8 Марта появился как международный день солидарности трудящихся женщин в борьбе за равноправие. «Афиша Daily» решила напомнить о первоначальном смысле этого праздника, поговорив с женщинами, которые занимаются традиционно «мужской» работой — собирают компьютеры, строят дома и чинят машины.

Елизавета, 24 года, сварщица в автомастерской

Я с детства обожаю автомобили, люблю в них копаться, разбирать их и чинить. Сварка и машины тесно связаны между собой, поэтому я и выбрала такую профессию. Сначала я не собиралась учиться на сварщика, в планах было поступить на автомаляра-подготовщика, а это довольно женская профессия. Мне не повезло: ближайшие занятия начинались только через полгода, я записалась в очередь. Но так долго ждать не хотелось. Вскоре после подачи документов на автомаляра мне подвернулась информация о наборе на курсы электрогазосварщиков. Я подумала: «Почему бы и нет?» И пошла учиться. Когда на курсах дошло до практики, я поняла: это мое на все 100%. Сейчас у меня 4-й разряд электрогазосварщика.

Долго искала работу, в итоге стала работать на заводе, но мне быстро наскучило штамповать по 300 штук одинаковых изделий в неделю. Я начала поиски нового места работы и наткнулась на вакансию в тюнинг-мастерской. Вышла на связь с их директором, он скептически отнесся к моей кандидатуре, но все равно пригласил на собеседование. Он здорово меня помариновал, но в итоге предложил выйти и попробовать поработать один день. После первого же моего шва он сказал, что никогда больше не отпустит меня из сервиса. Я работаю уже год. Клиенты бывают очень разные, но мне никогда никто не говорил: «Я хочу, чтобы эту работу сделал мужчина, а не вы».

Если бы каждый, вне зависимости от пола, делал то, что любит, жить было бы гораздо интереснее

Мне с детства плевать на мнение окружающих, единственное, что меня тормозило, — это мнение родителей, но вскоре и на него забила. Когда я впервые сказала, что пойду на курсы электрогазосварщика, родители начали возмущаться: «Что за глупости, ты только здоровье себе испортишь, не женская это профессия». Я вообще считаю, что нет мужских или женских профессий. Если бы каждый, вне зависимости от пола, делал то, что любит, жить было бы гораздо интереснее. И, кстати, в СССР было много женщин-сварщиц, да и сейчас есть. Друзья же особо в меня не верили, знакомые смеялись. Зато теперь, когда обо мне стали говорить и писать в Екатеринбурге, они хором орут: «Какая же ты крутая!» В общем, все как обычно.

Многие из моих знакомых ненавидят свою работу, а я люблю. Люблю ее за творчество, за процесс создания чего-то нового. Бывают моменты, когда из подручных средств приходится создавать детали, которые будут работать в автомобиле вместо чего-то штатного. В целом работа довольно тяжелая, например, снятие выхлопной системы — это обычная процедура, но очень «весомая», поэтому ее мы выполняем вдвоем с напарником. На неделе не получается быть «девочкой», но зато к выходным я отрываюсь — крашу ногти и делаю всякие процедуры. В будни это делать бессмысленно. Единственное, за что я переживаю, — так это за вредность работы. Тяжести в меру не пугают, а физическая нагрузка полезна, меня больше тревожит воздействие газов, паров от дуги и металла. Это очень вредно. Но мне нравится моя работа, и в будущем я планирую развиваться в своей профессии.

Антонина, 69 лет, хирург

Я закончила институт в 1974 году и сразу пошла работать в институт хирургии имени Вишневского. Закончила ординатуру, аспирантуру, потом начались тернии. Традиционно у начальствующего состава мнение было однозначное: хирургия — это мужская профессия. Когда приходили новые директора, первым делом они увольняли женщин из хирургического отделения, якобы потому что женщинам там нечего делать. Ничем больше такие решения не объясняли. Я пришла в институт, когда директором был Вишневский. Он был главным хирургом Советской армии. Через несколько лет он умер, и пришел академик Кузин. Он вообще выгнал почти всех женщин. У академиков было мнение, что хирургами должны работать мужчины, они справятся лучше.

Не каждый мужчина и не каждая женщина может собраться и прооперировать так, как нужно

У меня совершенно другой взгляд на это. С 1950-х годов в этом институте работала моя мама. Она прошла фронт фронтовым хирургом, потом была сельским хирургом в Калужской области, потом пришла в институт, профессором стала. Я работала в хирургии печени и поджелудочной железы. Это, конечно, физически тяжело, но справиться женщина вполне может. Хотя от этого может страдать ее семья. Работа связана с ненормированным рабочим днем. По субботам и воскресеньям нужно приезжать, осматривать тяжелобольных. Иногда, если что-то случается, их нужно оперировать повторно. Женщине необходимо хорошее здоровье, чтоб стоять по восемь часов. Хирург должен знать свою специальность и быть в достаточной степени выдержанным человеком, не поддаваться панике, когда случаются неожиданные ситуации в ходе операции. Но я не считаю профессию хирурга мужской, потому что знаю много женщин, которые занимаются этой специальностью. Мне всегда казалось, что хирургия — это самая активная помощь.

Не каждый мужчина и не каждая женщина может собраться и прооперировать так, как нужно. Все зависит от качества специалиста, а не от гендерной принадлежности.

Людмила, 38 лет, водитель такси

Я работаю в службе такси уже 11 лет. По образованию я учитель музыки, в совершенстве владею английским и испанским языками. В свое время у меня была турфирма, и вместе с этим я занималась куплей-продажей автомобилей из Голландии. Привыкла всегда и в России, и за рубежом передвигаться только на машине. Потом в экономике начались тяжелые времена, я потеряла свой туристический бизнес и вскоре лишилась машины. На общественный транспорт пересаживаться не хотелось — очень люблю автомобили и привыкла к комфорту. Вот я и устроилась работать таксистом, чтоб остаться не на своей, но все же на машине.

В «Яндекс.Такси» меня изначально определили на обслуживание VIP-клиентов. То есть в мои обязанности входило не только возить пассажиров, но и носить их вещи из аэропорта, заниматься багажом. И в этом классе люди дорого платили за такси, поэтому мужчинам было все равно, мужчина я или женщина, их не интересовало, трудно ли мне нести их багаж. Я просто молча выполняла свою работу — и все. А когда позже меня поставили обслуживать эконом- и комфорткласс, ситуация изменилась. Тут люди попроще, даже женщины-пассажиры иногда не позволяют мне в одиночку нести их чемоданы, стараются помочь, предлагают нести вместе. Про мужчин я вообще молчу. Это приятно удивляет.

Парни радуются, что водитель женщина, когда сажают своих девушек ко мне в машину

В принципе, я не думаю, что, будь я мужчиной, мне было бы проще справляться с этой работой. Единственная трудность разве что в том, что я много времени провожу за рулем и, соответственно, мало двигаюсь, а так как я женщина, мне нужно еще следить за своей фигурой. Поэтому приходится ходить на фитнес, бегать по выходным. Кроме того, я мать, мне нужно заботиться о своем ребенке, поэтому для того, чтобы видеть его днем, мне приходится работать по ночам.

За время работы я не слышала негативных отзывов от пассажиров. Парни радуются, что водитель женщина, когда сажают своих девушек ко мне в машину. Бывало, пассажиры говорили, что рады, что к ним на заказ приехала женщина, потому что дамы водят аккуратнее.

Я очень люблю автомобили, люблю ночную Москву. Я довольна своей работой. В целом я считаю эту профессию скорее мужской. Но мне кажется, и будучи женщиной, я неплохо с ней справляюсь.

Анна, 24 года, компьютерный мастер

Мой отец всегда занимался работой, связанной с компьютерами, а я смотрела на него и вдохновлялась, думала о том, что хочу уметь делать то же самое. Еще в юном возрасте я научилась всем азам, которые сейчас пригождаются мне и для заработка, и в обычной жизни: если дома или у друзей что-то приключится с компьютером, я сразу же становлюсь экстренной службой техподдержки. В работе с техникой постоянно приходится сталкиваться со стереотипами: клиенты часто удивляются, видя перед собой молодую девушку.

Легко понять, когда заказчик выбрал тебя по половому признаку, — во-первых, это всегда мужчина, во-вторых, при обсуждении деталей задания и при личной встрече он не упускает возможности отметить, что «не женское это дело», что «мир куда-то катится», спрашивает: «Вы уверены, что вам не нужна помощь?»

Многие заказчики YouDo.com просто «берут меня на слабо», наивно полагая, что я не справлюсь, просто потому что женщина. Легко понять, когда заказчик выбрал тебя по половому признаку, — во-первых, это всегда мужчина, во-вторых, при обсуждении деталей задания и при личной встрече он не упускает возможности отметить, что «не женское это дело», что «мир куда-то катится», спрашивает: «Вы уверены, что вам не нужна помощь?» Увидеть девушку-айтишника в деле, проверить ее профессиональные навыки и, если повезет, подловить на неумении выполнять свою работу — чем не развлечение? Меня это всегда смешит, конечно, но приятно видеть удивление на лицах заказчиков, когда задание выполнено, и доказывать своим примером, что стереотипное мышление — это несовременно.

Бывают моменты, когда я ощущаю себя слабой девушкой: например, когда приходится таскать тяжелый стационарный компьютер или другую массивную технику. Пожалуй, это мой нелюбимый момент в работе, и в такие секунды возникает мысль: «Ох, да ведь это мужское дело, зачем я взялась за это?» Но это минутные слабости, потому что в обычное время я довольна тем, что делаю, — я вообще люблю помогать людям всем, чем могу. Кроме того, к выполнению мужских обязанностей мне не привыкать, потому что дома я тоже многое беру на себя. Так уж сложилось. Я слежу за собой и занимаюсь своей внешностью, но маникюр делаю не чаще раза в год, да и макияж ограничивается накрашенными ресницами. Это не связано с моей профессией, мне просто так удобно, да и свободного времени не так много на эти глупости.

Юлия, 35 лет, строитель, бригадир

Я выросла на полуострове Камчатка — чудесные места! Именно там я первый раз столкнулась со строительством дома, еще тогда приняла решение делать все своими силами и старалась разобраться в каждом нюансе — от заложения фундамента до электропроводки. Наверное, это все влияние моего отца: он был строителем, поэтому я, как его дочь, хотела так же досконально разбираться во всем. И у меня получилось! Когда я закончила строительство своего дома на Камчатке, то решила не останавливаться, а продолжить заниматься этим делом. Появилось много знакомых в сфере строительства, моя сестра решила тоже стать частью команды. Мы уже много лет в профессии, сейчас переместились в Москву, проектов очень много.

Я никогда не позволяю никому сбивать цену за услуги, аргументируя это моей половой принадлежностью, — а бывало и такое

С предрассудками относительно нашей работы сталкиваемся постоянно: приходится доказывать, что женщины — создания сильные и могут делать многое не хуже мужчин. У меня есть подруги, которые мастерски делают электропроводку или могут сами полностью провести трубопровод, — это ли не лучшие примеры? Часто слышу возгласы в свой адрес: «Вы же девушка! Как вы будете это делать? Что вы об этом знаете?» Раньше меня можно было обидеть такими заявлениями, сейчас уже реагирую спокойно — привыкла. Когда я только начинала работать, заказчики, бывало, отказывались от моих услуг в пользу мужчин-строителей. Сейчас, когда назревают подобные инциденты, я достаю портфолио с законченными проектами, увидев которое клиент осознает, что перед ним профессионал. И никогда не позволяю никому сбивать цену за услуги, аргументируя это моей половой принадлежностью, — а бывало и такое. В моей работе опыт значит очень много, во многом благодаря ему получается преодолевать дискриминацию.

Для меня важно оставаться женщиной, даже занимаясь строительством. Поэтому уход за собой, маникюр и платья для меня действительно важны. Несмотря на то что мне приходится использовать физическую силу и разбираться в вещах, о которых не каждый мужчина знает, я всегда помню о том, что я женщина.