят иностранцы: смурными, закрытыми и пьяными. Так же и здесь: многие считают, что фанаты — это накаченные ребята, которым только дай подраться. Но на самом деле при близком знакомстве каждый из них классный и отзывчивый. Это можно наблюдать по истории главного героя Миши, который работает в детском доме с трудными подростками и постоянно переживает за них, помогает им всем, чем может.

Задача была показать всех этих людей глубже, чем просто кричащая толпа на трибуне. Но на трибуне всегда собраны самые разные люди — успешные, образованные, богатые, бедные, — которых объединяет любовь к «Спартаку».

АА: Мы специально отказались от известных болельщиков, и в этом заслуга Юры, что он до конца был непоколебим в этом вопросе. Эффект был бы не тот.

© Kion

— А в чем была главная сложность при создании фильма?

ЮЧ: В том, что «Спартак» — это огромная тема для разговоров, невероятное количество историй, которые достойны попасть в кино. И очень часто приходилось делать сложный выбор.

Во-вторых, мы, конечно, попали в не самое приятное время для фанатского движения: сначала случился ковид и болельщиков на трибунах вообще не было, а затем случился конфликт вокруг Fan ID.

Подробности по теме
В России вводят Fan ID для похода на футбол. Это может грозить пустыми трибунами
В России вводят Fan ID для похода на футбол. Это может грозить пустыми трибунами

АА: Не хотелось скатиться в поздравительную открытку, и приходилось всегда держать это в голове. Еще, конечно, хотелось сделать фильм, который проживет намного дольше, чем то короткое время, когда клуб и болельщики празднуют столетие.

— Сейчас выходит много отечественных фильмов о спорте, которые эксплуатируют победы из прошлого. Ваш фильм не такой, это тоже специально?

АА: Нет, но я, кстати, не вижу ничего плохого в том, чтобы снимать фильмы по мотивам каких‑то важных спортивных побед, — в США таких картин намного больше.

ЮЧ: Мне кажется, что здесь все зависит от режиссерского подхода. Даже самую надоевшую историю из учебника можно рассказать через человеческие истории и судьбы, найти очевидцев или причастных к событию людей, чье мнение никто никогда не спрашивал. Зрителю важно ассоциировать себя с героями на экране. Но это касается документального кино, не игрового.

© Kion

— Были ли мысли показать его на большом экране?

АА: Да, я буквально недавно подумала о том, что сейчас нам всем не хватает каких‑то простых человеческих историй, и наш фильм мог бы как раз стать источником добра.

Еще кажется, что прямо сейчас присутствие болельщиков на трибунах просто необходимо не только «Спартаку», но и всем клубам, поэтому, возможно, мы таким образом могли бы мотивировать людей пойти на стадион за положительными эмоциями или ради общения, в том числе с семьей.

Подробности по теме
100 лет «Спартаку»: кто и как болеет за красно-белых
100 лет «Спартаку»: кто и как болеет за красно-белых