Реклама
Мифы о психическом здоровье: как лечиться, говорить с врачом и подбирать антидепрессанты
25 августа 2022 16:41
На антидепрессантах невозможно получить оргазм, что делать, если от препаратов резко растет вес, почему в побочных эффектах на лекарствах от депрессии указывается «повышение суицидальных настроений», как должен проходить осмотр у психиатра — мы задали вопросы эксперту и разобрались, как приблизиться к психической норме при помощи фармакологии.

Мы собрали самые часто встречающиеся и тревожащие вопросы, которые возникают у людей перед первым приемом у психиатра и при необходимости пить антидепрессанты. Многим становится не по себе даже при чтении инструкции к лекарствам, обычно список побочных эффектов от приема СИОЗССИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина) — группа антидепрессантов третьего поколения, предназначенных для лечения тревожных расстройств и депрессии. выглядит достаточно устрашающе.

Виктор Лебедев

Психиатр, научный журналист, основатель проекта «Дело Пинеля»

Если я пойду к психиатру, то не смогу получить водительские права?

Это не так. Частные клиники никуда не передают сведения. Если вы испытываете опасения по поводу государственной поликлиники, то они тоже не передают информацию в общие базы данных, потому что в России их просто не существует.

Если вы пойдете в одном городе к психиатру, это не скажется на том, будут ли трудности с получением водительских прав в другом городе. Более того, если наблюдаться в частной клинике, то в местном психиатрическом диспансере могут и не распознать, что у вас есть психическое расстройство.

Однако получение справки для вождения зависит от заболевания и позиции комиссии. Комиссию собирают, когда за справкой приходит пациент с тяжелым психическим заболеванием или подозрением на него. Такие решения не принимаются единолично.

В случае депрессивных тревожных расстройств трудностей не возникнет. При хроническом психическом расстройстве вроде биполярного аффективного или шизофрении вопросов может быть больше. Комиссия в некоторых случаях может, например, не разрешить водить автомобиль, руководствуясь безопасностью пациента и других участников дорожного движения.

Психиатрический диагноз может стать важным пунктом, например, в суде?

Психиатрический диагноз теоретически может всплыть во время судебного процесса. Однако важно понимать, что сам по себе он не означает, что человек недееспособен, и не является ограничением. И юристы, и врачи обращают внимание на конкретные проявления болезни.

Я смогу устроиться на нормальную работу? А если я попаду на учет в ПНД (психоневрологический диспансер)?

Многие люди даже с тяжелыми диагнозами работают. Медицинская информация не передается из региона в регион: если и есть диагноз в одном регионе, при переезде в другой он теряется. Диспансерное наблюдение устанавливается за пациентами с тяжелыми психическими расстройствами и зависит от проявлений болезни.

На учет в ПНД в настоящее время врачи не ставят, эта форма наблюдения исчезла в 1990-х годах. Сейчас лечение у психиатра существует только в виде диспансерного наблюдения или консультативной помощи. На жизни пациента это никак не влияет.

Сам по себе факт наблюдения у специалистов в психиатрическом учреждении ничего не означает и не влечет никаких последствий.

Я могу подсесть на антидепрессанты?

Антидепрессанты не относятся к препаратам, вызывающим зависимость в истинном смысле этого слова (то, что мы подразумеваем под наркотической зависимостью). Потому что механизмы наркотической зависимости основаны на двух факторах: эффект наступает очень быстро, в течение минут, и он опосредован через стимуляцию дофаминовой системы. Связь между введением вещества и ощущениями от него формируется в мозгу очень быстро. Второй фактор возникновения зависимости от наркотического средства появляется от самого воздействия препарата — либо эйфоризирующего эффекта, либо сильно успокаивающего (вот почему может быть зависимость от бензодиазепинов — успокоительных препаратов).

В случае с антидепрессантами это невозможно: они начинают действовать в лучшем случае через несколько дней, а обычно эффект ощущается через несколько недель приема. Поэтому мозг не может установить связь и зависимость не возникает.

Синдром отмены антидепрессанта — это страшно?

Важно помнить, что синдром отмены бывает не у всех. И обычно — это исключение из правил. Есть антидепрессанты, которые чаще вызывают синдром отмены, но в этом случае врач просто медленнее обычного снижает дозировку, следит за состоянием и не торопится. Синдром отмены — это не жизнеугрожающее состояние, и всегда можно замедлить темп отмены препарата.

Мне выписал препарат врач, но в инструкции написано, что он от эпилепсии и шизофрении. Но у меня нет эпилепсии. Или есть? Это неправильное назначение?

Пациенты привыкли думать, что разные препараты существуют для разных целей. Но один и тот же препарат может выступать в терапии для лечения самых разных симптомов. Как, например, обезболивающие: они сбивают температуру и убирают воспаление. Потому что в основе процессов боли и воспаления лежат схожие биохимические механизмы.

В психиатрии часто одни и те же препараты используются в разных случаях, но в разных дозировках. Например, кветиапин в небольших дозировках может использоваться для коррекции нарушений сна, а в более высоких — как лекарство при БАР, а в еще более высоких дозировках — как антипсихотик, от галлюцинаций и бреда.

Если вы не понимаете, зачем вам врач что‑то назначает, обязательно спросите. Лечение не должно быть полностью в руках врача. Ваше право знать, чем вы болеете и чем лечитесь.

Сколько дней должно пройти, чтобы организм адаптировался к антидепрессанту? Я сплю по двадцать часов в сутки уже почти месяц, меня мучат одышка, слабость и проблемы с желудком — таблетки мне не подходят?

Месяц — это очень долгий срок. Обычно побочные эффекты от антидепрессантов проходят в первые три-четыре дня или первую неделю. Если неприятные ощущения держатся долго, то нужно обсуждать с врачом изменения в терапии. Нужно активно принимать участие в лечении, это ваш комфорт, врач может не догадаться, что вам плохо, если вы не скажете об этом.

Психиатр говорил со мной минут десять и назначил кучу лекарств. Он плохо меня осмотрел? А как же другие специалисты?

Для первичного осмотра десять минут — это очень мало. За это время нельзя собрать анамнез и невозможно объяснить стратегию лечения. Первичный осмотр должен занимать не менее получаса. Зачастую на вдумчивую беседу с подбором препаратов, диагностику и прогнозы уходит час.

Иногда психиатры направляют пациента к другим специалистам для исключения патологий, но это не обязательно, если картина заболевания типичная.

Как должен проходить прием у психиатра?

Нет единой инструкции, которой все следуют. В стандартный осмотр входит знакомство в медицинской документацией, если она есть, сбор жалоб, сбор анамнеза.

В психиатрии самый подробный сбор анамнеза: врач спрашивает о месте рождения, семье, развитии в детстве, про школу, интересы, брак, работу.

Психиатр должен составить полное впечатление о пациенте и его образе жизни, чтобы представлять факторы риска. Факторов риска очень много: это физическое или сексуализированное насилие, зависимости от ПАВ, случаи психических расстройств в семье. Качественный сбор анамнеза занимает много времени, особенно если у человека было много госпитализаций, длительная болезнь и первый прием у врача.

После сбора анамнеза идет оценка текущего состояния — могут использоваться опросники, текстовые тесты. Самые часто встречающиеся опросники это опросник Бека, Колумбийская шкала оценки тяжести суицидальности.

Может быть задействовано нейропсихологическое тестирование — тогда вас попросят что‑то написать или нарисовать. И дальше составляется план лечения или дополнительной диагностики.

И уже после первой встречи можно назначить лечение по синдрому, который выявлен у человека. Нормальная практика — назначать лечение быстро, особенно если ситуация достаточно острая.

Врач выписывает мне таблетки от психоза, но диагноз озвучил как биполярное расстройство. Он перепутал назначения?

Нет, врач не перепутал, он выписал таблетки, которые могут подходить и для биполярного расстройства без психотических симптомов и для психотических расстройств. В биполярном расстройстве в маниакальной фазе есть психотические симптомы, против которых работают антипсихотики. Это не ошибка, это проблема в коммуникации с врачом, потому что врач должен подробно объяснять свои назначения.

Врач не говорит мне диагноз, но выписывает препараты и говорит, что их мне придется пить всю жизнь. Что происходит?

Это довольно типичная для советской и постсоветской психиатрии ситуация. От вас скрывают информацию о диагнозе, и вы не понимаете, что происходит.

Скорее всего, врач решил, что вы не выдержите информации о своем психическом диагнозе, и он вас таким образом оберегает, хотя вы его об этом даже не просили. Это одна из распространенных ситуаций нарушения прав пациентов.

У вас есть право на информацию, и вы должны знать свой диагноз. Психиатры очень часто умалчивают это и не считают нужным разговаривать на эту тему. Если врач отказывается говорить о вашем диагнозе, вы имеете право в письменной форме запросить выписку из карты. При отказе врача называть диагноз вы можете обратиться в прокуратуру. Ваше обращение будет грозить штрафом для лечебного учреждения.

Когда я прихожу к врачу на прием, то почти всегда чувствую себя хорошо, даже если до встречи едва мог встать с кровати или у меня были панические атаки.

Это типичная ситуация. Мы все пытаемся скрыть свое состояние, когда нам плохо или чтобы не доставлять неудобств другим людям. Это очень частая реакция: пациенты как бы собираются перед приемом у врача. Это не проблема, это психологическая защита, возможно, вы не готовы услышать, что что‑то не так. Но это нормально и скорее повод поработать с психологом.

А есть объективные анализы, которые могут подтвердить психиатрический диагноз?

Все зависит от диагноза. В установленных классификациях критерии психических расстройств являются объективным подтверждением, потому что в исследованиях они показали свою устойчивость во времени и связь с нарушением других психических функций, то есть они сами по себе являются объективными в современной психиатрической науке и практике.

Можно исключить другие патологии — проблему с щитовидной железой, анемию. Есть программы нейровизуализаций МРТ головного мозга, которые дают возможность определить, есть ли у человека болезнь Альцгеймера, потому что она тоже дает схожие симптомы с рядом психических заболеваний.

Но в целом не существует анализа на депрессию. Потому что мозг слишком сложен и депрессия — это комплексное состояние. Важно понимать, что есть объективные методы наблюдения за пациентом и можно валидировать состояние при помощи диагностических шкал, которые тоже подтвердили свою объективность во многих исследованиях — и им можно доверять.

Я не понимаю, действуют ли антидепрессанты. Вроде ничего не меняется. Как понять, работают они или нет?

В целом речь идет про улучшение состояния, повседневного функционирования: улучшается сон, аппетит, увеличивается активность, способность сосредотачиваться, больше читать, смотреть, общаться с другими людьми. Можно ориентироваться на уменьшение тревоги.

В качестве побочных эффектов у моего антидепрессанта указано усиление паранойи, увеличение склонности к суициду. Зачем вообще мне назначили это?!

Вас лечат не препаратом, который увеличит склонность к суициду или усилит паранойю, вас лечат препаратом, у которого есть полезное действие, и оно превышает силу побочных эффектов.

Побочные эффекты — это вероятностная ситуация. Значит, она может возникнуть или нет. Вы в инструкции можете прочесть вероятность возникновения побочного эффекта, там посчитано, с какой частотой проявляются те или иные эффекты. Это пугает, когда вы читаете подобные инструкции, и вы в замешательстве. Но препарат совершенно не опасен, если он показал свою эффективность. Побочные эффекты отслеживаются во время общения с врачом.

Я активно набираю вес на антидепрессанте — это повод его поменять?

Нужно менять антидепрессант, как и любой другой препарат, при приеме которого возникает побочный эффект, который вас не устраивает. Лечение должно быть комфортным. Если вас беспокоит набор веса, то вы можете обсудить это с врачом и поискать альтернативу. Набор веса — это фактор риска для определенных заболеваний, и это может повредить вашему здоровью.

Это правда, что при употреблении СИОЗС невозможно получить оргазм? И что либидо вообще больше не будет?

Нет, это неправда. Действительно, получить оргазм при употреблении СИОЗС может быть сложнее, но это тоже вероятностная вещь. Если подобное происходит и это вас беспокоит, то важно обсудить все с врачом.

Препарат имеет смысл менять, потому что есть определенные лекарства, при приеме которых потеря оргазма происходит с большей вероятностью. Можно обсудить определенные стратегии — снизить дозу, добавить другие препараты.

Однако необходимо сначала привыкнуть к препарату и дождаться его эффекта. Многие пациенты в депрессии жалуются на потерю интереса к сексу, а на антидепрессантах либидо, наоборот, восстанавливается, потому что появляются силы и энергия, возвращается интерес к жизни.

А бывает так, что лечение антидепрессантами не помогает? Что тогда делать?

Не существует волшебных таблеток и операций. Все способы лечения, которые придумало человечество, ограничены в своей эффективности. Иногда бывает, что у человека депрессия и антидепрессанты не помогают. Тогда врачи меняют схемы. И если препараты не помогают, то речь идет о резистентной депрессии — тогда можно использовать тактики усиления антидепрессивной терапии: добавлять нормотимики и нейролептики, попробовать ЭСТ (электросудорожную терапию), она достаточно эффективна особенно в случае резистентных депрессий, и у нее хороший эффект. Есть пациенты, которые не пьют препараты, а посещают поддерживающую ЭСТ раз в неделю. Обычно ЭСТ проводят под наркозом, и это не больно. ЭСТ используют, если антидепрессанты и психотерапия не смогли справиться с заболеванием. Если лечение антидепрессантами не помогает, то важно не сдаваться и продолжать искать другие способы.

Правда ли, что единственное, что помогает при психиатрическом диагнозе, — это фарма?

Все зависит от диагноза. Легкое депрессивное расстройство не требует лечения препаратами, можно справиться при помощи когнитивно-поведенческой терапии. Обойтись без медикаментозной терапии можно при легких ОКР-симптомах, изолированных (то есть редких) панических атаках, которые не влияют на вашу жизнь.

Но довольно часто люди приходят с такими проблемами, когда медикаментозная терапия нужна, и в ряде случаев это поддержка, чтобы пациент мог дойти до психотерапии, потому что у него уже сложности с тем, чтобы просто функционировать в течение дня. Не для всех диагнозов нужна фарма, но во многих случаях без таблеток просто невозможно двигаться вперед, это жизненная необходимость.

Я планирую беременность. Но, кажется, у меня депрессия или тревожное расстройство. Значит ли это, что беременеть нельзя?

Если вы хотите исключить расстройство, то нужно пройти обследование у специалиста, но заводить ребенка или нет — это только ваше решение, и никакой диагноз не может на это влиять. Действительно, в России существует серьезное предубеждение против использования психофармакотерапии во время беременности и грудного вскармливания. Однако существуют и достаточно безопасные препараты для использования во время беременности и кормления грудью.

расскажите друзьям
Другие материалы по темам
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров