В ближайшие выходные в «Лужниках» пройдут соревнования по триатлону Ironstar, в которых примут участие порядка 2500 спортсменов-любителей. «Афиша Daily» поговорила с генеральным директором серии стартов Андреем Кавуном о популярности триатлона в России и интеграции крупных соревнований в городское пространство.

Андрей Кавун

Генеральный директор Ironstar

— Вы проводите триатлон практически в центре Москвы, как это удалось?

— Идея провести триатлон в Москве зародилась в пандемийный 2020 год: соревнования в «Крокусе» тогда оказались под угрозой из‑за размещения на территории комплекса центра по борьбе с ковидом, поэтому требовалась другая площадка.

Любой триатлонный старт зависит в большей степени от наличия естественного водоема. Но к тому моменту в мире уже существовал формат сити-триатлона, когда плавательный этап проводится в бассейне, нередко возведенном где‑то на центральной площади города. Это позволяет собрать больше болельщиков и вдохновить горожан на занятие спортом.

Поэтому мы решили провести старт в «Лужниках», использовав открытый бассейн и территорию вокруг стадиона. В этом году мы выходим за пределы комплекса и для велоэтапа используем набережные, а плавание проводим, наоборот, в крытом бассейне. Да, это не совсем полноценный старт из‑за отсутствия плавательного этапа в открытой воде, но это самая ранняя дата, когда мы можем начать триатлонный сезон в столице.

— А в чем сложность проведения таких соревнований в городе?

— Главное, что необходимо учитывать, — возможность грамотного перекрытия дорог и другой инфраструктуры, например перестроение маршрутов общественного транспорта. Но за восемь лет, которые существует серия Ironstar, команда научилась справляться с этим так, чтобы привычная жизнь горожан страдала в меньшей степени.

— Насколько Москва удобный город для таких мероприятий?

— В столице с 2013 года проходит Московский марафон, который затрагивает весь центр города, поэтому и жители, и городские службы привыкли и умеют действовать и на подготовке, и во время соревнований. Что касается «Лужников», то это удобная локация с развитой инфраструктурой: сюда легко приезжать, здесь есть места, чтобы оставить автомобиль, а после финиша — моментально выехать с территории и быстро оказаться дома. В этом смысле у Москвы огромный потенциал для проведения еще более крупных спортивных событий.

© Ironstar
1 из 3
© Ironstar
2 из 3
© Ironstar
3 из 3

— Сейчас мы, кажется, выходим из пандемии. Может ли этот год привести еще больше спортсменов на соревнования?

— На самом деле мы проводили соревнования в 2020 и 2021 году, максимально усилив меры безопасности и сократив количество участников. Но в этом году, безусловно, спортсменам проще, многие из них действительно изголодались по стартам. Мы видим это сейчас на примере того, как люди регистрируются на предстоящую гонку в «Лужниках».

— Триатлонная публика привыкла ездить на зарубежные старты. Можно ли их чем‑то заменить в текущих реалиях?

— Триатлонные старты, не только под брендом Ironstar, проводятся уже почти в каждом регионе страны, уровень организации всегда высокий, поэтому набрать соревновательные дни можно и не выезжая из России. Каждый старт тем более выгоден регионам: приток спортсменов развивает внутренний туризм и малый и средний бизнес.

Если же кто‑то собирается попробовать свои силы на «железной дистанции»Классическая дистанция Ironman — 3,8 км плавание, 180 км велогонка, 42,2 км бег. — такая возможность тоже будет осенью в Сочи.

— Триатлон довольно популярен в России. Почему?

— Все познается в сравнении: если у нас на сегодняшний день порядка 18–20 тысяч триатлетов, то в Германии это число переваливает за 100 тысяч. Так что мы все же начинающая триатлонная нация, но нужно сказать, что количество спортсменов растет с каждым годом.

Триатлон попал на маркетинговый радар, им стало модно заниматься, мы же в свою очередь стараемся поддерживать эту тенденцию и стимулировать людей инвестировать в собственное физическое и ментальное здоровье, подавая пример окружающим.

— В чем главная перспектива у любительского триатлона в России?

— Сегодня триатлоном начинают заниматься в более раннем возрасте, поэтому наличие соревнований для детей и юношей будет способствовать развитию талантливых спортсменов, усиливать конкуренцию и растить кадры для олимпийской сборной.

— Триатлон очень сильно зависим от экипировки. Как с этим будут обстоять делать сейчас, когда многие бренды уходят с рынка?

— Я думаю, что рынок перестроится и будут использоваться альтернативные рынки, в первую очередь азиатские. Уже появляются российские бренды экипировки и спортивного питания, но моя оптимистичная убежденность в том, что эта проблема продлится недолго и все вернется на круги своя очень скоро.

Подробности по теме
«Я пробежал 7 км, пока поезд стоял на станции»: интервью с чемпионом мира по Ironman 70.3
«Я пробежал 7 км, пока поезд стоял на станции»: интервью с чемпионом мира по Ironman 70.3