Мы поговорили с полиграфологом Александром Яковлевым о том, как устроен детектор лжи, можно ли его обмануть и чем работа с ним отличается от того, что показывают в телешоу.

Дисклеймер: научное сообщество скептически относится к исследованиям на полиграфе и считает полиграфологию лженаукой.

Как пришел в профессию

В школе я часто защищал свою позицию в спорах с одноклассниками или учителями. Примерно в шестом классе взрослые увидели, что я умею отстаивать и аргументировать мнение, и сказали, что из меня получился бы хороший адвокат. К тому же мне хотелось помогать людям, а гуманитарные науки давались легко, поэтому я поступил в юридический колледж, а затем — в академию.

Работал в коммерческих структурах и в областной коллегии, но понял, что адвокатская деятельность слишком всеобъемлющая и требует много времени, а я хотел бы заниматься чем‑то более узкопрофильным. Тогда стал интересоваться проверками на полиграфе. Мне нравилось общаться, помогать узнавать правду, находить недобросовестных людей и спасать от них окружающих, в том числе целые коллективы и компании. В 2018–2019 годах я прошел переквалификацию и стал дипломированным специалистом по психо-физическим исследованиям на полиграфе. 

Чтобы работать с детектором лжи, нужно иметь удостоверение или диплом об окончании курсов. Предпочтение отдается тем, кто уже получил высшее образование в сфере юриспруденции или психологии. Нужно знать техническое устройство работы полиграфа, уметь считывать данные и настраивать аппаратуру.

Еще важно быть хорошим психологом и общаться предельно открыто, чтобы за короткое время выстроить диалог с тем, кто проходит проверку.

Полезно спросить человека про ожидания от тестирования, о каких проблемах он хочет поговорить, объяснить, что полиграф не выделяет опасных излучений и не бьет током, — лишь фиксирует реакции организма. А общение на нейтральные темы, например, про увлечения или отдых, помогает найти контакт.

Про процесс проверки на полиграфе

Работа с детектором лжи устроена просто. Сначала проводится предтестовая беседа, и человек подписывает документ о том, что проходит процедуру добровольно. В согласии также указывается, что он может в любой момент прекратить проверку, и оборудование просто выключат. Далее специалист объясняет принципы работы устройства и проводит настроечный тест: спрашивает про имя, место жительства или возраст. Это нужно, чтобы подтвердить готовность к исследованию. Например, если вы Алексей из Москвы, на вопросы «Вас зовут Аркадий?» и «Вы находитесь в Лондоне?» нужно уверенно отвечать «нет». После чего начинается тестирование, которое длится около двух часов. 

Все вопросы согласуются с заказчиком и обсуждаются с тестируемым еще на этапе подготовки: выясняются некоторые личные подробности, например, вероисповедание, но человек в праве не ответить на то, что сочтет неуместным.

Полиграф может показать недостоверные результаты, если человек сильно волнуется или напряжен. Чтобы этого избежать, важно пройти настроечный тест. По моим ощущениям, 95% испытуемых испытывают стресс, и это нормально, потому что их помещают в непривычную ситуацию — обвешивают проводами и датчиками, подключают аппаратуру, говорят, что фиксируют все реакции.

Еще есть некоторые ограничения — например, по возрасту (в тестировании не могут участвовать люди младше 14 лет. — Прим. ред.) или по состоянию здоровья. Были случаи, когда люди засыпали во время исследования, поэтому перед проверкой важно выяснить состояние испытуемого и отказать в тестировании, если он принял психотропные вещества, употребил алкоголь, испытывает сильный тремор, у него учащается сердцебиение, повышается потливость.

Во время работы тело исследуемого должно находиться в спокойном состоянии, не дергаться. Эмоциональность или лишние движения могут исказить работу детектора. К человеку подключают датчики верхнего и нижнего дыхания, артериального давления, кожно-гальванические и маленький микрофон. Ответ на вопрос всегда должен быть уверенным — «да» или «нет». Если он был четким, полиграфолог фиксирует его, в течение 15 секунд сигнал датчиков считывается, и специалист переходит к следующему вопросу.

Часто проверку на полиграфе используют, чтобы обезопасить бизнес от нежелательных потерь. Специальные тесты помогают избежать найма сотрудника с плохой репутацией или того, кто работал бы в пользу конкурентов. Проверка в органах полиции и силовых структурах сильно отличается от корпоративной. У ведомств есть отдельные регламенты, внутренние приказы и правила, а в компаниях все более лояльно.

В России разработали, но так и не приняли федеральный закон, регулирующий деятельность полиграфолога, поэтому приходится работать по нормам разных законодательств и кодексов.

Сколько зарабатывает полиграфолог

Гонорары зависят от сложности и цели исследования. Одна проверка в коммерческих структурах в Москве и Петербурге стоит от трех до семи тысяч. Если это крупное расследование, то от 10 до 50 тысяч. Штатным полиграфологам платят примерно 75-100 тысяч.

Можно ли обмануть детектор лжи

У полиграфологов есть много методов выявления лжи. Но главное — это зафиксируют датчики. В такие моменты резко повышается электрическая активность кожи и давление, меняется дыхание, появляются провалы в ФПГ (пульсовые волны в сосудах. — Прим. ред.). На основе этих данных специалист формирует заключение. Вопрос, как правило, задают несколько раз: если на два из трех ответов идут «пики лжи», то, соответственно, человек намеренно искажает показания, и проверка прекращается.

Есть много способов, как обмануть полиграф: кто‑то медитирует во время процесса, кусает язык, подкладывает иголки в обувь. Чем опытнее полиграфолог, тем быстрее он заметит эти хитрости.

По ту сторону детектора я был только на повышении квалификации. Пробовал разные методы, которыми получалось ввести полиграф в заблуждение, но, если бы передо мной находился профессионал, он считал бы обман и закончил тестирование.

© Личный архив

О телевидении и работе с семейными конфликтами

На федеральных каналах все чаще появляются популярные ток-шоу с детектором лжи, поэтому спрос на такие услуги растет и в контексте личных отношений. Например, если человек хочет проверить партнера на измены или предательство, семейные кражи или умолвки. Часто показания неприятны заказчику, и так рушатся семьи. Коллеги работают с частными проблемами и хорошо на этом зарабатывают, но я негативно отношусь к проверкам партнеров.

Уверен, что если в отношениях есть трещина, то полиграфолог не поможет, и лучше обращаться к семейному психологу.

Медиа важнее показать действия полиграфолога смотрибельными, а не близкими к реальности, хотя работа на детекторе системна, выверена, и даже монотонна. Когда мы смотрим ток-шоу, то должны понимать, что перед нами либо постановка, либо данные были сняты заранее. Часто герои телешоу проходят полиграф в закрытом помещении, а в студии повторяют вопросы и озвучивают ранее снятые показания. Я участвовал в нескольких проектах, в том числе и на ютьюбе: где‑то просили проводить проверку для канала, чтобы потом показать ее в выпуске шоу, где‑то — профессиональное исследование. Многие были ошарашены, что полиграф работает.

О реакции людей, взятках и «сложных» заказчиках

Когда люди узнают о моей работе, то их первый вопрос: «Полиграф правда показывает верные результаты?» Иногда рассказывают, что смогли обмануть детектор при приеме на работу. Подобные истории меня раздражают. Человек хвастается, что солгал, а это плохо.

Иногда бывает трудно с навязчивыми заказчиками или с теми, кто хочет услышать только конкретное заключение. Например, начальство подозревает, что их сотрудник причастен к неудачам компании. После исследования выясняется, что виноват кто‑то другой. В таких ситуациях заказчик может негодовать и считать, что полиграф обязан показать то, что соответствует его ожиданиям.

Нужно быть сильным, чтобы не поддаваться на уговоры руководителей и относиться к каждому исследуемому объективно и беспристрастно.

Полиграфологам часто предлагают взятки. Бывает, что люди узнают о предстоящем исследовании, звонят мне с разных номеров и просят, чтобы я предоставил «нужные» результаты за большие деньги — 500–700 тысяч рублей. Одна крупная брокерская фирма даже предлагала миллион рублей. Я всегда отказываюсь, потому что не хочу терять доверие клиентов и репутацию. Нужно иметь стальной характер, чтобы отказываться от подкупа и не реагировать на давление. Полиграфолог, который получает деньги за фальсификацию, отвечает за это в рамках гражданского или административного кодекса, так как оказывает некачественную услугу. Еще можно обратиться в полицию с заявлением о мошенничестве, если организации нанесли ущерб.

В профессии мне нравится все, она заряжает меня энергией. Помогаю учреждениям, организациям и людям становиться сильнее, получать выгоду, увеличивать рентабельность компаний. По образованию я еще и социальный психолог, поэтому могу влиять на обстановку в коллективах: во время исследования нахожу слабые стороны компании или рассказываю руководству, что сотрудники чем‑то взволнованы. Всегда стараюсь дать максимум нужной информации, чтобы люди могли двигаться дальше.

Будучи полиграфологом, я осознал, что за любой маской может быть обманщик, стал более настороженным и чаще обращаю внимание на разные мелочи. Работа помогла понять и то, что многие хотят показаться лучше, чем они есть. Внешность, улыбка и протянутая рука не всегда означают, что человек готов быть честным другом.

Подробности по теме
Можно ли распознать обман? Эксперт по лжи — о том, как мы врем друг другу
Можно ли распознать обман? Эксперт по лжи — о том, как мы врем друг другу