По просьбе «Афиши Daily» психотерапевт Адриана Имж, которая консультирует клиентов с 2007 года, поделилась своими наблюдениями.

1. Чем более здоровые отношения у клиента были в семье, тем легче ему обратиться к психологу

Чем лучше были отношения в семье, чем безопаснее были родители (или кто-нибудь близкий — бабушка, тетя, троюродная сестра), тем легче клиенту найти контакт с терапевтом и «своего» терапевта, тем меньше у него сопротивления и ужаса в работе. Такой парадокс. Сложности с доверием и возможностью обратиться за помощью сами себе могут быть запросом на работу, потому что у многих клиентов опыта безопасной помощи в детстве было очень мало или не было совсем.

2. Проблемы есть у всех. Особенно у тех, кто о них не говорит

Далеко не все могут что-то рассказать о себе в блоге или в диалоге с друзьями. Многие люди не могут говорить о своих трудностях даже с психологом: им кажется, что так они превращаются в неудачников. И, оказывается, многие диалоги с друзьями строятся не по принципу «говорит тот, кому есть что сказать», а «говорит тот, кто может что-то сказать».

Бывают случаи, когда человек переживает рак, но не находит возможности рассказать об этом подруге, которая уже второй час жалуется на то, что любовник забыл у нее под кроватью носок.

3. В России благополучным браком обычно называется брак «четыре не»

Многие женщины приходят с тем, что у них «хороший муж». Хороший муж — это человек, который «не пьет, не бьет, не оскорбляет и не гуляет».

То, что такой человек, например, «не работает», «не занимается детьми», «не участвует в бытовой жизни семьи», «не хочет женщину» или «не отрывается от планшета» плохим мужем его не делает. «Четырех не» обычно достаточно для того, чтобы женщина панически боялась разрушить отношения. Хотя, конечно, бывают и по-настоящему благополучные браки — с любовью, доверием и поддержкой.

4. Многим людям трудно говорить о себе

Чаще всего их вообще этому не учили в детстве или даже запрещали рассказывать о себе. Поэтому за час диалог может пятнадцать раз прокрутиться на карусели «У меня прекрасные друзья, у меня чудесные дети, мне очень повезло с работой, мне что-то плохо, непонятно почему, ведь у меня прекрасные друзья, у меня чудесные дети, мне очень повезло с работой». Узнать, что по-настоящему беспокоит такого человека, зачем он пришел и чего хочет от встреч с психологом, удается далеко не сразу.

Подробности по теме
Инструкция
Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала
Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

5. Психологический жаргон часто мешает разобраться, что именно происходит с клиентом. В первую очередь — ему самому

Люди узнают слова «прокрастинация», «выученая беспомощность», «нарцисс» и «зона комфорта» и постоянно их используют. Вместо описания чувств и ощущений сразу переходят к оценке поведения.

Это напоминает историю, которую я когда-то прочитала в сообществе беременных: девушке поставили диагноз «воспаление мочевого пузыря», но диагноз ей не понравился, поэтому она начала пить ношпу от тонуса матки. Так и клиент говорит «у меня прокрастинация» и «мне нужно выйти из зоны комфорта», хотя на самом деле у него астеническая депрессия и в зоне комфорта он никогда не бывал.

Подробности по теме
Разум и чувства
Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог
Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог

6. Приходя к психологу, люди часто не хотят или не готовы его слушать

Особенно трудно это в начале пути: клиенту кажется, что он знает, что и когда должен сказать психолог, как он должен себя вести и что делать, чтобы ему помочь. А психолог делает, разумеется, что-то другое. Часто это вызывает большое удивление.

Виноваты, конечно, в этом и средства массовой информации, которые часто приглашают в качестве экспертов радикальных и демонстративных специалистов, а то и совсем не специалистов, и современная культура (в сериале психолог может работать с клиентом за секс и делиться историей клиента с его братом («Люцифер») или быть психопатом, который узнает страхи клиента, а потом его именно так и убивает («Мыслить как преступник»)).

7. Некоторые клиенты могут годами обманывать психологов

Казалось бы, это невыгодно в первую очередь клиенту, ведь специалист работает с некоторой «сферической лошадью в вакууме», но сказать правду для клиента в этот момент может быть еще более разрушительно. Как правило, такие люди ходят к психологу не для того, чтобы получить помощь в реальной ситуации, а для того, чтобы просто побыть там, где можно быть каким-то другим.

8. Все мы очень одиноки

И очень часто люди одиноки и в семьях, и с друзьями, и даже приходя к психологу они все равно одиноки, потому что психолог «ненастоящий человек».

Меня часто выручает живая мимика (я не скрываю ни слез, ни смеха во время сессии — и многие клиенты постепенно привыкают, что я живая и по-настоящему с ними), но и это не всегда помогает: привычка не доверять лишает человека друзей и близких надежнее смерти, безденежья и болезней.