Как вода помогает справиться с фантомными болями, почему дайвинг в России принято считать элитарным спортом и как он может помочь в развитии инклюзии? Мы поговорили с Иляной Зелениной, основательницей благотворительного фонда по обучению дайвингу для людей с инвалидностью «Живая вода».

Как появился фонд

В 2012 году я бросила работу по найму и открыла свой дайверский клуб LLD — love, live, dive. Уже через месяц я организовала поездку на Мальдивы, обучив под нее несколько человек. Однажды один из моих студентов предложил сделать пробное погружение для его знакомой по имени Вероника, у которой не было ног, — я была не против. Мы встретились, девушка сказала, что на все согласна, и попросила взять с собой подругу-колясочницу Наташу.

На первом же погружении я поняла, что нам нужно решать новые задачи: Веронику несколько раз переворачивало, пока мы не нашли нужный баланс, а у Наташи иногда всплывали неработающие ноги. Обычно клиенты через одного говорят: «знаете, мне страшно, я не могу».

А в глазах этих девушек не было ни капли сомнения, только один вопрос: «Скажите, что нам делать?»

Я замечала, что местами им было непросто, но они настолько привыкли преодолевать препятствия, что для них первый в жизни дайвинг — не более чем очередной поребрик.

Когда девочки вышли из воды, я предложила им пройти полный курс за мой счет. Объяснила, что не знаю, сколько потребуется времени, но, как будут появляться деньги, мы будем постепенно учиться.

Теорию мы освоили достаточно быстро, перешли в бассейн. Там я поняла, что смысла постоянно нырять здесь нет — надо ехать на открытую воду. Когда я предложила им полететь в Египет, они подумали, что я не в себе: «Как мы поедем туда? Как мы будем там жить, там же везде недоступная среда! А на какие деньги?» Но у меня было твердое ощущение, что все состоится: я написала в чат нашего дайверского клуба, и мы собрали 80% нужной суммы за 2 часа. Позже я записала видео во всех социальных сетях, и оставшуюся часть мы собрали за несколько дней.

В Египте же я своими глазами увидела, как вода делает людей равными во всем. Я наблюдала, как тесно могут быть связаны дети, пожилые, люди с инвалидностью или без, хотя они даже не говорят друг другу ни слова.

© Александра Лимарева

Под водой нельзя не заметить то, как человек может быть безмолвно счастлив. Эта поездка дала классный психологический эффект и для здоровых ребят, у которых были какие‑то предрассудки о людях с инвалидностью. Мы все боимся того, чего не знаем. Я полагала, что девочек мне придется «социализировать», а по итогу как раз они и не чувствовали никакого дискомфорта, а остальные после поездки меня благодарили: «Теперь мы будем понимать, что это просто две красивые женщины».

Когда мы вернулись, меня нашла Настя, у которой не было ноги, и мы начали работу. Она тоже захотела погружаться. Потом о нас узнали ребята с ДЦП — Родриг и Соня, после присоединился Слава, парень на коляске, и все заработало. Когда набралась группа ребят с инвалидностью и встал вопрос о новой поездке в Египет, я боялась, что прошлый «подвиг» мы не повторим, но напрасно: ребята из клуба снова нас финансово поддержали. По возвращении мне пришла идея об открытии фонда.

© Александра Лимарева

Про трудности и стереотипы

Сейчас фонду три с половиной года, и за это время мы, к сожалению, почти никогда не выходили за рамки пожертвований «от своих».
Проблема в том, что не все понимают, зачем людям с инвалидностью нужно погружаться. Когда я начала собирать деньги в инстаграме*, то иногда получала негативные отклики: люди писали, что мы «зажрались» и «многого хотим».

Не все понимают ценность реабилитации, особенно той, которая в России, к сожалению, не очень распространена. Помощь ребенку, больному раком или детскому дому, в представлении многих людей больше соответствует слову «благотворительность». И это тормозит развитие направления больше, чем отсутствие денег и квалифицированных специалистов.

Сейчас подопечных у фонда 10 человек, но я надеюсь, что мою инициативу подхватят другие. Моя мечта — открыть в Петербурге полноценный водный центр реабилитации для людей с инвалидностью, потому что сейчас мы сталкиваемся с тем, что далеко не все бассейны могут и хотят обеспечить инклюзивные программы.

© Александра Лимарева

Как дайвинг помогает бороться со страхами

Перед первым погружением я всегда говорю ученикам: «Вы удивитесь тому, как после дайвинга изменится ваша жизнь на суше». Во многих из нас сидят глубинные страхи, о которых мы можем не подозревать годами.

Под водой мы не можем сесть рядом с человеком и поболтать, надеть дорогие украшения и одежду, создать образ. В воде человек фактически голый, есть только тело.

Еще одна вещь, которая в буквальном смысле всплывает во время занятий дайвингом, — это скрытая память тела. Однажды на занятии, которое вел мой коллега в бассейне, неожиданно выключился свет. В воде был мужчина — опытный водолаз, но, когда резко стало темно, у него случилась сильнейшая паническая атака. Оказалось, что 20 лет назад во время службы он застрял в торпедном отсеке, где была кромешная тьма. И тело впервые за столько лет послало ему сигнал об этом воспоминании.

«Дайвинг научил меня не паниковать. Если начнешь нервничать в воде, то точно будет только хуже. Например, однажды я погружалась на 40 метров, предварительно плотно пообедав. Когда мы стали подниматься, я почувствовала, что обед просится наружу. Можно было бы здорово испугаться, судорожно вырывать регулятор изо рта, но внутренний голос твёрдо успокаивал: „Настя, помни, если что, то в регулятор можно даже блевать“. И я даже не стала кому‑то подавать знак, что со мной не всё в порядке: смогла сама себя успокоить. Дайвинг определённо оказался большим шагом на пути к внутреннему равновесию», — считает одна из подопечных фонда, Анастасия.

© Александра Лимарева

Единственное средство, которое помогает при фантомных болях

Фантомные боли очень изнурительные. «Эту боль я не могу снять ничем, и очень обидно: ноги-то нет, а так больно, что за несправедливость? Это чувство можно сравнить с разрядами тока, которые простреливают тело — говорит Анастасия, — В течение дня тело „пробивает“ сильными разрядами, будто мозг проверяет, все ли на месте: „Так, рука тут, вторая тут, и нога тоже, а вторая где? Где ответ? Ребята, еще раз…“ И так может продолжаться сутками».

Ребята с инвалидностью много рассказывают о фантомных болях. Что есть даже такие способы: ставишь перед собой зеркало, нога отражается в нём и голова якобы воспринимает этот трюк за чистую монету, а мозг начинает считать, что у тела снова две ноги и боль проходит. Но я ни от кого не слышала, чтобы это кому‑то помогло.

Одна девушка, когда мы прилетели в Египет для дайвинга, говорила, что с трудом передвигается из‑за постоянных болей и не представляет, как будет погружаться. Но после первого погружения она не хотела обратно на сушу!

Все говорят, что эффект от дайвинга временный, но бесценный — боль отступает. И есть мнение, что с помощью плавания можно избавиться навсегда от фантомных болей, но для этого нужно погружаться хотя бы несколько раз в неделю.

Вода — это практически единственное средство избавить человека с инвалидностью опорно-двигательного аппарата от фантомных болей хотя бы на время.

Происходит оздоровление не только на телесном, но и на психологическом уровне — дайвинг и плавание могут помочь тем, кто только недавно получил серьезную травму и ещё не принял себя в новом теле. Он так эффективно работает, потому что основан на самом главном для человека действии —
дыхании. Чем спокойнее и правильнее дышит человек, тем проще ему в воде, а потом и на суше.

Дайвинг разрушает стереотипы об инвалидности

Известно, какой образ инвалида закрепился в обществе: это какой‑то немощный, жалкий человек, либо с рождения обреченный на горе, либо переживший страшную катастрофу.

Но когда ко мне пришла заниматься женщина, которой врачи повредили мозжечок, когда пришел мужчина, который упал со строительных лесов, я поняла, что это не истории из сериалов, а то, что может случиться с каждым.

И вот просыпается человек однажды и понимает, что, например, больше не встанет на две ноги, и ничего с этим нельзя сделать — только принять. А потом в его жизни появляюсь я, которая предлагает поплавать, научиться чему-то новому, да еще и почувствовать себя снова со всеми равным, и этот опыт для него будет бесценным. «На земле я всегда с костылями, мне нужно просчитывать каждый следующий шаг, каждая ямка несёт угрозу, — говорит Анастасия, одна из подопечных фонда „Живая вода“, — А в воде препятствий нет, и забываешь, что чего‑то не хватает. Например, ноги».

* Instagram принадлежит Meta, которая признана в России экстремистской организацией, ее деятельность на территории страны запрещена.