Психолог, сексолог, учитель, эксперт по безопасности, а также мама взрослых и не очень детей рассказывают, как воспитать у ребенка здоровое отношение к сексу и объяснить ему, что такое личное пространство.
Марина Травкова
Семейный психолог и сексолог

«Беспокоиться о том, надо ли говорить с детьми о сексе, могут только совершенно взрослые люди, потому что для самого ребенка слово «секс» никак не окрашено сексуально, можно с таким же успехом говорить при нем слова «трава» и «небо». Ребенок считывает наше отношение к слову. Если родители сами этой темы боятся, считают ее слишком возбуждающей или говорят о ней с отвращением, ребенок поймет ее точно так же.

В первую очередь детям надо назвать все органы. Есть такая игра «А где у Васи глазки, а где у Васи губки?», когда ребенок показывает части тела. Точно так же надо рассказать Васе, где у него пенис, анус, ягодицы. И потом можно очень просто объяснить, что эти места интимные и их никто не должен трогать, кроме мамы, папы и врача — и то в присутствии родителей. Ведь знания ребенка о сексе еще и являются защитой от разного рода посягательств, которые, к большому сожалению, в нашей жизни случаются часто.

Многие люди, пережившие сексуальное домогательство в детстве, вспоминают, как они понимали, что происходит неладное, но на тот момент у них не было вокабуляра, чтобы прийти к родителям и описать эту ситуацию. Есть немало случаев, когда ребенку кто-то взял и продемонстрировал пенис или предложил его потрогать. Если ребенок уже слышал от родителей, что это очень интимное место, он может прийти и сказать: «Мама, дядя показал мне пенис». А если ребенку транслировали, что эта тема стыдная, запретная, что о ней нельзя говорить, то ребенок подвергается очень большому риску.

Разговаривая с ребенком до пубертатного возраста на эту тему, мы не можем вызвать никакого специального интереса. Но, конечно, важна форма подачи.

Говоря с ребенком непосредственно о сексе, надо начинать с посыла о том, что это только для взрослых людей, — и это ключевой момент. И здесь появляется ниша, в которую родители могут вложить все свои семейные установки. Например, они могут произнести такие фразы: «когда ты станешь большим», «когда тебе исполнится 18», «когда ты встретишь любимого человека» и так далее — в общем, все, что родители собираются объяснить про отношения.

Если вы уже назвали ребенку все органы тела, то сам процесс можно очень легко объяснить одной фразой: когда люди живут вместе, они спят в одной кровати и во время секса мужчина вставляет свой пенис в вагину женщины, затем его сперматозоид соединяется с ее яйцеклеткой и в матке женщины начинает расти ребеночек. Если это делается спокойно, то на этом исчерпывается интерес ребенка.

Всякого рода родительские эвфемизмы приводят к смешным и не очень ситуациям. Я люблю приводить в пример одну хрестоматийную историю. У мальчика была фобия: он боялся спускать ноги с кровати и вообще ходить по полу. Родители думали, что он опасается вирусов. Впоследствии оказалось, что они, считая себя людьми просвещенными, решили рассказать, как происходит оплодотворение, и объяснили процесс так: мама с папой ложатся в кровать, крепко-крепко обнимаются — и именно таким образом сперматозоид перебегает к яйцеклетке. У детей очень буйная фантазия, поэтому мальчик вообразил себе бегающих в свободном порядке сперматозоидов и стал боятся, что они к нему перебегут.

Если ребенок увидел, как родители занимаются сексом, надо вывести его и сказать: «Мама и папа — взрослые люди, у них интимная жизнь. Ты не должен был этого видеть, потому что это только для взрослых людей». Кстати, часто дети, получившие ответ на вопрос о сексе, говорят: «А посмотреть можно?» И в этих случаях родители начинают возмущаться тем, что пробуждают интерес. На самом деле это не так — для ребенка это что-то вроде мультика. На такой вопрос надо ответить: «Нет, потому что это только для взрослых людей».

Если у ребенка возникает вопрос, почему это только для взрослых, можно достать книжку по анатомии и показать, что есть такие органы, которые зреют только в определенное время, поэтому делать это раньше вредно.

У нас в стране стало сворачиваться сексуальное просвещение, так и не успев по-настоящему начаться. Оно давится за счет идей традиционной семьи, против которой я, разумеется, ничего не имею, но уверенность в том, что о сексе люди должны узнавать только после вступления в брак, слегка утопична в наше время.

Подростки не становятся подростками в один день. У взросления есть свои этапы, и сначала это не про желание иметь половой акт, это про витающий в воздухе легкий эротизм. Тело просыпается, сигналы начинают поступать, но человек не очень понимает, о чем они. И ему нужен кто-то, с кем можно об этом поговорить. Но я всегда предупреждаю мам и пап: не ждите, что дети обрадуются этой беседе. Родители часто огорчаются из-за того, что они хорошо поговорили с ребенком о сексе и половом созревании, а ребенок сел и заплакал из-за того, что у него грудь вырастет, появятся лишние волосы и начнутся месячные. Дети правда часто расстраиваются, потому что это для них неизвестные изменения, которые страшат.

На этом этапе родителям важно рассказать о своем опыте, нарисовать картинку. Очень хорошая техника — объяснять поэтапно, день за днем, что сейчас происходит. Если этот план выполняется, то тревога подростка снижается. Надо дать понимание того, что бывают изменения в весе и росте, вырастают волосы в тех местах, где их раньше не было, а иногда появляются прыщи.

Сначала у подростка проявляется чувственное начало, которое пока не ищет выхода, оно плутает. Затем они могут влюбляться, не спать, мечтать об объекте своей влюбленности, но ни разу не прикоснутся к нему, даже не будут за косички дергать. Потом появляется желание прикоснуться, поцеловать, но секса в мыслях пока тоже нет. А третий этап, когда возникает желание физической близости, проходит у разных детей по-разному. Это зависит от многих факторов — начиная с национальности и генетики и заканчивая питанием, образом жизни, врожденными характеристиками.

И в этот период как никогда важно рассказывать детям о мерах предохранения, о венерических заболеваниях и, конечно, доверии к партнеру, с которым ребенок собирается вступить в сексуальные отношения.

Родители часто боятся, что если они расскажут о контрацепции своим детям, то будто бы начнут пропагандировать секс. Во всех обществах, где пытаются задавить эту тему, получается обратный эффект: увеличивается число абортов, в том числе подпольных, ранних беременностей, заболеваний. Чем менее доступна эта тема, тем больше дети подвергаются разного рода опасностям.

Мамы часто говорят: «Вам легко рассуждать, а у нас девочки». В таком случае я спрашиваю, что было бы предпочтительнее для них в случае нежелательной беременности: чтобы девочка пришла к ним с этим или сделала подпольный аборт?

У нас есть большая культурная беда — стереотип о том, что девочка должна быть нежной, ласковой, послушной. Или еще говорят — женственной. Эта женственная и послушная потом не очень понимает, как отказать парню, который на нее давит. Она может быть влюблена в него, они могут целоваться и встречаться, но секс — это другое. Отдельная тема — научить детей говорить нет, причем как мальчиков, так и девочек.

Одно дело, когда девочка может сказать нет наглому незнакомцу: это для нее нормально. Но когда я прошу представить, что это твой парень, вы с ним целуетесь, но в какой-то момент вы остались дома одни и он не хочет останавливаться на поцелуях, девочки действительно сильно пугаются. Многие сами не понимают, что они чувствуют, они растеряны. Поэтому фразу, которой можно твердо отказать, надо обязательно проговорить с ребенком.

То же самое с мальчиком. Ему надо рассказать, что секс с пьяной девушкой, которая плохо понимает, что происходит, неприемлем. Он в свою очередь должен знать, что если ему сказали нет, это значит нет».

Лия Шарова
Руководитель школы безопасности «Стоп-угроза»

«О личном пространстве можно начинать говорить с трех-четырех лет. В этом возрасте важно донести, что есть близкие взрослые люди (их нужно перечислить), есть друзья и знакомые, а есть посторонние. Гладить, обнимать и целовать могут только самые родные. Друзья и знакомые могут, конечно, иногда погладить по голове, если, например, приходят в гости. И надо выучить с ребенком фразу, которую он должен использовать, если кто-то посторонний хочет обнять его: «Не надо меня трогать!»

Можно нарисовать на листочке яркие разноцветные круги: в центре — семья, во втором круге — друзья, в третьем — знакомые (соседи, врач, родители друзей ребенка), в четвертом — незнакомые люди.

Примерно в этом же возрасте объясняют разницу между мальчиками и девочками.

Современное поколение детей, особенно в больших городах, растет совсем не так, как росли нынешние 30–50-летние люди. Сейчас практически не встретить самостоятельно гуляющего ребенка лет шести-семи, родители стараются вообще не оставлять детей без присмотра. Поэтому опасность случайной встречи с маньяком, вуайеристом, педофилом — немного меньше. В школах и детских садах также теперь довольно серьезные системы безопасности, и это тоже частично охраняет наших детей.

Из новых опасностей, которые нам были неведомы в детстве, особо отмечу интернет. Если ваш ребенок имеет доступ к компьютеру, не защищенному специальными программами родительского контроля, то, набрав в поисковике имя любого из своих любимых мультяшных персонажей, от русалочки до феи или какой-то диснеевской принцессы, он увидит на экране разнообразные порнокартинки.

Насилие чаще всего происходит в семье. Отчимы, дяди, двоюродные братья, а иногда и папы с дедушками. Конечно, чаще это случается в пьющих и неблагополучных семьях. По неофициальной статистике, если говорить о нынешних 30–40-летних, каждая вторая девочка подвергалась сексуальным домогательствам в той или иной форме в возрасте от 4 до 16–18 лет. Сейчас эта статистика немного меньше, потому что больше детей находятся под присмотром взрослых до подросткового возраста, реже ездят самостоятельно в городском транспорте, не выходят на улицу в вечернее время одни.

Если не рассматривать случаи семейного насилия, то чаще всего это случайность. То есть от насилия не застрахован никто.

Какие методы у насильников? Затащить в машину или в квартиру, проследить за ребенком по дороге из школы или от метро. Предложить мальчику быстро заработать, передав, например, пакет с документами или помогая донести коробки в квартиру. Предложить девочке или даже двум подружкам пройти кастинг в телевизионный конкурс. Попросить помочь вытащить котенка из трубы — «рука слишком большая, не могу достать». В апреле этого года меня как тренера приглашали дважды в престижную школу, которая находится в самом центре Москвы и охраняется довольно серьезно: прямо напротив школы девочкам 6–8 классов мужчина предлагал подарить новый айфон, если они пойдут с ним «просто поговорить».

По моему опыту, а лично я провела уже более 1000 тренингов в одних только школах Москвы и Подмосковья, все третьеклассники знают слова «педофил», «изнасилование», «маньяк» и примерно представляют себе, что некоторые похитители могут делать со своими жертвами. Но я не советую рассказывать 7–10-летнему ребенку всякие подробные кошмары. Когда наших тренеров маленькие дети (1–2 класс) спрашивают о целях похищения, их вполне устраивают ответы «для выкупа» или их собственные сказки о похищении «на органы» или «в рабство».

Лучше сосредоточиться на том, чтобы у ребенка было четкое понимание, что ни один незнакомый взрослый не должен вообще ни при каких обстоятельствах подходить к чужому ребенку. Что в этом случае нужно моментально отходить, убегать, твердо отвечать «Я вас не знаю и не буду с вами разговаривать», а в случае если пытаются удержать и схватить — громко кричать, падать на землю, пинаться.

Еще нужно как можно чаще болтать с ребенком во время прогулки. Например, спросите вашего ребенка, кто из прохожих кажется ему хорошим, а кто плохим, и вы узнаете много нового для себя. Или пусть покажет, куда бы он побежал в случае опасности. И к кому обратился бы за помощью.

Тренируйтесь вместе с ребенком кричать прямо на улице — абсолютное большинство жертв просто постеснялись громко закричать, внезапно побежать или даже отойти от лифта, когда в подъезд зашел мужчина.

Покажите, как нужно отвечать, разговаривать, как правильно не открывать дверь, как не входить в лифт, — именно покажите. Покажите девочке, как себя вести, если к ней подошел на улице неприятный тип и заговорил. Наши дети знают, что нужно делать и чего делать не нужно, но они совершенно не знают как.

Встречайте и провожайте детей. Снабдите их телефон системой родительского контроля, которую предлагают все компании мобильной связи. Купите дополнительно GPS –трекер с кнопкой SOS. Установите на все компьютеры и планшеты программы защиты.

И дружите. Потому что большинство детей попросту не расскажут вам ни о травле в интернете (зачем, если мама просто запретит сидеть в соцсетях), ни об инциденте на улице (зачем, если мне просто запретят гулять или начнут провожать в школу «как маленького»).

Сейчас актуальны новые проблемы: очень часто у детей начинаются виртуальные отношения, любовь на расстоянии. В этом, конечно, ничего плохого нет, а может быть, даже это и хорошо, потому что это немного откладывает и начало сексуальных отношений, и эпоху поздних возвращений, и многое другое. Но родители чаще всего живут настолько в стороне от интернет-пространства детей, что полностью выпадают из личной жизни подростков. Поэтому дружите, особенно в соцсетях. С самого начала, как только ваш ребенок завел себе страничку, завоюйте его доверие в виртуальном пространстве. Шлите друг другу идиотские картинки, не критикуйте его друзей и увлечения, даже если увидите там нецензурную лексику. Потратьте время на то, чтобы вникнуть в специфику тех сообществ, в которых состоит ребенок. Перестаньте быть врагом интернета, не паникуйте на тему «десоциализации», не пытайтесь «перетащить в реальный мир». Это просто новая реальность их общения, их дружбы, их любви, их обмена информацией. Ваша задача — знать обо всем первыми. И это очень сложная, требующая терпения и выдержки задача.

Ужасно болезненный для нашего общества вопрос — как научить мальчика не приставать к девочке? Тут, как ни воспитывай, главное — только пример своей семьи. Если мама терпит плохое отношение к себе, то ее сын гарантированно возьмет модель поведения отца за основу. С другой стороны, поскольку часто мальчиков воспитывают одинокие мамы, они часто не учат мальчиков ни ответственности, ни уважению, ни тактичности. Сынуля, привыкший к постоянному обслуживанию и безответственности, перенесет это и на свою подругу. Ну и вне семьи все наше общество крайне не способствует ни уважению к женщине, ни соблюдению правильных границ в общении.

Важно научить и девочку реагировать на приставания мальчика. Отсутствие стыда и чувства вины — это главное. Девочки молчат и стесняются, боятся быть униженными, скрывают от родителей эти факты. Правильная реакция — моментальный громкий отпор любому нарушившему границы. Иногда этого достаточно. Но если ситуация повторяется, нужно и сказать родителям, и попросить о помощи подруг, и, если дело происходит в школе, сказать учителю и директору. Обычно мальчики боятся реальной огласки и реальных проблем. Но родителям, даже если какая-то ситуация вроде бы разрешилась, какое-то время лучше встречать и провожать дочь, чтобы исключить случаи мести.

Важно также правильно отправить подростка на вечеринку. Узнаем точный адрес места и два-три телефона ее участников. Три главных правила безопасности для подростка: «не идем в гости к малознакомым людям», «не садимся ни в какую машину никогда и ни с кем» и «не пьем и не едим ничего, что предлагают малознакомые люди».

Договариваемся о выходе на сеансы связи в определенные моменты, например: СМС, как доехала, звонок через пару часов и звонок перед выходом домой. Обязательно договоритесь, что телефон всегда должен быть с собой и никакого выключенного звука, чтобы не было ситуаций, когда вы не можете дозвониться по полчаса. Лучше, если вы договоритесь о том, когда вы сможете встретить ребенка.

Если все договоренности были соблюдены, ребенок вернулся вовремя и не пьяный в стельку, то хвалим и отпускаем в следующий раз, если нет, то откладываем эту практику еще на некоторое время, потому что за несоблюдение договоренностей должны следовать санкции.

Если ребенка подвергли сексуальному насилию, то первое, что нужно сделать, — вызвать полицию и скорую помощь. После снятия показаний, медицинского осмотра и фиксирования повреждений можно и мыться и переодеваться.

Обеспечьте ребенку максимальный комфорт, никаких упреков и истерик. Обязательно сделайте акцент на том, что с этим сталкивались очень многие люди. Не оставляйте ребенка одного несколько недель. Как только состояние немножко улучшилось, найдите действительно хорошего психолога, который профессионально работает с жертвами насилия. Возможно, может помочь участие в группах жертв насилия — это имеет едва ли не самый сильный терапевтический эффект.

Если эта ситуация требует смены школы, района или даже города — сделайте это. На новом месте ребенку будет проще прийти в себя. Иногда стоит предложить такое решение или самим инициировать переезд и перемену школы, потому что ребенок может говорить, что ему это безразлично.

Время действительно лечит. Поэтому вам потребуется максимум терпения, но знайте, что даже самый тяжелый шок рано или поздно пройдет и через несколько месяцев эмоциональное состояние ребенка изменится. Если есть возможность, посодействуйте этому: новые впечатления, путешествия, перемены в обстановке.

Не вините себя, насколько это возможно. От ваших переживаний ребенку легче не станет.
Подумайте, какое занятие поможет ребенку лучше выплеснуть подавленный гнев, обиду, страх, разочарование».

Виктория Суксова
Семейный консультант, психолог

«Первые вопросы у детей возникают, когда они начинают замечать физиологические различия между мальчиками и девочками, — и это тот момент, когда уже можно начинать разговор.

Сначала рассказываем, что ты — мальчик, у тебя такие половые органы, у девочек — другие. Можно использовать «детские» названия, а можно — термины. Некоторые зарубежные авторы предлагают с самого начала вводить медицинские названия половых органов — пенис и влагалище, — но я не пользуюсь ими в разговоре с детьми, не вижу в этом смысла в столь раннем возрасте. Важно, чтобы ребенку было легко говорить о своей половой принадлежности, о себе, чтобы ему нравилось его тело.

Многие дети начинают интересоваться, откуда они появились, уже в три-четыре года. Про аистов сейчас мало кто рассказывает — эта версия уже не популярна, и взрослые отвечают: «Ты появился из животика», не вдаваясь в подробности. Лучше всего прибегнуть к помощи современных книжек — сейчас много литературы с наглядными картинками, на которых достоверно нарисованы физиологические подробности.

Поводами для беспокойства родителей обычно становятся навязчивые действия маленького ребенка. Например, если он постоянно мастурбирует, один или на людях. Бывает, что дети начинают демонстрировать свои половые органы: это тоже становится поводом для обращения к психологу.

Причины частой мастурбации могут быть разными. Возможно, нет повода для беспокойства — ребенок просто получает удовольствие или изучает себя. Но часто таким образом дети снимают напряжение и тревогу, и вопрос тут совсем не в чрезмерно развитой сексуальности. Это такой же способ успокоиться, как раскачивание или сосание пальца. Также причина может быть в том, что в семье или окружении есть старшие дети, которые принесли какую-то информацию: показали видеоролик или журнал. Маленький ребенок под впечатлением может просто что-то повторять.

Конечно, бывают какие-то совсем неблагоприятные ситуации — когда дети стали свидетелями полового акта или даже когда с самими детьми совершали действия сексуального характера. В этих случаях стоит поработать социальным службам: нужно знать, что происходит с ребенком, в какие отношения он вовлечен, нет ли совращения, сексуального насилия.

В начальной школе детям точно стоит знать о том, что такое секс и личные границы. Детям нужно уметь отличать, когда взрослый только погладил по голове, а когда совершил домогательство, и иметь возможность обратиться за помощью к другим взрослым.

Современные дети намного лучше осведомлены в плане интимных отношений, чем наше поколение в их возрасте. В Советском Союзе, как говорится, секса вообще не было, и различия между мальчиками и девочками проходили на биологии в 8–9 классе. При этом дети очень смущались или смеялись. Сейчас большинство родителей спокойно относятся к энциклопедиям и книгам о теле человека, которые покупают совсем маленьким детям.

К сожалению, есть примеры очень тревожного отношения родителей к теме сексуальности. Собственная тревога заставляет их использовать фразы типа «не трогай, а то отвалится» и «заразу занесешь» в тех случаях, когда дети начинают обращать внимание на свои половые органы. Запугивание вообще не самый приемлемый способ воспитания, он может повлечь за собой определенные проблемы: страх перед вступлением в сексуальные отношения и сексом, стыд за собственные желания, за влечение.

Еще один пример не самого полезного разговора — это обсуждение своей сексуальной жизни с ребенком, такое тоже случается. Подобная откровенность может быть попыткой установить дружеские отношения с ребенком, но она может и напугать его. Сексуальная жизнь родителей смущает многих детей, сам факт секса между мамой и папой кажется им невозможным, поэтому лучше не давать информации больше той, что требуется.

Иногда родители, наоборот, пытаются скрыть от детей опасности и предпочитают вообще не говорить с ними о сексе. Например, про беременность дети что-то слышали, а касательно заболеваний, передаваемых половым путем, они мало информированы. И взрослые считают, что этого вообще не надо знать. Но ведь это не значит, что у подростков не может быть сексуальных отношений, — они будут, только подростки придут к этому неподготовленными и не смогут себя обезопасить.

Вопрос ответственности тоже мало обсуждается. Если обсуждать с детьми, что ответственность за получение заболеваний или зачатие ребенка лежит на обоих — и на девушке, и на юноше, то есть шанс, что незапланированных зачатий, абортов и болезней будет меньше. К сожалению, некоторые думают, что «с мальчиком нужно говорить только о мужском», но им тоже нужно знать о менструации, о том, что в результате одного полового акта девушка может забеременеть и что можно стать отцом в 15 лет.

Запрещать секс бессмысленно. Запрет будет однозначно провоцировать подростка на то, чтобы его нарушить. В большинстве случаев запреты имеют скорее обратный эффект».

Мария
Мама двух дочерей (по 30 лет) и сына (9 лет)

«Разговор с детьми о сексе происходил по моей инициативе — в тот момент, когда я увидела, что пришло время. Оно приходит, когда у человека появляется интерес к сексу и он начинает искать информацию.

Я думаю, что интерес к сексу у детей с самого начала имеет чувственный подтекст. Все это начинается рано, чуть ли не в 4 года. Я хорошо помню свой опыт, когда у меня проснулся к этому интерес и моя мама пыталась со мной поговорить, но не смогла, а я над этим потешалась.

На мой взгляд, самое главное — начинать разговор как раз с чувственного. Объяснить, что этот интерес здоровый, что в этом нет ничего плохого, только хорошее. Часто в обществе можно увидеть, что к сексу относятся как к чему-то запретному или постыдному. Поэтому нужно объяснить, как появляется интерес к сексу и как сам секс может приносить человеку приятные ощущения, а не страх.

В разговоре об интимных отношениях, конечно, звучала тема семьи, потому что секс — важный элемент семейных отношений. Но я не говорила детям, что секс возможен только между мужем и женой, а до свадьбы — ни-ни. Я рассказывала конкретно, как это происходит, без эвфемизмов, с анатомическими подробностями.

С девчонками разговор произошел гораздо позже, чем с сыном, потому что они развивались совершенно по-разному. С дочками я поговорила, когда они были уже подростками, с сыном — когда он был еще ребенком. Пришлось сделать это так рано именно для того, чтобы у него возникло правильное представление. Думаю, травмирующего в обоих случаях ничего не было. Если преподнести это как нормальное, естественное развитие организма, то все пройдет хорошо. Основной посыл этого разговора заключался в том, что сексуальные проявления свойственны человеку, они заложены природой, которая запрограммировала человека на продолжение рода, поэтому все изменения сами по себе очень позитивны. Такая мысль не может травмировать.

Конечно, мы говорили о том, что любовь и секс могут быть только добровольными и это должно быть своевременно. Человек должен быть готов к этому, и он также должен понимать, что, когда он вступает в сексуальные отношения первый раз, они должны быть с сохранением уважения к самому себе и со стороны партнера тоже. Никакого принуждения быть не может, потому что тогда это разрушает представление о сексе как о чем-то хорошем и позитивном.

Сыну о предохранении я еще не говорила, потому что ему об этом еще рано знать. У него пока есть только интерес, который не может привести к реальным действиям, и мы с ним обсуждали, что это не может произойти раньше полового созревания. А девочкам я сразу говорила о том, как правильно предохраняться и делать это таким образом, чтобы партнер это тоже понял.

Я не вижу особой разницы в разговоре с мальчиками и девочками. Главное — рассказывать честно и делиться тем, что знаешь, относиться к интересу с пониманием и не осуждать его, а, наоборот, одобрять. Важно сказать о том, что если ты что-то хочешь узнать о сексе, ты всегда можешь спросить у меня и я расскажу, а если не знаю, то мы вместе поищем ответ».

Артем Новиченков
Учитель литературы школы №2009, писатель

«Половое созревание происходит у всех по-разному: у девочек раньше, у мальчиков позже. Некоторые мальчики могут проявлять симпатию с сексуальным подтекстом уже с конца четвертого — начала пятого класса, но массово это происходит в седьмом-восьмом классах. Восьмой класс — самый сложный возраст, в это время происходит взросление и дети сами считают, что они уже скорее взрослые, чем дети. Мальчики начинают шлепать по попам девочек, девочки краснеют, но ничего не предпринимают, потому что чаще всего они принимают это за проявление симпатии.

Меня не может это по-настоящему расстраивать, потому что это данность, заложенная культурой. В семье не дали понимание того, что ее тело принадлежит только ей и никому больше. Я себе смутно представляю разговор, когда мама с папой садятся на кухне с дочерью и говорят: «Знаешь, Маша, если тебя будут шлепать по попе, не позволяй этого делать». Родители вообще не уделяют этому внимания — шлепнул и шлепнул.

Я никогда не вмешиваюсь в такие ситуации. Точнее, если я вижу какое-то нарушение в культуре общения — например, кто-то обзывается, толкается, жадничает, не уступает девочке место, — я поговорю с этим человеком отдельно. Но если мальчик шлепает девочку по попе, и ей все равно, то я не имею права в это вмешиваться. Если происходит такой контакт, значит, он устраивает обоих. А мне как учителю-мужчине рассказывать, что нехорошо позволять себя шлепать, просто нельзя. И, вообще, по негласному школьному правилу я как мужчина должен отключать оптику, направленную на замечание сексуальности. Если бы я был женщиной, все было бы иначе.

Учителя считают, что все происходящее между детьми — это их дело. Мы учителя, и мы должны учить. Но я думаю, что в школе обязательно должно быть сексуальное просвещение.

Я помню, что когда сам пришел в десятый класс, учительница по биологии решила нас посвятить в то, как делаются дети. Она рассказывала, как беременеет женщина, как случается незапланированная беременность, какие бывают истории, почему надо предохраняться, какие бывают заболевания и так далее. Все это подавалось с научной точки зрения. В принципе, это был вполне себе секспросвет — без нравственной стороны и морализаторства. Я думаю, что если в России и возможно какое-то сексуальное просвещение, то оно должно выглядеть примерно так. Как только мы начнем добавлять сюда морализаторство или оценочность, то все сразу рассыплется. Кто-то считает, что всю жизнь должен быть один половой партнер, другие уверены, что геи — это плохо, третьи говорят, что мы должны идти по пути либерализма и кто с кем хочет, с тем и спит. У всех разные точки зрения, и в этом вся проблема.

Мы говорим про школу, но все идет из семьи. У нас в стране просто не принято говорить о сексе. Корень всей проблемы сводится к простому тезису: у нас разговор о сексе связан с чем-то запретным, тайным и зачастую нехорошим. Я помню, что в моем детстве было стыдно произнести это слово.

Благодаря интернету дети сейчас более раскрепощены. Когда я учился в старшей школе и мы слышали слово «секс», у нас больше половины класса краснело. Сейчас такого нет. Когда я говорю слово «секс» в связи с чьей-то биографией или, в конце концов, «Чистым понедельником» Бунина, дети не смущаются.

Мне кажется, секспросвет должен быть направлен также на то, чтобы у ребенка было здоровое отношение к сексу и здоровые ожидания от него. Второе — это методы контрацепции с осознанием ответственности. Когда ты не знаешь, что такое секс, ты не можешь осознать ответственность. Когда родители просто говорят, что ты можешь заболеть, это непонятно.

Большая проблема в том, что старшее поколение не готово делегировать детям знания о сексе. Представление о сексе еще с советского времени у многих осталось странным. Родители не говорят о сексе не только потому, что не знают, как говорить или стесняются, а еще потому, что они не считают нужным. Это для них всегда что-то сокровенное. И тут надо менять не детей, а взрослых».

Дополнительные материалы

Книги для детей

Людмила Петрановская «Что делать, если»

Пернилла Стальфельт «Книга о любви»

Француаза Буше «Книга, которая расскажет все о мальчиках и девочках»

Джерри Бейли «Мое тело меняется. Все, о чем хотят знать подростки и о чем стесняются говорить родители»

Ди Снайдер «Курс выживания для подростков»

Книги для родителей

Дебра Хаффнер «От пеленок до первых свиданий»

Линн Понтон «Сексуальная жизнь подростков»

И.С.Конн «Мальчик — отец мужчины»

Найджел Латта «Пока ваш подросток не свел вас с ума»

Роберт Т.Байярд «Ваш беспокойный подросток»

Владимир Леви «Нестандартный ребенок»

Cайты

Сайт о защите детей в интернете

Видео о беременности и рождении ребенка

Cайт для подростков, которые понимают английский

Школа безопасности «Стоп-угроза»

Мультфильмы

«Откуда берутся дети»