«Афиша Daily» продолжает разбираться в явлениях, которые существуют в России, но не в русском языке. На этот раз мы подробно объясняем, что такое харассмент, чем он отличается от сексуальных домогательств и в чем его вред.

Что такое харассмент

«Харассмент» — очередное слово, которое русский язык вынужден заимствовать из английского. Ближайшая аналогия для «харассмента» в русском языке — это «сексуальные домогательства», но английский термин шире. Он включает в себя не только действия, но также оскорбительные замечания, непристойные предложения и психологическое преследование.

Само слово появилось в начале XVII века во Франции: harasser означало «натравить охотничью собаку на дичь». Сейчас Оксфордский словарь определяет харассмент как «нежеланные сексуальные предложения или намеки обсценного характера, обычно в адрес женщины». Ключевое слово здесь — «нежеланные»: очень часто, когда девушка или женщина просто занимается своими делами — читает книгу в библиотеке, смотрит на достопримечательности Мехико-Сити или работает в офисе, — она сталкивается с непрошеными сексуальными посягательствами. Это мешает работе, делает жизнь некомфортной, а порой представляет прямую опасность.

Cогласно масштабному исследованию женского опыта в профессиональной сфере, проведенному британской организацией Opportunity Now, 52% женщин в Великобритании сталкивались с харассментом и психологическим давлением на работе. Эти цифры больше для представительниц любых меньшинств — женщин с инвалидностью, небелых женщин и эмигранток. Жертвами харассмента становятся не только женщины — по данным международной организации защиты прав женщин Catalyst, мужчины подают 17,5% заявлений о харасcменте сексуального характера; при этом агрессорами в четырех случаях из пяти также являются мужчины.

Подробности по теме
Новая этика
Что такое сталкинг и как быть, если вы стали жертвой преследований
Что такое сталкинг и как быть, если вы стали жертвой преследований

Харасcмент на работе

«Я работала в латиноамериканской стране. По пятницам ходила выпивать в бары, и, так как в Латинской Америке не очень безопасно, с работы меня обычно забирали друзья. Мой начальник по этому поводу любил пошутить, что я шлюха, а как-то раз в присутствии друзей спросил: «У тебя вагина не стала размером с Россию при таких успехах?» — это одна из десятков историй, которые мне рассказали собеседницы в ходе подготовки этого материала.

Домогательства на работе — это реальность почти каждой женщины. Харассмент может варьироваться от мелкого — замечаний по поводу фигуры, размера груди, короткого платья — до серьезного, когда агрессор не дает сотруднице прохода, намекает на секс, а в самых экстремальных случаях пытается запереться с ней в закрытом помещении. Важно отметить и использование диминутивов: если мужчина в рабочей обстановке внезапно переходит с вами на уменьшительно-ласкательные формы (Машенька, Натуля) или использует слова вроде «душечка» — то это самый настоящий харассмент. Таким образом собеседник ставит вас в подчиненное по отношению к нему положение.

Харассмент мелкого калибра в России практически обязательная реальность любого коллектива. «У нас на работе какое-то время была целая группа сотрудников из ада. Трое мужчин средних лет, которые сошлись на почве своих варварских взглядов на мир: они сидели в углу опенспейса и целыми днями занимались тем, что отпускали всем сотрудницам непристойные комментарии. «Маша, у тебя видны сиськи!», «Лена, ты в такой интересной позе сидишь, я прямо представил, какие еще позы ты знаешь», — рассказывает одна из девушек, москвичка, работающая в сфере маркетинга.

В тяжелых случаях харассмент обретает совсем уродливые формы: например, начальство пытается запереть приглянувшуюся молодую сотрудницу или сотрудника в кабинете, прямым текстом требуя секса, или шантажирует, угрожая уволить в случае отказа. В самых крайних случаях агрессивный харассмент может закончиться изнасилованием. Представительницы некоторых профессий подвергаются харассменту чаще других — медсестры, стюардессы, секретари.

В 2015 году американский Cosmopolitan опросил 2235 работающих женщин возрастом от 18 до 34 лет: харассменту подверглась каждая третья из них. В России ситуация, вероятно, не лучше. Достоверной статистики нет, но некоторые сайты ссылаются на опрос, проведенный компанией Focus в 2005 году: по его данным, сексуальному харассменту на работе подвергается каждая третья россиянка.

Существует исследование, согласно которому в коллективах, где допускаются непрошеные сексуальные комментарии, продуктивность оставляет желать лучшего: сотрудники часто ссорятся, не оказывают друг другу поддержку и плохо координируют задачи, в результате чего падают финансовые показатели. Зачастую харассмент доводит сотрудниц до увольнения. Из этого следует простой вывод: харассменту не место в рабочей обстановке, это травматично для женщин и невыгодно для бизнеса в целом.

Чем вреден харассмент

В беседах о харассменте российские мужчины часто восклицают: «Уже скоро и комплимент сказать будет нельзя!» Под комплиментом в этом контексте может пониматься вообще все что угодно, даже прямое предложение замужней женщине пойти заняться сексом в подсобке. Тем не менее многие все равно недоуменно пожимают плечами — ну сказали тебе что-то похабное, но не по голове же ударили, что такого страшного? Просто не обращай внимания!

Не обращать внимания, тем не менее, невозможно. Исследования подтверждают, что харассмент на работе оказывает катастрофическое влияние на женщин, их чувство уверенности в себе и желание продолжать работать. Агрессивная обстановка сексуального харассмента снижает энтузиазм сотрудниц, ухудшает их рабочие показатели, иногда приводит к состоянию депрессии и паники. Женщины, с которыми я разговаривала и которым удалось тем или иным путем избавиться от ситуации харассмента, описали это ощущение словами: «Я снова смогла дышать». Часто женщины в результате харассмента увольняются, бросают учебное заведение или выбранные курсы.

«Моего инструктора по вождению звали Денис Борисович Бородачев. После нескольких уроков он стал мне говорить, что я плохой водитель и что я смогу сдать экзамен только через взятку ГАИ и автошколе или через постель с ним. Время от времени он пытался хватать меня за руки и за коленки или прислонялся ко мне, как бы помогая в вождении машины. Это очень неприятное ощущение — быть в машине с человеком, который к тебе пристает. Никуда не деться.

Я чувствовала себя беспомощно. Я не прогрессировала на уроках, у меня не было энтузиазма на них ходить, и мне казалось, что это никогда не закончится. Последней каплей было то, что прямо перед тем как я садилась в машину на очередном экзамене, ко мне подошел инструктор и на ухо мне сказал: «Ты такая красивая сегодня». Мой экзамен в тот день длился 2 минуты, я перепутала педали и чуть не сбила полицейского-экзаменатора. Я в слезах ушла с экзамена и больше не отвечала на звонки инструктора. Я пошла к секретарю автошколы и стала требовать свои документы, а она начала запугивать меня, что мне не удастся сдать экзамен самой и я все равно вернусь к ним школу» — такую историю рассказала мне собеседница Дарья Серес. По ее словам, через аналогичный опыт в той школе приходилось проходить почти всем ученицам. Еще несколько лет Дарья не могла и не хотела водить машину вообще.

© Westend61 / GeyyuImages.ru

Харассмент вне работы

Еще один вид харассмента — это уличные приставания, когда мужчины кричат вслед незнакомым женщинам «комплименты» из разряда «Классные сисечки!». По-английски это называется catcalling. Негативное отношение к уличному харассменту часто встречает все тот же аргумент «А что такого?», кроме того, в массовой культуре существует немало произведений, представляющих catcalling как нечто желанное для самой женщины. Например, в песне «How Lovely to Be a Woman» из знаменитого американского мюзикла «Bye Bye Birdie» главная героиня поет: «Теперь, когда мальчики свистят, ты — то, чему они свистят вслед», приводя это как аргумент тому, почему хорошо быть женщиной.

Ничего хорошего в уличном харассменте, впрочем, нет: порой он бывает смешным или даже милым, но обычно это наглые приставания страшных личностей, которые грозят перерасти в ограбление или атаку. Существование уличных выкриков легитимизирует право мужчин делать что-то по отношению к женщине, которая кажется им привлекательной, вне зависимости от того, хочет она этого или нет.

Разновидностью уличного харассмента можно считать харассмент, который происходит в любых местах, где женщина занимается своими делами и ее внезапно прерывают, чтобы выразить свои сексуальные желания. Такие истории были у всех, например, вы читаете книгу в парке, к вам подходит мужчина, спрашивает: «Что читаем?» — и следующие полчаса никуда не уходит, хотя вы ему уже с десяток раз прямым текстом сказали, что желаете побыть одна. Такое происходит опять-таки из подсознательного представления, что женщина — мужская собственность, поэтому когда она появляется где-то одна, то делает это, чтобы показать, что место вакантно. Просьбы уйти не воспринимаются, потому что «на самом деле ты этого хочешь» (об этой фразе, сказанной в их адрес агрессорами, рассказали подавляющее большинство собеседниц), — параллели с изнасилованием здесь очевидны. Вину за изнасилование при этом возложат на женщин — ведь это они так призывно себя вели; о феномене виктимблейминга можно почитать здесь.

Откуда берется харассмент

В обществе к женщинам принято относиться в первую очередь как к секс-объектам. Когда мы видим женщину, мы по умолчанию сначала оцениваем, как она выглядит. Эта установка срабатывает даже в том случае, когда речь идет о высокопоставленной женщине с хорошей карьерой: красива ли гендиректор? Привлекательная ли фигура у новой министра экономики? Казалось бы, в таких ситуациях это не имеет никакого значения; даже наоборот — министру экономики вряд ли стоит посвящать два часа ежедневно работе в спортзале. Этим женщинам платят не за внешность, а за навыки и знания, но внимание общества все равно устремляется на туфли и тело.

Такая привычка работает и в реальной жизни, автоматически выводя женщину из сферы профессионального: когда вы начинаете оценивать начальника по степени привлекательности, вы перестаете относиться к нему исключительно профессионально. Многие мужчины пользуются этим буквально, чтобы доказать себе, что «она может быть и менеджер, но я все равно статуснее, потому что я мужчина».

Подробности по теме
Сильный пол
Как в обычном российском офисе девушка настроила всех на борьбу с сексизмом
Как в обычном российском офисе девушка настроила всех на борьбу с сексизмом

Что говорит закон

В большинстве законодательств развитых стран сексуальные домогательства на работе считаются преступлением. Большинство законов, касающихся харассмента, преступлением считают действия и не затрагивают сексистские комментарии. Харассмент в офисе считается преступлением в тех случаях, когда он повторяется настолько часто и в настолько неприятной форме, что это создает враждебную обстановку на работе или влияет на кадровые решения, например, жертву увольняют или заставляют подать заявление по собственному желанию.

В 2002 году Евросоюз внес правки в директиву о равноправии полов, признав харассмент на работе противозаконным. Домогательства на работе классифицировались как «сексуальная дискриминация и нарушение достоинства личности». Новая директива требовала от всех стран — членов ЕС принять законы против харассмента. Меру наказания каждая страна утверждала по отдельности.

Конкретно противозаконными в Европе считаются нежеланные физические контакты, намеки сексуального характера, демонстрация порнографии и любые сексуально окрашенные требования и просьбы. Многие законы отдельно оговаривают, что жертвой харассмента может быть человек любого пола.

В Испании сексуальный харассмент с использованием насилия или угроз карается тюремным заключением от 1 до 5 лет. В Великобритании, за исключением Шотландии, наказание за харассмент подразумевает до 6 месяцев заключения или штраф; Шотландия может дать срок до пяти лет. Франция дает год тюрьмы или штраф в €15 000.

В России статья о сексуальных домогательствах тоже имеется. Статья 133 УК РФ подразумевает за «понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера» наказание в виде года лишения свободы или штрафа до 120 000 рублей.

Тем не менее на практике это не означает почти ничего: из-за описанной выше установки общества о том, что харассмент — это нормально и «естественно для мужчины», выиграть дело практически нереально. В 2008 году западная пресса писала о судебном разбирательстве в России. 22-летняя сотрудница рекламного агентства подала в суд на своего начальника: после отказа заняться с ним сексом тот в прямом смысле запретил ей доступ на рабочее место. Международный интерес вызвала позиция судьи, тоже женщины — она отвергла претензии сотрудницы как нелегитимные и прокомментировала свое решение фразой: «Если бы мужчины не приставали к женщинам, то и детей бы давно не рождалось».

Доказать домогательства в Российском суде сейчас практически невозможно: обычно такие вещи происходят тет-а-тет, а доказательством не являются ни диктофонная, ни видеозапись. Летом 2015 года Ассоциация адвокатов России за права человека направила в Госдуму и Совет Федерации предложение ввести в Уголовный кодекс новую статью о сексуальных домогательствах, но эта инициатива не получила продуктивного разрешения.

Что делать, если вы обнаружили себя в ситуации харассмента

В обществе, в котором харассмент многими не считается проблемой, понять, что делать, если это происходит с тобой, непросто. Вместе с кандидатом юридических наук и заведующей кафедрой трудового права ВШЭ Елены Герасимовой мы попробовали составить прикладную инструкцию по борьбе с харассментом.

Оценить необходимость обращаться в суд

Конкретной нормы, направленной на защиту от харассмента и преследований, в российском законодательстве нет — и это главная и, по словам Елены Герасимовой, трудно преодолимая проблема. «В нашей стране есть только определенные общие нормы, из которых можно вывести саму идею того, что такое поведение является противоправным. Но это очень непросто на практике», — объясняет юрист.

Косвенно гражданок и граждан России от харассмента защищает статья 21 Конституции РФ «Достоинство личности охраняется государством», согласно которой «никто не должен подвергаться… унижающему человеческое достоинство обращению». Также можно обратиться к статье 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера» и статье 151 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда» (эта норма предусматривает возможность получить компенсацию не только агрессора, но и от работодателя).

Впрочем, выиграть дело о харассменте по любой из трех статей на практике почти невозможно. «Все эти нормы очень тяжело и плохо применяются. Безусловно, с заявлениями по всем трем можно обращаться соответственно в полицию или в суд, понимая, что это скорее активизм и попытка создания прецедентов в судебной практике. В России такие действия наверняка будут очень полезными. Но, зная, как у нас даже более тяжелые и более очевидные преступления — изнасилования или побои — плохо и тяжело расследуются, рассчитывать на то, что дело о домогательствах будет встречено пониманием со стороны полиции и будут проведены нормальные следственные действия, оснований очень мало», — поясняет Елена Герасимова.

Поговорить с начальством

В итоге, как по мнению Елены Герасимовой, так и по свидетельствам моих собеседниц, наиболее действенным методом защиты может стать обращение к руководству. «Помимо федерального законодательства в некоторых организациях принимаются локальные нормативные акты, которые действуют и в сфере трудовых отношений. Это, например, правила внутреннего трудового распорядка, кодексы поведения и прочие внутренние акты компаний. В силах и компетенции работодателя в такого рода локальные документы включать правила поведения, регулирующие в том числе защиту сотрудниц и сотрудников от харассмента и сексуальных домогательств», — рассказывает Герасимова.

Эти слова подтверждают и рассказы моих собеседниц: девушка, работавшая в Латинской Америке, в итоге сделала начальнику строгий выговор по поводу сексизма — и он перестал отпускать пошлые комментарии в ее присутствии. Обратиться можно и к профсоюзу, если он есть в организации: задача предложить принять локальный акт или включить положения о недопустимости преследований в коллективный договор входит в компетенцию и цели профсоюзной организации.

Если же у вас есть собственная компания — то вы можете принять превентивные меры для предотвращения враждебной атмосферы в коллективе. Для этого можно проводить специальные презентации и лекции, посвященные защите достоинства личности и гендерному равенству.

Кризисные центры, полезная информация, телефоны

Кризисный центр для женщин

Региональная общественная организация «Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» (Москва): 8 (499) 901 02 01

Психологическая поддержка женщин, переживших сексуальное насилие: 8 (495) 124 61 85