О том, как Шанхай превратился в город-призрак в течение нескольких недель и какие последствия ожидаются после отмены самого жесткого локдауна в истории всей пандемии, читайте в нашем материале.

Власти Шанхая в борьбе с новым штаммом коронавируса оцепили весь мегаполис в начале апреля. Тогда начался режим выживания для 25 млн человек. Но после снятия карантинных ограничений безработица, экономический кризис и недовольство остались.

«Решение властей оказалось хуже, чем проблема»

Первоначально правительство объявило локдаун четырехдневной «временной паузой», заявив, что они быстро проверят все население и изолируют заболевших.

Однако сдержать вирус не удалось. Локдаун затянулся, а шанхайцам не хватило времени, чтобы подготовиться к резкому закрытию. В течение апреля жители, застрявшие дома, сообщали, что не могут получить доступ к продовольствию и лекарствам. Уже тогда шанхайцы говорили о том, что методы борьбы с коронавирусом оказались хуже, чем инфекция.

Такой негибкий подход к борьбе с вирусом, который правительство назвало «политикой нулевого уровня», вызвал волну критики и серьезные экономические трудности.

Отчаянное выживание в течение нескольких месяцев

Из‑за перебоев в работе сервисов доставки (в городе осталось всего 11 тыс. курьеров, которые не успевали развозить заказы, и цены на продукты взлетели), даже зажиточные шанхайцы впервые в жизни столкнулись с голодом.

В городе круглосуточно парили беспилотники, транслируя сообщения, предписывающие гражданам сохранять спокойствие: «Сдерживайте стремление своей души к свободе».

На улицах могли находиться только медицинские работники, волонтеры и доставщики со специальными разрешениями.

В то же время медицинская помощь при заболеваниях, не связанных с COVID-19, оказалась труднодоступной. Хроническим и раковым больным перестали оказывать медицинскую помощь, плановые операции приостановили.

Частичная отмена карантина в июне не решила всех проблем

Карантин для 25 млн жителей Шанхая попытались снять в начале июня, но в отдельных районах вновь вводили ограничения из‑за новых вспышек инфекции. Миллионы людей в Шанхае оказались снова заперты в июне после того, как правительство объявило о новой волне тестирования на коронавирус. И только 24 июня городское управление Шанхая объявило об отсутствии зараженных.

Однако последствия такой суровой политики «нулевого уровня» оказались тяжелыми для жителей. Недавний опрос, проведенный китайским научным блогом Data Humanism, показал, что из 1021 шанхайца более 40% страдали депрессией во время карантина. В исследовании отмечалось, что запросы в поисковой системе Китая Baidu на «психологическое консультирование» выросли на 253%. Некоторые работники здравоохранения назвали эту ситуацию «кризисом».

Официально ни один случай самоубийства не был приписан политике китайских властей. Однако согласно неофициальным спискам смертей, составляемым независимыми китайскими СМИ, изоляция и неопределенность будущего спровоцировали всплеск самоубийств.

Тяжелые экономические последствия и перспективы мирового продовольственного кризиса

Локдаун Шанхая — один из самых серьезных за историю всей пандемии. Он, безусловно, повлияет на экономику Китая и всего мира. Эксперты Financial Times выделяют три экономических воздействия: на цепочки поставок, на собственный экономический рост Китая и на внутренние дебаты страны о реформах.

Шанхай — самый загруженный контейнерный порт в мире. Политика «нулевого уровня COVID-19» вызвала задержки доставок в портах и сбой логистических цепочек. По данным аналитической компании Windward, в Китае в самом начале локдауна застряло более 500 судов, что составляет около 28% от их количества в мире. И даже после частичного снятия локдауна кризис только усугубился: из‑за скопившихся судов получился эффект волны. Портовым терминалам Европы и США просто не хватает мощностей принять всех и разгрузить их, что приводит к новым финансовым издержкам, невозможности планировать расписание поставок и разрыву логистических цепочек.

Как считают аналитики инвестиционного банка Bernstein, выбранный курс борьбы с вирусом создает более серьезные риски для мировой экономики, чем кризис 2020 года. Это связано с тем, что с того времени мир стал сильнее зависеть от китайского экспорта.

Строгость контроля COVID-19, наряду с ограничениями на зарубежные поездки, заставляет европейские предприятия и частных лиц «серьезно переосмыслить свое присутствие в Китае». Это довольно критично сказывается на международной экономике: в Шанхае находится более 800 региональных штаб-квартир таких иностранных корпораций, как Tesla, Apple и Coca-Cola, производства международных компаний Volkswagen, General Motors и других.

Как бы ни были тревожны эти показатели производства, наибольшее беспокойство у жителей Китая, согласно данным NBS, вызывает уровень безработицы, который вырос до самого высокого показателя с февраля 2020 года.

Длительная изоляция Шанхая ударила по авторитету президента Китая Си Цзиньпина. За несколько месяцев до XX съезда партии экономика страны разрушается, во многом из‑за неопределенности постоянных ограничений. Некоторые высшие должностные лица, например, премьер Государственного совета КНР Ли Кэцян, говорят о скептическом отношении к политике по борьбе с COVID-19. Он выступает за снятие принятых мер, из‑за чего постепенно становится оппозицией президента.

«Мы будем придерживаться „политики нулевого уровня“ в ближайшие пять лет»

Партийный лидер Чунцина Чэнь Миньэр пообещал «не давать слабину» в борьбе с коронавирусной инфекцией. Ли Хунчжун из Тяньцзиня пообещал нормализовать профилактику пандемии. В «Бэйцзин жибао» статья том, что власти планируют придерживаться «политики нулевого уровня» в ближайшие пять лет, была моментально отозвана из‑за негативной реакции в соцсетях. Несмотря на экономические последствия и протесты, городские лидеры Шанхая заявили, что их подход был «абсолютно правильным» и направленным только на защиту главного финансового центра Китая.

«Политика нулевого кошмара» — что думают жители Шанхая о пережитом локдауне

Цяньцянь (芊芊), студентка магистратуры Восточно-китайского педагогического университета

«В настоящее время эпидемия в Шанхае фактически взята под контроль, и хотя жизнь большинства людей еще не наладилась, правительство Шанхая проводит политику „нулевого контроля“, и такое упорство представляется наилучшим в долгосрочной перспективе.

Этот локдаун оказал огромное влияние на всех, кто живет в Шанхае: психологически и физически. На протяжении изоляции мы сомневались в способности шанхайского правительства справиться с кризисом и жаловались на нехватку жизненных средств, но самое важное — это то, что Шанхай, продержавшись так долго, наконец-то добился результата. Очевидно, что мы будем осторожнее относиться к эпидемии и более спокойно примем опыт, который у нас есть».

Анита Ким, проживает в Китае с 2019 года

«Я не видела, чтобы жителей запирали насильно. Большая часть населения очень законопослушная. Зараженных сразу отправляют в карантинный центр, как и всех членов семьи, даже если у них отрицательные тесты. Весь подъезд, где жил зараженный, тоже должен каждый день сдавать тест. Выходить в таком случае никуда не разрешено, даже вынести мусор. Нам бесплатно выдавали маски, дезинфекторы и ПЦР-тесты.

Сейчас город потихоньку оживает, уже можно ходить в ТЦ и на работу, но нужно сдавать ПЦР-тест раз в три дня — без него никуда. Рестораны работают только навынос. Районы, в которых появляются заболевшие, сразу перекрывают и отправляют на карантин.

На жизни людей локдаун отразился очень сильно. У многих началась депрессия, за два месяца большое количество людей покончило жизнь самоубийством. Многие бизнесы разорились, приезжие и иностранцы уехали. Экономика сильно пострадала, ведь Шанхай — финансовый центр Китая. Сейчас правительство взяло новый курс — на восстановление экономики и ситуации в стране в целом. Но несмотря на то, что китайцы — очень послушный народ, который считает, что партия всегда права, в этой ситуации доверие к властям очень сильно пошатнулось. Если так будет дальше продолжаться, волнений не избежать».

Анонимно

«В эти дни были понесены огромные экономические потери. Малый и средний бизнесы испытывают финансовые трудности, компании закрываются. Тысячи людей потеряли работу, а те, кто только что окончил колледж, могут вообще ее не найти. Я бы назвала эту политику не „нулевого COVID-19“, а „нулевого кошмара“. В будущем, я думаю, многие компании выведут свой бизнес из Шанхая, и, как следствие, множество людей покинет его».