В ответ на сексистские высказывания гендиректора фирмы «Милавица» белорусские женщины сфотографировались в нижнем белье и рассказали об отношении к собственному телу. «Афиша Daily» публикует фрагменты фотопроекта и рассказывает о его важности.

В июне этого года генеральный директор белорусского бренда женского белья «Милавица» Евгений Зуев дал интервью, которое спровоцировало серьезный скандал. Рассказывая о том, какие требования предъявляются к новому лицу компании, он сделал ряд сексистских заявлений. Например, Зуев сказал, что женщина — это «самка», главная задача которой — «родить и выкормить потомство», а также «дарить мужчине радость». А для этого ей нужны «длинные ноги, крепкая попа и хорошая грудь». После выхода интервью многие женщины написали в соцсетях о бойкоте бренда, а белорусские феминистки выступили с коллективным письмом. В нем они осудили высказывания Зуева, который свел ценность женщины «до сексуального объекта и предмета удовлетворения потребностей других», и заявили о необходимости реагировать на публичные высказывания, которые «оскорбляют и обесценивают женский образ».

Вскоре минские журналистки Катерина Барушка и Алена Ска (Alena Ska) вместе с фотожурналисткой Дашей Сапранецкой запустили проект «Такая, как есть». Они пригласили женщин разных возрастов и комплекций сфотографироваться в нижнем белье, а также попросили их рассказать о своих переживаниях, связанных с грудью. Было важно оставить проект открытым для всех, поэтому девушки решили не сотрудничать ни с какими СМИ и разместить все материалы в фейсбуке. В объявлении по поиску моделей было указано единственное требование — «готовность показать миру свою неидеальную уникальность, свое несоответствие стандартам и ожиданиям других». Также в объявлении провозглашалось, что внешний вид здесь не важен, поэтому поучаствовать могут все: «высокие и низкие», «объемные и худышки», «с растяжками после беременностей», «с морщинками» и так далее. Фотографии и тексты стали появляться в сообществе Humans of Minsk с хэштегом #такаякакесть375 и приглашением присоединиться к проекту.

Платье не сидит? Грудь виновата. Секс плохой? Просто сиськи его не возбуждают

В результате проект отошел от скандала по поводу размера груди и стал галереей женских историй о своем теле и жизни вообще. По мнению участниц, тексты здесь даже важнее фотографий: все женщины описывают уникальный опыт отношений с телом, что в целом дает ретроспективную картину сложностей, с которыми в том или ином виде сталкивается каждая. Катерина Барушка, которая стояла у истоков этого проекта, сама стала его участницей: она выступила с эссе, в котором попросила прощения у собственной груди за несправедливые претензии к ней.

«Во всех ситуациях, которые складывались не так, как я хотела, виноваты были небольшие железы в верхней части моего туловища. Это очень удобно. Платье не сидит? Грудь виновата. Секс плохой? Просто сиськи его не возбуждают. Занимаюсь неинтересной работой? Потому что неуверенная в себе. И все — из-за маленькой груди! <…> Надеюсь, моя грудь когда-нибудь простит меня за то, что я пыталась во всех своих бедах обвинить ее. Все это время она была совершенно ни при чем»

Во многих историях звучит один и тот же лейтмотив: отсутствие любви к себе и мучительный путь к принятию собственного тела. Один из наиболее пронзительных текстов рассказывает, как на этом пути девушке пришлось пройти через отделение онкологии.

«Было не страшно даже 1 сентября, когда мои однокурсники праздновали успешное поступление, а я лежала на операционном столе в НИИ онкологии. Страшно стало, когда я превратилась в часть этого микрокосмоса в стенах c максимальной концентрацией женщин из области. Когда я видела, как по ночам они стонут в туалете после очередной дозы химии, а днем сидят у телефонов-автоматов и удаленно контролируют уроки детей, чистоту в доме и опрятный вид мужа. Как они рыдают и страдают. Не потому, что у них рак. А потому, что муж, пока их нет дома, гуляет, а за детьми смотрит соседка. Страшно стало потому, что я поняла, каково это — быть женщиной»

По мнению Катерины Барушки, тема проекта шире, чем борьба с гендерными стереотипами, потому что она связана с уровнем жизни в Белоруссии вообще. «Я часто бываю в регионах и вижу людей, которые живут на 100–150 долларов и пытаются себя убедить в том, что это ничего, нормально. Это также проблемы с самопринятием, — рассказала Катерина белорусскому порталу TUT.BY. — Если мы умеем прислушиваться к себе, мы не согласимся на ситуации, когда нас, к примеру, насильно забирают в армию. Все начинается с тела, а заканчивается вопросом о смертной казни или о выборе руководителей страны».

Личное — это политическое, даже если это просто трусы и лифчики

Среди историй, которыми женщины сопроводили свои фото, можно найти и политические сюжеты. Так, одна из участниц проекта рассказала о том, как выбирала белье для похода на акцию протеста.

«Личное — это политическое, даже если это просто трусы и лифчики. Так вот, ни в коем случае нельзя бюстгальтеры с косточками. Заберут. Отнимут. У меня в руках кружевной лифчик и маникюрные ножницы. Я проделываю две маленькие дырочки, достаю металлические косточки и кручу их в руках. Действительно, их же можно заточить и вскрыть ими вены или ранить сокамерницу или даже кого-то из охраны»

Личный опыт участия в проекте #такаякакесть375

Автор текста Наталья Бесхлебная рассказывает, как сама решилась поучаствовать в проекте и какие выводы сделала из этого опыта (местами неожиданные)

Я была в Минске проездом. На предложение подруги поучаствовать в проекте я ответила, что идея мне нравится, но конкретно по поводу груди мне особенно нечего сказать. Но ночью я внезапно села за ноутбук и написала достаточно длинный и эмоциональный текст, который позднее опубликовали вместе с историями других женщин.

И вот я уже стою в лофте перед дулом фотоаппарата, честно пытаясь не втягивать живот и не слишком расправлять плечи, — такая, типа, как есть. Времени, чтобы расслабиться по-настоящему, почти нет, поэтому единственный Эверест феминизма, который я в этот момент готова взять, — усилием воли прекратить мило улыбаться и кокетничать с камерой. Удивительно, насколько сильна в нас эта привычка. И об этом уже рассказала одна из участниц проекта.

«Объективация женского тела зачастую исходит в первую очередь от самой женщины. Безусловно, культурные стандарты это всячески поддерживают, но, чтобы изменения происходили, они должны начинаться изнутри. И именно женское сообщество — это то пространство, в котором важно создавать образ женского тела, принятого во всей своей разности. Стигматизация особенностей женского тела должна прекратиться в первую очередь в женской раздевалке»

Насчет раздевалки — в Минске я жила в хостеле, поэтому не успела ни помыть голову, ни постирать заношенные в поездке рваные джинсы. Я надела чужую футболку, а в день съемок много ходила по жаркому городу, хотя нам, девочкам, как вы знаете, потными быть неприлично. Все, что я сделала специально для съемки, — сунула в сумку несколько маек, заменяющих мне лифчик, и собрала по дороге пучок цветов.

Настроение было прекрасным, чакры — открытыми, патриархат — побежденным. Но когда незнакомая женщина стала говорить мне, голенькой, «посмотри сюда, нет, не туда, левее, правее, чуть ближе к камере», все, что я могла сделать, чтобы хоть как-то расслабить застывшее лицо, — подумать о чувствах, которые испытывала при написании своего монолога. Но у меня вызывали раздражение и почти ярость воспоминания о людях, которые когда-либо объясняли мне, какой должна быть я, мое тело, моя грудь, поэтому, глядя в фотоаппарат, я хмурилась и принимала воинственные позы.

Иногда желание быть красивой и саму красоту бывает так же сложно принять, как и так называемые недостатки

Когда позднее мы отбирали фото, я увидела, что на одних мой живот выглядит так, будто я уже на вполне серьезном сроке беременности, а на других у меня был такой вид, будто я хочу схватить фотоаппарат и разбить его об пол. В результате мучительных переговоров мы выбрали снимок, где я стою с закрытыми глазами, прикрывая грудь руками, и, полностью беззащитная, как бы веду внутренний диалог. Но моя мама, например, сказала, что все это вульгарно, а моя фигура на фото «какая-то мужская».

Разглядывая снимки других участниц проекта, я поняла, что большинство из нас хотело выглядеть красиво. Превратить эту фотосессию в искусство, показать совершенство наших несовершенных тел — задача крайне сложная для всех участниц процесса. Особенно когда нам нужно быстренько все сделать и освободить чье-то симпатичное помещение. Думаю, что большинство женщин, поучаствовавших в #такаякакесть375, испытало такие же сложные эмоции, как и я. Но уверена, что ни одна из нас не пожалела об этом опыте, несмотря на то что отзывы не всегда были позитивными. «Иногда полезно встретиться с агрессией и неприятием, — говорит Катерина Барушка, — это позволяет наконец понять, что если тебя, сфоткавшуюся в лифчике и рассказавшую о себе, такую открытую, кто-то намеревается пнуть, это может стать последней каплей, после которой ты начинаешь себя защищать».

И еще один вывод: иногда желание быть красивой и саму красоту бывает так же сложно и важно принять, как и так называемые недостатки.


Катерина Барушка, Алена Ска и Даша Сапранецкая благодарят за помощь в реализации проекта Татьяну Савостюк, Олю Короткину, Елену Герасименок, Арину Готовец, Олю Офицерову и Нану Мурашко. Поиск моделей для участия в проекте продолжается.