Для проекта «Афиши Daily» к 100-летию «Спартака» футбольный комментатор Александр Шмурнов, работавший до недавнего времени на «Матч ТВ», рассказал, как избежал трагедии в «Лужниках» и нужно ли комментатору скрывать свою симпатию к клубу.

О первом походе на стадион и трагедии в «Лужниках»

В первый раз я был на футболе в 76-м, но тогда «Спартак» был очень плохой. А вот игры 1977 года в Первой лиге [СССР] оставили главные впечатления. Помню, как я пришел в 10 лет на матч с «Кузбассом», где мне папа и брат объясняли, что если выиграем, то это будет геройство. По-моему, они победили 4:3. Более яркого впечатления, связанного со «Спартаком», в моей жизни не было. Все остальное — это лишь продолжение. Включая те матчи, которые я комментировал в Стамбуле или Неаполе, а также возможность попасть на сборы «Спартака» и увидеть своими глазами, как готовится главная команда, — это тоже вызывало эмоции.

Я никогда не забуду и то, как за пять минут до окончания матча с «Хаарлемом»Давка на стадионе «Лужники» после окончания матча 1/16 финала Кубка УЕФА между «Спартаком» и нидерландским клубом «Хаарлем», произошедшая 20 октября 1982 года. По официальным данным погибло 66 болельщиков красно-белых, многие из которых были подростками. папа увел меня с той самой трибуны, где была трагедия. Думаю, если бы мы ушли за три минуты до конца, то мы бы сейчас не разговаривали. В тот момент, когда все рванули смотреть гол Швецова, и произошла трагедия, мы были уже у памятника Ленина на пути к метро.

Папа всегда уводил меня [со стадиона] за пять минут из целей безопасности. Можно сказать, что этой привычкой он спас нам жизнь. Он говорил: «Мы с тобой футбол уже посмотрели, а если в последние минуты забьют, то покажут по программе «Время».

Мне тогда было 15 лет, а я об этой трагедии ничего не знал еще долго, потому что ничего не сообщали ни по каким новостям. Только через пару месяцев, когда во дворе какой‑то мальчик другому сказал, что его знакомый погиб. Тогда мы стали узнавать, и оказалось, что это случилось на том матче, где я был. После этого я и сам стал уходить за пять минут до конца.

О главных светлых и темных моментах в истории «Спартака»

Главное событие для меня, безусловно, чемпионство 89-го года, хотя и тот золотой гол Валерия Шмарова киевскому «Динамо» — тоже важный эпизод в истории. Но к тому моменту «Спартак» уже окреп и ежегодно побеждал или занимал второе место, а вот в 1979 году была команда, которая только вернулась после разрухи и 10 лет не становилась чемпионом. Тем более тогда БесковКонстантин Бесков — главный тренер «Спартака» с 1977 по 1988 год. заложил на десять эпох вперед то «спартаковское» отношение к игре, которое в дальнейшем только прорастало. Ничего важнее, чем та победа, у «Спартака» не было.

Если брать трагичное, то это все, что связано с Андреем ЧервиченкоБывший владелец и президент «Спартака». Под его руководством красно-белые провели свой худший сезон в чемпионатах России (10 место в 2003 году), а клуб из‑за конфликта покинул главный тренер Олег Романцев., — он цинично убивал «Спартак» в течение всего времени своего правления. Та эпоха размяла «Спартак» в какую‑то труху окончательно. Хотя не один Червиченко там виноват: люди, которые теряли управление и окружали [тренера Олега] Романцева в начале 2000-х, тоже очень многое сделали для этого. Червиченко просто довершил процесс.

О том, как комментировать, когда болеешь за клуб

Я начал откровенно представляться как комментатор, который болеет за «Спартак», только после отвратительного матча с «Сочи»В первом туре сезоне 2020/21 «Спартак» — «Сочи» (2:2) арбитр матча Василий Казарцев назначил два пенальти в ворота красно-белых, которые лишили команду победы. Судейский комитет РФС позже признал, что решение по второму пенальти было ошибочным и после проверки на полиграфе Казарцева отстранили до сентября 2020 года, где нерукопожатный арбитр коварным образом уничтожил победу команды. Разве я тогда во время матча что‑то не так сказал? Разве тот пенальти был не убийством? Я просто не люблю «антиспартаковское» движение.

Вокруг «Спартака» всегда большое напряжение, и в определенный момент [меня] это стало бесить. Вот я и начал говорить: буду открыто поддерживать «Спартак».

Мне никогда не нравилось, когда коллеги явно болеют за ту или иную команду, но активно это скрывают.

Ведь сто раз же уши растут, когда человек говорит: «вот, я весь такой объективный», а по его комментарию слышно, что это вообще не так. Но это дело каждого.

По большому счету я всю свою журналистскую карьеру с начала 90-х болел за «Спартак» в еврокубках и продолжаю делать это особо эмоционально, как с той же [варшавской] «Легией»Матч группового этапа Лиги Европы сезона 2021/22, «Спартак» победил в гостях 1:0. или со [стамбульским] «Фенербахче»Матч квалификационного раунда Лиги чемпионов сезона 2012/13, «Спартак» сыграл вничью 1:1.. Я люблю, когда команда добивается успехов в Европе. Поэтому мне сейчас и совершенно не интересен чемпионат России, пока их представители не выступают в еврокубках.

О последнем чемпионстве и Леониде Федуне

Победа в чемпионате России 2017 года не была для меня настолько эмоциональной, как чемпионство 1979-го и дальнейшие успехи в еврокубках, но поскольку мне довелось самому комментировать тот иннаугурационный матч против «Терека», то все равно чувствуешь себя причастным к чему-то большому. Все-таки все ждали трофей 16 лет. То событие было важным для болельщиков «Спартака», но для меня это несравнимо с 79-м годом или 89-м.

Что касается скандалов в новое время, то болельщик все время живет от противного. В моем сознании от такого болельщика всего лишь 10%. Я не люблю быть откровенным болельщиком, но если брать во внимание эту часть, то сегодняшняя эпоха во всяком случае меня не унижает. Меня [как болельщика] унижали первые годы после 2001-го из‑за безобразного строительства клуба [руководством], это да.

[Президент «Спартака» Леонид] Федун же по началу ничего большого не изменил, но он в какой‑то момент сказал про стадион, и вокруг было много людей, которые клялись зубами, волосами и чуть ли не головой, что «Спартак» не построит свою арену в ближайшие сто лет. У меня есть знакомый, который даже обещал повеситься, если стадион будет открыт при его жизни. Только он пошутил.

Я в какой‑то момент сказал себе: если Федун в ближайшие десять лет построит стадион, то я внутренне буду готов принимать его управление, даже если мне не будут нравиться решения. Поскольку стадион встал и уже восемь лет стоит, то я себе не изменяю.

К Федуну я отношусь скорее позитивно, но было бы странно не признать, что в «Спартаке» совершенно гнилейшая ситуация в последние годы.

Леонид Арнольдович несколько раз заявлял, что собирается передавать управление профессионалам. Кто это такие? Какое управление и чем? И это привело к отрицательным последствиям, потому что люди ждали каких‑то профессионалов, а сами профессионалы не знали, что они профессионалы. Все это кривое зеркало в итоге аукнулось «Спартаку». Так же, как и история с ЗаремойПоследнее увольнение португальского тренера Руя Витории сопровождалось конфликтом между женой владельца клуба Заремой Салиховой и бывшим спортивным директором Дмитрием Поповым, который и пригласил специалиста. Попов ушел, но Салихова продолжила публиковать компромат на экс-сотрудника в своем телеграм-канале. Ранее «Спартак» также покинул генеральный директор Шамиль Газизов из‑за недопониманий с руководством клуба. и разгоном этого несчастного португальца с причастными к нему людьми.

О пожеланиях клубу на юбилей

Для меня «Спартак» одним словом — это «стеночки»Фразой «стеночки и забегания» описывают «спартаковский» стиль игры, который сформировался благодаря Константину Бескову в начале 80-х.. Особенно с уменьшительно-ласкательным суффиксом, так как оно детское, нежное и при этом определяет стиль и отношение к тому «Спартаку», за который я стал болеть. Мне хотелось бы, чтобы эти стеночки вернулись в современных условиях.

Я желаю команде пережить этот период времени, и чтобы она снова стала тем «Спартаком», за который я начинал болеть. Той командой, умеющей подниматься со дна и радовать кучу людей.

Шанс на возвращение этой эпохи не велик, но все равно ждешь с какой‑то надеждой, что кто‑то поймет: «Спартак» — это гигантский символ и человеческий потенциал, который надо правильно использовать, а не пытаться выдавливать, как канарейку в анекдоте про пьяницу. Верить хочется, но верится с трудом.