Продолжительность жизни с каждым годом увеличивается, а миллениалы не спешат покидать родительский дом. При таких вводных весь мир заговорил о «поколении сэндвича» — так называют людей, вынужденных одновременно заботиться и о своих пожилых родителях, и о детях. «Афиша Daily» рассказывает, с какими трудностями сталкиваются «сэндвичи» в России.

Знакомьтесь, «сэндвичи»

Наталье Карташовой 55 лет. С понедельника по пятницу она сидит с внуком, а в выходные помогает своей пожилой маме. По образованию Наталья — техник по ремонту автомобилей, но в последнее время работала инженером сотовой связи. В прошлом году попала под сокращение и вышла на пенсию, но свободного времени после этого больше не стало.

Наталья — типичный представитель «поколения сэндвича». Она, как начинка в этом самом сэндвиче, зажата между обязательствами перед своими пожилыми родителями и взрослыми детьми с внуками. Такое образное определение для людей в возрасте от сорока пяти до шестидесяти пяти лет, находящихся в похожей жизненной ситуации, в 1981 году предложила в своей научной статье социальная работница Дороти Миллер. Миллер описала представителей «поколения сэндвича» как тех, кто значительно больше заботится о других членах семьи, чем получает заботу сам, а также взваливает на себя большую часть важных решений.

Аркадий Самойлов, горный инженер-электрик, на протяжении нескольких лет параллельно ухаживал за пожилой матерью, воспитывал внука, продолжал ходить на работу и материально поддерживал детей, живших в другом городе. Аркадий рассказывает, что начал помогать родителям в начале 90-х: в 1985 году они оставили ему свою квартиру и, будучи обеспеченными людьми, начали новую жизнь в другом месте. Но в 1991 году их сбережения «превратились в пыль». «Родители хорохорились, конечно, говорили, что все у них хорошо, но на самом деле было тяжело, — говорит Аркадий. — Мы им помогали чем могли. Летом ездили к ним в отпуск, покупали что-то — например, цветной телевизор, кассеты — чтобы они не чувствовали себя обделенными. В 1998 году отец умер от онкологии, а маму мы забрали. И с тех пор она жила с нами».

Похожая ситуация у 59-летней пенсионерки Натальи Безверхой, много лет проработавшей воспитателем в детском саду и школе-интернате для слабослышащих детей. «Папа уже не ходил сам, — вспоминает Наталья. — Я кормила его утром, потом уходила на работу, и он оставался один. В последние годы он часто болел и не хотел лечиться. Я сама ставила ему уколы, уговаривала пить таблетки, лечила как могла. Когда он перестал гулять на улице, я вывозила его на балкон в компьютерном кресле, катала по дому. Инвалидное кресло нам дали, но оно не входило в двери. Еще как-то раз папа поднял тумбочку и заработал грыжу — неделю после операции я провела с ним в больнице. Умер папа, не дожив месяца до девяноста лет». Теперь Наталья пять дней в неделю следит за двухлетним внуком, пока дочь и зять на работе.

Помощь пожилым родственникам не всегда представляет собой исключительно материальную или бытовую поддержку. Чувствуя моральный долг перед родителями, представители «поколения сэндвича» пытаются улучшить качество их жизни и другими способами. «Я стараюсь сделать так, чтобы у мамы и ее мужа был интересный досуг: то отправлю их кататься на теплоходе, то вывезу на автобусную экскурсию или на телебашню, — говорит Наталья Карташова. — Недавно мы с дочкой привезли им настоящие фрукты вперемешку с резиновыми — они очень смеялись. Стараюсь помогать не только в бытовом плане, но и заботиться».

Что говорят цифры

По данным исследовательского центра Pew Research Center, почти половина американцев в возрасте от сорока до шестидесяти лет воспитывают ребенка или финансово помогают совершеннолетним детям, при этом их собственным родителям больше шестидесяти пяти лет. Параллельно с этим бюро переписи населения США приводит статистику, согласно которой количество американцев старше 65 лет к 2030 году удвоится и составит 70 миллионов человек.

Подсчитать, какое именно количество россиян составляют «поколение сэндвича», никто пока не пытался, но по предположению профессора факультета политических наук и социологии, сокоординатора программы гендерных исследований Елены Здравомысловой, в этой группе может находиться примерно 80% людей от сорока пяти до шестидесяти пяти лет.

Американские социологи называют несколько характеристик представителей «поколения сэндвича». Прежде всего, многие из них появились на свет в период снижения рождаемости, поэтому у них вряд ли есть братья и сестры, с которыми можно разделить обязанности по уходу за родственниками. Вполне возможно, что они в семье одни. Часто «сэндвичи» — поздние дети или самые младшие в семье. Нередко зрелые пары возлагают на поздних детей надежду, что они станут их подмогой и опорой в старости. «Я была младшая в семье, и отец любил меня больше всех, — говорит Наталья Безверхая. — Сестра в 20 лет вышла замуж и ушла из дома. А я долго была рядом». Кроме того, родители «сэндвичей» часто бывают в разводе или просто без пары — это означает, что в случае болезни родителя с ним рядом может не быть партнера, который сможет оказать ему необходимую поддержку. Таким образом, ответственность ложится на плечи детей.

Проблемы «сэндвичей»

Трудности «сэндвичей» часто вызваны экономическими причинами. Например, нередко нескольким поколениям приходится делить одно жилье, при этом образование стоит дорого, а няня или сиделка по карману далеко не каждому. «Чтобы накопить сыну денег на обучение в институте, я несколько лет подрабатывала уборщицей, совмещая это с основной работой, — говорит Наталья Карташова. — Несмотря на то что у меня есть муж, в этом была необходимость».

Именно люди со множественными финансовыми обязательствами перед родными острее всего переживают экономические кризисы, они также часто вынуждены менять условия труда на чрезмерно тяжелые. «Одно время не давали зарплату ни мне, ни мужу — мы были бюджетниками, — говорит Наталья Безверхая. — Тогда я на три года ушла работать в пекарню из интерната (Наталья работала педагогом в интернате для слабослышащих детей. — Прим. ред.) — там хорошо платили. Но работать приходилось по 12 часов».

На социально-экономические трудности накладывается огромный стресс, с которым может столкнуться человек, обязанный каждый день ухаживать за пожилыми родственниками. Психолог Ольга Берг говорит, что ежедневный стресс, который испытывают опекуны, может привести к эмоциональному выгоранию. Ему сопутствует чувство опустошения, снижение эмоциональной чувствительности, что может выражаться в равнодушии или грубом поведении, проявлении черствости.

В какой-то момент может даже пропасть желание ухаживать за своими пожилыми родственниками — начинает казаться, что в этом нет смысла.

«Когда ты ухаживаешь за ребенком, в этом есть потенциал: ребенок растет, развивается, — говорит Ольга Берг. — Когда ухаживаешь за пожилым человеком, нет результата, которого хотелось бы видеть. А человек в современном обществе больше заточен на результат, а не на процесс. Поэтому желание заботиться, которое было в начале, постепенно просто может исчезнуть».

По словам психолога, люди «поколения сэндвича» очень редко обращаются за помощью к психологам. Связано это и с отсутствием у них свободного времени, и с финансовыми затратами на консультации, и главное — с пониманием, что психолог не сможет разрешить саму ситуацию: «Это понимает и сам человек, и специалист. Здесь действует правило: если ты не можешь изменить ситуацию, постарайся изменить свое отношение к ней».

© Thanasis Zovoilis/Getty Images

«Сэндвичи» не просят о помощи

Часто на фоне эмоционального выгорания и загнанности люди чувствуют вину: я что-то делаю не так, я недостаточно стараюсь, все-таки это моя мама, мой отец. По словам Ольги Берг, это чувство может загнать человека в серьезную депрессию. Чтобы успевать что-то делать для себя и восполнять свою энергию, логично было бы делить обязанности со своими близкими, но для «сэндичей» это не так просто. «Как правило, люди в такой ситуации могут жаловаться на то, как им тяжело, как не хватает времени и сил — но они редко позволяют себе просить помощи, считая, что со всем справятся сами», — говорит Ольга Берг.

В России симптом «поколения сэндвича» имеет ярко выраженную гендерную окраску. Чаще всего обязательства по уходу за пожилыми родственниками возлагаются на женщину, поскольку в традиционном обществе считается, что подобные задачи — ее долг и предназначение.

Именно поэтому российские женщины, оказавшиеся в ситуации, когда им нужно следить за внуками, ухаживать за пожилыми родственниками и продолжать работать, крайне редко жалуются на состояние стресса или какие-то сложности. Одновременно с этим исследования Американской психологической ассоциации показывают, что женщины «поколения сэндвича» испытывают больше стресса, чем любая другая социальная группа.

Одна из важных характеристик синдрома «сэндвича» — его превращение в норму вовлеченными людьми. Они убеждены, что ситуация, когда им необходимо совмещать множество обязанностей, чтобы помочь своим родным разных поколений, — это не только норма жизни, но и ее смысл. Поэтому люди, вовлеченные в заботу, зачастую не осознают масштабов эмоциональной нагрузки, свалившейся на них.

«Это самоубийство — когда уходишь на отдых от забот жизни. Это очень быстро и печально может закончиться. Так думаю не я один, но и многие мои ровесники. Когда живешь для своих родных — это здорово. Я не считаю заботу о близких обузой», — говорит Аркадий, которому несколько лет приходилось совмещать уход за больной матерью, воспитание внука и работу.

Надежда на внуков

Как правило, представители «поколения сэндвича» в России не стремятся освободиться от необходимости поддерживать своих детей и, напротив, активно участвуют в их жизни. Так, после смерти отца Наталья Безверхая вместе с мужем решила переехать в Москву, чтобы быть поближе к дочери и иметь возможность помогать ей. «В Омске у нас была и квартира, и дача, но мы подумали: кто к нам сюда приедет? — Говорит Наталья. — Еще мы подумали, что детям потом будет сложно продать нашу квартиру в Омске — мы же не вечные. Это совпало с тем, что наша дочь Катя должна была скоро родить ребенка, — и мы переехали в Москву».

Сейчас внуку Натальи два года. В будние дни он находится у нее и мужа, пока их дочь ходит на работу. «Поначалу они говорили, что наймут няню, но это было бы очень неудобно — Катя часто задерживается на работе, а няня ведь тоже человек, — говорит Наталья. — К тому же, няня на 12-часовой рабочий день обойдется очень дорого». Наталья Карташова также часто помогает сыну с воспитанием внука и считает эту ситуацию рядовой: «Внука мне регулярно отдают с ночевкой. У меня дома кроватка для него есть, стульчик со столиком для кормления — я полноценная бабушка. Мне даже доверяли находиться с ним круглосуточно, когда он лежал в больнице».

Герои материала, которые сейчас заботятся о подрастающих внуках, надеются на то, что в будущем те будут помогать бабушкам и дедушкам. «Я не хочу обременять своих детей, когда стану старой, но все равно рассчитываю, что родные люди мне принесут хлеба и молока, — говорит Наталья Безверхая. — Я думаю, наш внук Никита сможет о нас заботиться, если мама с папой будут работать. Раз мы его воспитываем, он должен будет помогать».

Подробности по теме
Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил
Как общаться с пожилыми родителями: 10 простых правил

Как быть?

«Когда дети были маленькими, они сказали мне: «Мама, мы тебя сдадим в дом престарелых за границу — там бананами кормят», — вспоминает Наталья Карташова. — Уже тогда о заграничных домах престарелых думали как о чем-то классном, в отличие от наших». Аркадий Самойлов думает, что его дети вряд ли смогут определить его в такое учреждение.

«У меня спокойна совесть перед моей мамой — она до конца была с нами, мы заботились о ней, — говорит Аркадий. — Яблоко от яблони недалеко падает — уверен, если я буду старым и недееспособным, дети позаботятся обо мне. А что делать? Обязаловка, никуда не деться».

Наталья Безверхая считает, что бывают ситуации, когда дом престарелых — не такой уж плохой вариант и что здесь многое зависит от детей. «Одни дети будут каждые выходные к маме приезжать, другие — отдадут и забудут, — говорит женщина. — Если за пожилым человеком нужно определенным образом ухаживать, ставить уколы, а дети работают и не могут себе позволить уволиться».

По словам социолога и гендерного исследователя Елены Здравомысловой, в России большинство людей считают, что ухаживать за стариками должны их родственники. На Западе эту обязанность возлагают на государство, поэтому там развиваются соответствующие социальные институты. Западная система пенсионного страхования предполагает, что в какой-то момент пожилому человеку понадобятся деньги для организации ухода за ним. Он может сам нанять себе помощников, а дети приезжают по желанию. Здравомыслова также отмечает, что посещения социальных работников — большая поддержка для одиноких стариков. Но если у пожилого человека есть родственники, он должен будет написать в заявлении, что дети за ним не ухаживают, чтобы получить такую помощь. Для многих пожилых людей это психологически сложное решение.

Альтернативой домам престарелых могли бы стать специальные многоквартирные дома, приспособленные для маломобильных пожилых людей, однако за последние 10 лет их количество в России уменьшилось втрое. Такие дома есть не во всех регионах, и жилье в них доступно в основном для ветеранов Великой Отечественной войны: они могут обменять свою собственную квартиру на социальную и получить денежную компенсацию.

У проблемы «поколения сэндвича» нет однозначного решения. Очевидно, что это долгий двусторонний процесс. С одной стороны, специалисты считают, что люди старшего возраста должны серьезнее подходить к планированию своей старости, а не возлагать всю ответственность на детей. С другой стороны, необходимо развивать и совершенствовать систему ухода за пожилыми людьми в России. Конечно, эти проблемы не решаются быстро, и люди, вовлеченные в заботу о родных прямо сейчас, вряд ли в скором времени смогут увидеть значительные изменения в своем положении.

Социологи Ольга Юсупова и Елена Здравомыслова сходятся на том, что человеку преклонного возраста нужно дать возможность выбрать ту социальную поддержку, которая будет соответствовать его пожеланиям, состоянию здоровья, уровню достатка, семейному положению. Такая возможность снимет чрезмерную нагрузку с его родных.

В случае с помощью детям и внукам также не существует универсального рецепта. Все зависит от конкретных жизненных обстоятельств. Как отмечает психолог Ольга Берг, не стоит пренебрегать возможностью нанять няню, чтобы сэкономить финансы своих детей. Даже несколько часов в неделю, потраченных только на себя, могут улучшить эмоциональное состояние человека, вовлеченного в заботу.

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!