Незрячие люди сдают экзамены и смотрят сериалы для улучшения английского. Как и благодаря чему это возможно — рассказывают волонтеры и участники благотворительной программы «Особый взгляд».

По разным данным, человек получает до 70% информации об окружающем мире благодаря зрению. Однако даже если полностью утратить способность видеть, можно спокойно изучать иностранные языки, путешествовать по миру и смотреть сериалы. Мы поговорили с участниками и руководителями программы «Особый взгляд» о том, как незрячие и слабовидящие люди погружаются в английский и что им требуется для его успешного освоения.

Анатолий Попко

Инженер по тестированию, автор курсов по компьютерной грамотности для незрячих людей программы «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт». Полностью потерял зрение в 12 лет

Ксения Дмитриева

Руководительница федеральной программы «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».

Маргарита Мельникова

Журналистка, переводчица, руководительница проекта для незрячих «Опиши мне». Полностью незрячая

Даниил Лисиченко

Студент-звукорежиссер, репетитор по английскому языку. Полностью незрячий

Как выучить язык, не используя зрение?

Анатолий Попко: Я учился в специализированной школе-интернате для незрячих и слабовидящих. Там по английскому я всегда получал пятерки и был вообще молодец, оценку ниже мне ставили в качестве наказания за плохое поведение.

Когда дошло до дела и я приехал учиться в США, я понял, что ничего не знаю, банально таких слов, как «давление», «обещать», «ряд» и т. д. Я помню, как ходил с диктофоном и записывал все неизвестные слова, которые я слышал и не понимал. Я приставал к людям и просил, чтобы они мне их объясняли другими английскими словами на еще непонятном мне английском языке, вот такая забавная история. Поездка в Америку дала мне первую половину языка, которую я знаю.

Тогда я также начал учить язык по книге «The Hobbit» Джона Р.Р.Толкина. Перед отъездом я прочитал Незрячие и слабовидящие люди используют выражение «прочитал книгу», а не «прослушал», даже если речь идет об аудиоверсии книги. Это такая распространенная фигура речи в сообществе.ее на русском (в записи на кассете), а когда приехал, начал читать заново на английском и пытался понять, что там вообще происходит. Я пользовался также диктофоном и записывал себе значения слов.

Вторая половина языка пришла, когда я начал учиться в МГУ на факультете госуправления.

В 90-е активно работала программа FLEX — The Future Leaders Exchange, по обмену студентами. Потом в эту программу также стали приглашать не только студентов, но и детей с инвалидностью. Я прошел по конкурсу и отправился в США, еще не умея нормально общаться (на английском) и ходить с тростью (там и научился).

В Америке я ходил в обычную школу вместе со своими сверстниками. До меня у них никогда не было незрячих детей, при этом меня совершенно адекватно воспринимали. У меня никогда не возникало проблемы дойти из одного класса в другой или пройти на ланч. В школу приходила сотрудница департамента образования, она отвечала за сопровождение школьников с особенными образовательными потребностями. Она объяснила всем ученикам школы, а не только моего класса, как взаимодействовать с незрячим, как помочь ему пройти или его провести и т. д. Ко мне всегда кто‑то подходил из ребят и помогал, и это была их личная инициатива. У американских ребят очень развита социальная инициатива и вовлеченность в подобные процессы. Я был включен во все школьные события, которые происходили: прыгал с трамплина, играл в игры, однажды поехал восстанавливать со всеми Bible Camp (Библейский лагерь), они мне дали в руку лом с проволокой, и я вместе с другим парнем шел и тянул забор, чтобы на территорию не забегали олени.

Это было 20 лет назад, но уже тогда я получил все книги, которые у меня должны были быть по программе, на кассетах. Для меня это было что‑то немыслимое: я «читал» те же самые книги, что и мои одноклассники. Когда я учился в России, моим родителям приходилось читать мне учебники вслух или начитывать информацию, записывая на кассету, потом я слушал, мы ее стирали.
Я могу использовать шрифт Брайля для изучения (рельефно-точечный тактильный шрифт, предназначенный для письма и чтения незрячими и плохо видящими людьми. — Прим. ред.), но это не доставляет мне удовольствия и удобства. Я воспринимаю язык на слух гораздо лучше и быстрее, а также лучше запоминаю.

Я свободно общаюсь по-английски и могу вести диалог на любую тему, сохраняя такой же темп, как бы делал это на русском. Этого мне достаточно для того, чтобы почитать статьи, книги. Совершенно недавно открыл для себя Гарри Поттера, где‑то в 37–38 лет, все семь книг я прочитал на английском языке. Также я читаю техническую документацию, слушаю подкасты.

Мне кажется очень важным делать доступные программы по изучению языка для незрячих, создавать специальные словари и т. д. Зрячий человек может навести мышку на текст, и рядом всплывет перевод слова. Для того чтобы незрячий человек уточнил значение слова —нужны большие пользовательские компетенции.

Сейчас незрячему человеку нужно прикладывать гораздо больше сил и времени для изучения иностранных языков и получения образования.

Как смотрят фильмы незрячие люди?

Даниил Лисиченко: Поскольку я учусь на звукорежиссера, то использую очень много английских терминов, сама профессия располагает к их применению. Я обожаю английский язык, и в моем случае мне удобнее использовать общепринятые профессиональные обозначения, а не заменять их русскими терминами.

С недавних пор я начал увлекаться кино. Netflix я открыл для себя в 2019 году, как раз когда был в Штатах первый раз: тогда я начал смотреть много популярных сериалов вроде «Очень странных дел» и у меня была возможность их посмотреть с помощью тифлокомментариевТифлокомментирование используют в театрах, кинотеатрах, на спортивных соревнованиях, развлекательных шоу. Информацию, которую большинство людей воспринимает глазами, конвертируют в аудио, чтобы незрячий человек не упускал ничего важного. Тифлокомментарий в фильме словами описывает то, что происходит на экране. . Обычно в фильмах или сериалах на английском языке есть тифлокомментирование. Хорошее тифлокомментирование емко описывает происходящее на экране и вписывается в контекст, дополняя и расширяя его (яркий пример — тифлокомментирование всем известного мультфильма «Простоквашино». — Прим. ред.). Иногда я смотрю фильмы без тифлокомментариев, иногда с ними, потому что мне интересно сравнить свои ощущения от фильма, его понимания. Когда я бывал в кинотеатрах в Америке, то в любом из них мог взять специальный индивидуальный девайс с аудиодескрипциейАудиодескрипция — тоже система комментирования визуального контента для незрячих и слабовидящих людей., чтобы я также мог посмотреть кино. Эта опция существует повсеместно, а не только в условном Нью-Йорке: тогда я жил в Линкольне, штат Небраска — это довольно небольшой город. Также есть специальные приборы для тех, кто плохо слышит: для них с помощью другого приспособления (типа лампы) выводятся субтитры. Все доступно.

В России я подобного не встречал, здесь сложно говорить про инклюзию в широком и доступном смысле этого слова. Один раз я был на показе фильма, где один из сеансов провели специально для инвалидов. Но это редкость, а не повсеместная практика.

В России принят закон о тифлокомментариях. Смысл закона в том, что фильмы, получающие господдержку на производство или прокат, подлежат обязательному субтитрированию и тифлокомментированию. Но фильмы на крупных отечественных ресурсах продолжают выходить без них.
В театрах я встречаю применение тифлокомментариев чаще, но в основном это исходит от организаций, которые поддерживают незрячих.

Как подтянуть разговорный английский?

Маргарита Мельникова: С 6 до 12 лет я изучала язык с репетиторами по английскому, их приглашали на дом родители. Дальнейшее изучение языка я продолжила в школе (я училась в обычной образовательной школе, не в специнтернате), параллельно со школьным образованием я изучала язык на кассетах, которые хорошо помнят те, кто учился в 90-х и нулевых, — они назывались ЕШКО, там был деловой английский и продвинутые курсы, у меня было очень много этих кассет, наверное, около 50 штук. И все это я слушала на магнитофоне. Я обожала по ним заниматься, так как тогда у меня было не особо много развлечений: радио, телевизор, читать книги самой, то есть мне их вслух читали только родители. Интернета еще не было, а друзей в детстве мне так и не удалось завести.

С появлением интернета открылся новый мир, я стала сама осваивать компьютер, появился доступ к двуязычным книгам по методу Ильи Франка. Метод заключается в том, что дается текст на английском, а потом предлагается перевод и лексико-грамматический комментарий. Мне эта методика очень помогала. В самостоятельном изучении мне очень помогли продвинуться англоязычные фильмы с дескрипцией, аудиокниги, с 2014 года я начала увлекаться подкастами.

Сейчас мне очень хочется подтянуть сленг, этого не хватает. Допустим, смотришь некоторые фильмы с той же аудиодескрипцией и понимаешь 97%, некоторые смотришь и понимаешь 50%. Например, нашумевший сериал «Игра в кальмара» я начала смотреть на Netflix с дескрипцией, но, просмотрев 4 серии, осознала, что этот английский я понимаю плохо и 60% смысла от меня ускользает. Особенно это касалось описания игр, да еще и с корейским акцентом, который мне сложно разобрать. Затем я решила смотреть на русском языке, с русским дубляжом, но без тифлокомментариев, потому что на русском их нет. Но в этом случае я не понимала отчасти, что происходит на экране. В такой ситуации мне приходится выбирать: понимать язык или визуальную составляющую.

В повседневной жизни я смотрю фильмы на английском языке с аудиодескрипцией. Очень люблю слушать подкасты, например Skeptoid про критическое и научное мышление, еще All Ears English — его ведут две замечательные девушки Линдси и Мишель, очень классные и харизматичные, всем советую его, особенно у кого продвинутый уровень. Он классный в плане тонкостей сленга, устойчивых выражений, речевых оборотов и т. д. Еще могу посмотреть тиктоки учебные по английскому, на английском и про него. Еще для меня актуален формат аудиокниг на английском, могу и текстовые варианты прочитать, статьи, если есть время (незрячие люди используют программы экранного доступа, чтобы «читать» текст онлайн или с компьютера, телефона, либо слушают аудиокниги. — Прим. ред.).

Кому сложнее встроиться в систему образования: поздно ослепшему или незрячему от рождения человеку?

Ксения Дмитриева: С одной стороны, взрослые люди уже имеют базу школьного или, может быть, даже высшего образования, но, чтобы обучаться дальше, уже будучи слепыми, им приходится столкнуться с освоением новых навыков: использованием компьютера и телефона, изучением шрифта Брайля. Как правило, такие люди так и не выучивают Брайль на уровне уверенного пользователя, соответственно, они не могут пользоваться быстрым набором, и письмо вызывает большие сложности. Такие люди, как правило, предпочитают аудиосообщения вместо текста. Как вы понимаете, для обучения базовый навык «писать» имеет ключевую роль. Поэтому среди слепых студентов мы встретим мало тех, кто ослеп поздно.

Люди, которые обучались в школе с адаптированными программами, кто знает Брайль, сталкиваются с известными трудностями: отсутствием адаптированных учебников, незнанием преподавателями правил тифлокомментирования, дороговизной необходимых технических средств —в первую очередь, дисплея Брайля (по текущему курсу его цена около 300–400 тысяч рублей). Это устройство очень важно для образования: оно преображает любую текстовую информацию в виде символов азбуки Брайля. Этот дисплей не выдается людям с инвалидностью по зрению бесплатно.

В рамках программы «Особый взгляд» мы пытаемся решить проблемы обеих целевых аудиторий: у нас есть абилитационные занятия для выработки новых навыков, например, дистанционные занятия компьютерной грамотности. Мы работаем над задачей выдачи дисплеев Брайля на бесплатной основе для тех, кто нуждается, но не может их себе позволить.