На фоне допинг-скандала с Камилой Валиевой на первое место в русскоязычном твиттере вышел хештег #позорТутберидзе. Подробно объясняем, почему фанаты фигурного катания недовольны самым успешным отечественным тренером.

Положительная допинг-проба Камилы Валиевой — шок не только для фанатов фигурного катания, но и для тех, кто следит за ним только раз в четыре года. В особенности потому, что спортсменку уже несколько лет готовили на роль будущей олимпийской чемпионки.

И тренерский штаб Камилы, и СМИ, и Федерация фигурного катания несколько лет подряд формировали образ восходящей звезды фигурного катания, делая все, чтобы еще в юниорах о ней знал каждый. Более того, сюжеты, попадающие в прессу, были очень разнообразны — от внучки Пабло Пикассо, отметившей короткую программу фигуристки «Девочка на шаре» и пригласившей Камилу в Париж (тогда Валиевой было только 12 лет и она еще даже не вышла на юниорский уровень соревнований), до трогательной истории посвящения удачных выступлений покойной бабушке. Тренер Камилы Этери Тутберидзе в 2019 году назвала программу тогда никому неизвестной Валиевой своей любимой, обратив внимание зрителей на нее как на новый феномен в женском одиночном катании.

За следующие три года Камила собрала золото практически на всех соревнованиях — от этапов юниорских Гран-при до юниорского чемпионата мира. Параллельно с этим ставила рекорды: стала второй в истории женского фигурного катания, исполнившей на соревнованиях четверной тулуп — один из самых сложных прыжков.

Молодая фигуристка, которая появляется на международной арене в олимпийский год и собирает все главные титулы в первый сезон, — проверенная история в группе тренера Этери Тутберидзе.

Эту же дорогу в прошлогодний олимпийский цикл прошла Алина Загитова, а во время Игр в Сочи — Юлия Липницкая. Свои победоносные сезоны каждая из них провела под руководством Тутберидзе.

Этери Тутберидзе
© David Ramos/Getty Images

Поэтому положительная допинг-проба стала не только ударом по юной спортсменке, но и сорвала проект, который длительно и старательно готовился несколько лет. Однако новости о допинге оказались настолько внезапными, что несколько дней никто из представителей Валиевой не давал никаких комментариев. Этери Тутберидзе ограничилась отказом от обсуждения «сплетен», пока Камила в одиночку проходила мимо журналистов, закрывая лицо капюшоном. В медиа же вместо поддержки обсуждали ситуацию, хотя несовершеннолетняя Камила, согласно правилам, считается особенно защищаемой персоной — это должно было гарантировать ей более высокий уровень конфиденциальности при расследовании.

Любители фигурного катания возмутились: оказалось, что золотоносную спортсменку готовы любить и активно поддерживать только в моменты побед; в критическое время она же осталась одна. Тем более, что положительная допинг-проба — дело рук взрослых специалистов, а не пятнадцатилетней девочки.

Спустя два дня после первых сообщений о допинге на первое место в трендах твиттера вышел хештег #позорТутберидзе, который запустили русскоязычные фанаты фигурного катания.

На первый взгляд может показаться, что вывод этого хештега — преждевременная и агрессивная кампания, совершенно не сходящаяся с блестящими победами и Камилы, и ее предшественниц.

Почему успешный тренер, уже третий сезон поставляющий золотых медалисток всех главных турниров, внезапно подвергается такой жесткой критике, ведь буквально несколько дней назад ученица принесла своей команде максимальное количество очков и победу на Олимпиаде?

Камила Валиева на Олимпийских играх в Пекине, 2022
© Matthew Stockman/Getty Images

Золотой конвейер Тутберидзе, штампующий чемпионок, правомерно критикуется уже около семи лет. Юлия Липницкая сменила тренера через полтора года после успеха на Олимпиаде в Сочи, а еще через год — не смогла закончить произвольную программу из‑за судороги, вызванной анорексией: катаясь у Этери, фигуристка не ела ничего, кроме порошка, заменяющего питание, чтобы сбросить вес.

Еще один успешный «продукт» Тутберидзе — Евгения Медведева, дважды взявшая все титулы в сезонах 2015/2016 и 2016/2017. Из‑за травмы ноги она пропустила чемпионат России в олимпийский сезон, стала второй в Пхенчхане, пропустив вперед Алину Загитову. После Этери укажет, что травмированная Женя сама во всем виновата: вместо подготовки к сезону она каталась по шоу и зарабатывала деньги, а после травмы не носила фиксирующий ногу сапожок, чем оттянула восстановление. Золотую медалистку игр Загитову тоже ждала незавидная участь — уже меньше чем через год в ее травме оказалась виновата бабушка, которая занималась самолечением и сожгла спортсменке кожу на ноге.

Случаи, конечно, трагичные, но не ужасные — титулованные спортсмены уже были на виду у публики, и любовь к ним если и могла угаснуть после таких высказываний, то уж точно не до конца. А их популярность привела к возникновению стабильно растущих фанбаз, которые продолжают поддерживать спортсменок даже не благодаря, а вопреки словам Этери.

Другим повезло гораздо меньше — талантливые спортсмены просто пропадали со льда, постфактум получая от тренера клеймо ленивых (или слишком непослушных), безынициативных (или слишком зависимых от мнения родителей), неблагодарных.

Большинство из них не смогло продолжить карьеру в большом спорте и закончило из‑за травм и ментальных проблем со здоровьем. Практически все на момент конфликта (и последующего комментария тренерского штаба в СМИ) были несовершеннолетними.

Евгения Медведева на соревнованиях в Канныне, 2018
© Ulrik Pedersen/NurPhoto/Getty Images

Хештег #позорТутберидзе — это не организованная «сверху» инициатива по очернению великого тренера, а попытка изменить нарратив, складывающийся годами вокруг спортсменок. Перекладывание всякой ответственности за неудачи спортсмена только на него самого — поступок, который говорит, что тренерский штаб беспокоится только о собственной репутации, но не о благополучии спортсменов. Тандем тренер — спортсмен, несомненно, должен проходить вместе не только хорошие моменты. Успехи и поражения, изменения тела, связанные со взрослением, проблемы с мотивацией — это органичные части спортивного пути. Из них состоит карьера практически любого, кто нацелен на длинную жизнь в профессиональном спорте.

Единственный способ избежать трудностей — укоротить карьеру так сильно, чтобы она закончилась до появления первых серьезных проблем. В случае успешного спортсмена — укоротить карьеру настолько, чтобы она закончилась после главных побед (в данном случае — на Олимпиаде). Такой способ снимает всякую вину с тренерского штаба — переставая получать медали высшей пробы, спортсмен становится не нужен тренеру, но и спортсмену как бы уже не нужен становится спорт: он уже собрал все титулы и доказал всем свое первенство. Приходит время для новых звезд, а в группе Этери никогда не было дефицита хороших спортсменов — уже сейчас в группе подрастают Софья Акатьева и Аделия Петросян.

С другой стороны, кажется, что смена спортивных поколений — адекватный процесс. Молодые спортсмены обгоняют более взрослых, состав лидеров регулярно обновляется, и на спортивной арене появляются новые лица.

Но риторика, транслируемая в СМИ тренерским штабом Тутберидзе, построена несколько иначе: неудачи спортсмена становятся его собственной виной, расплатой за грех — гордыню, тщеславие, недоверие тренеру или лень — которая несомненно настигнет его.

Впереди оказываются более трудолюбивые, послушные, старательные, молодые и беспроблемные фигуристки, а столкнувшиеся с трудностями остаются наедине с проблемой, и аргументов в собственную защиту у них остается не очень много. Отношения тренера и спортсмена становятся резко иерархичными, и сказать что‑то против великого тренера опасно, так рисковать не готов практически никто.

Хештег #позорТутберидзе — это последовательное (хотя часто эмоциональное) обнажение той логики, которая позволяла тренерскому штабу после каждого конфликта брать верх, сохраняя моральную чистоту. Этери часто пользовалась своей властью, в том числе ради публичной порки: например, условия, на которых Алена Косторная могла вернуться к бывшему тренеру в группу, были озвучены Тутберидзе в эфире Первого канала.

Этери Тутберидзе и Камила Валиева во время тренировки на Олимпийских играх в Пекине, 2022
© Dean Mouhtaropoulos/Getty Images

Многооборотные прыжки, которые в последние несколько лет регулярно выполняют подопечные Этери, сделали тренеру имя. Этот успех всегда декларировался в СМИ с акцентом на гендерном аспекте — сложнейшие элементы, исполняемые девушками, не только обеспечивали победу в своей категории, но и служили доказательством, что именно женщины в российском фигурном катании — сильный пол.

В совокупности со сложностями, которые испытывала мужская одиночка последние несколько лет, этот нарратив в положительном ключе выделял женское фигурное катание среди остальных дисциплин. Это позволило Тутберидзе прославиться и среди феминисток, которые, в частности, защищали тренера после появления хештега в твиттере.

Для них успех Этери Тутберидзе — это блестящая победа женщины, история о безоговорочном доминировании юных девушек в виде спорта, который отличается особым консерватизмом и неинклюзивностью.

Конечно, методы тренера имеют очень мало общего с идеями феминизма. Действительно уважительному и феминистскому подходу — бережному отношению к взрослеющему организму, учитыванию мнений девушек в выборе музыки и образа, отсутствию унизительных комментариев по отношению к телу или весу фигуристки — нет места в группе Тутберидзе. Послушная фигуристка, исполняющая все, что скажет ее тренер, — образ, максимально далекий от мировоззрения человека, знакомого с идеями женского освобождения.

Кажется, что методика Тутберидзе — не уникальный случай в истории спорта. Сложно не согласиться с тем, что иногда цена победы на старте жизни может быть очень высока и стоить спортсмену не только многих лет тренировок, но и здоровья. Однако и в мировой, и в российской практике есть очень много подтверждений тому, что подготовка чемпиона не всегда должна включать такой уровень психологического давления, а его ошибка — такого жесткого комментария со стороны тренера. Алексей Мишин, Тамара Москвина и Светлана Соколовская, подготовившая новоиспеченного лидера мужского одиночного катания Марка Кондратюка, — тому подтверждение. Поведение штаба Тутберидзе — не отражение цены той победы, за которую спортсмен готов отдать все, а отражение политики команды, которая всегда выбирает свое моральное превосходство, не вставая на защиту спортсменов, приносящих ей титулы и ставящих рекорды.

И теперь, когда в центре крупнейшего допингового скандала последних лет оказывается новая олимпийская надежда Этери Георгиевны, площадка для разговора появляется не только и не сколько у нее, сколько у публики, которая уже несколько лет наблюдает за тем, как вчерашние звезды становятся ленивыми, бездарными и неблагодарными. И теперь у публики есть ресурсы напомнить и ответить.

Подробности по теме
Сексуализация подростков и кумовство: о чем спорят фанаты фигурного катания
Сексуализация подростков и кумовство: о чем спорят фанаты фигурного катания