15 августа радикальное движение «Талибан»* объявило о захвате контроля над всем Афганистаном, включая его столицу Кабул. «Талибан» уже ранее правил страной — с 1996 по 2001 год, пока его режим не свергли американские войска, находившиеся в Афганистане последующие 20 лет. Собрали мнения экспертов о том, что это значит для России и всего мира.

Алексей Макаркин

Политолог и журналист

«Почему не просто запрещенные в России, а реально занимающиеся террористической деятельностью талибы легко берут афганские города — и их триумфальное шествие ломает судьбы европейски образованных людей, поверивших в перемены в своей стране?

Сейчас в России у некоторых чувствуется злорадство по поводу судьбы „американских пособников“, но на самом деле на одном „Титанике“ оказались афганцы, ориентированные и на Вашингтон, и на Европу, и на Москву».

(Цитата из фейсбука.)

Валерий Ширяев

Заместитель генерального директора «Новой газеты»

«Важнейший вывод для политиков и аналитиков всех стран, который, впрочем, был очевиден уже после вывода 40-й армии: в мире не существует оружия и военных технологий, которые помогут контролировать ситуацию в Афганистане дистанционно. Туда надо зайти ногами.

Еще в 2001 году мы с товарищами наблюдали в репортаже CNN, как военный специалист утвердившегося в Баграме американского контингента с гордостью демонстрировал проходившему обучение афганскому офицеру ноутбук с данными спутниковой разведки online — они изучали линию фронта! Спросите любого нашего ветерана — какая, прости господи, в Афганистане может быть линия фронта? Сегодня западные военные, потеряв боевых товарищей и ничего не добившись, поняли, что даже огромные деньги и самая изощренная техника сами по себе не решают ничего.

Что касается злорадных комментариев по поводу поражения политики США (порой вплоть до ликования) российских СМИ всех мастей «при государстве», то придется им напомнить — это не день победы над Америкой!

Это праздник «Талибана», ИГИЛ* и «Аль-Каиды»*, запрещенных в России [террористических организаций]. Это триумф террора, мы неоднократно писали, что при захвате Афганистана плечом к плечу с талибами стояли боевики, представляющие всю колоду исламского интернационала».

(Цитата из «Новой газеты».)

Сергей Кузнецов

Журналист и писатель

«Двадцать без малого лет назад я жил в Калифорнии. И вот хорошим солнечным осенним днем мы договорились с парой моих старинных друзей встретиться и пойти на выставку старинных автомобилей. Выставка была очень милая, погода хорошая. Моя подруга сказала:
— Отличный день! И новости такие радостные!
— А что случилось? — спросил я.
На дворе была осень 2001 года, совсем недавно случилось 11 сентября, в России уже был Путин, то есть новости были, как правило, так себе.
— Наши отбомбились по Афганистану! — сказала подруга.
— А? — сказал я, немного ***** [удивившись].

Дальше мои старинные друзья в два голоса стали объяснять мне, что нельзя простить 9/11, что кто на Америку руку поднимет, тот огребет, и что они, как честные налогоплательщики, либо должны предложить какое‑то решение, либо поддержать меры правительства… Я пытался говорить, что при этом будут гибнуть мирные люди, что демократию нельзя построить бомбардировками и все такое прочее, что я на эту тему считал и тогда, и сейчас, но услышан не был. Короче, на этой беседе дружба наша закончилась.

Не могу сказать, что, встречаясь на вечеринках общих друзей, мы не здоровались, но как‑то говорить было не о чем. Надо сказать, что все это произвело на меня очень неприятное впечатление — ну, хорошие же люди, знакомы сто лет, чего я стал с ними спорить про американскую политику? Они живут в США, либо уже получили гражданство, либо вот-вот получат, а я как был гражданин мира, так и остался, чего полез-то?

Вероятно, я сделал выводы, потому что ни по поводу Крыма, ни по поводу методов борьбы с ковидом я ни с кем из своих друзей не расстался. В лучшем случае мы говорили, что мы согласились не соглашаться. Но все равно — каждый раз, когда я слышал про Афганистан, я вспоминал, как поругался со старыми друзьями, и мне становилось неприятно.

И вот сейчас Америка уходит из Афганистана — спустя двадцать лет, триллион долларов и тысячи погубленных жизней. И, к сожалению, мысль о том, что много лет назад красивым осенним днем 2001 года я подозревал, что ничем хорошим вся эта война не кончится, никак не утешает».

(Цитата из фейсбука.)

Александр Баунов

Журналист, главный редактор сайта carnegie.ru

«Сейчас, 20 лет спустя, ясно, что не было ничего глупее этой новой афганской войны, не смотря на то что за нее проголосовал Совбез ООН и Россия в его составе. 20 лет назад международная коалиция — это традиционное уже название для американской армии и союзников — быстро выгнала талибов из Кабула и больших городов, а потом вместе с опекаемым правительством Афганистана 20 лет воевала, чтобы установить реальный контроль над страной, и не смогла. Теперь, после ухода иностранных войск, талибы в считаные дни захватили страну, на завоевание которой западные армии положили два десятилетия. Как и после ухода СССР оттуда же, армия правительства, за которое воевали иностранцы, не смогла и не захотела воевать без них, а само такое правительство оказалось непопулярным, несмотря на множество прогрессивных благодеяний.

После терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года казалось, нужно срочно ответить, так оставить нельзя, а «Талибан» в Афганистане не просто захватил власть, а был близок с «Аль-Каидой». В итоге бен Ладен обнаружился и был убит в союзном Западу Пакистане, а среди совершивших теракты по миру именно афганцев и именно талибов, можно сказать, и не было. «Талибан» оказался скорее локальной, чем глобальной проблемой. Хорошо, если так и останется. К тому же нынешний «Талибан» не повторяет той же ошибки и держится подальше от ИГИЛ.

Войска с Ближнего Востока обещал вывести Трамп, но Байден не стал здесь изображать полную несовместимость с предшественником, а продолжил в том же духе. Выход из Афганистана и Ирака — это поворотный момент, он означает конец попыток Америки равномерно осчастливить весь мир.

Война в Афганистане стоила Америке примерно 800 млрд долларов, плюс 700 млрд потратили союзники. Это в сто с лишним раз больше, чем бюджет Никарагуа, беженцы из которого сейчас ломятся через южную границу США.

Уже по этой причине логичнее было бы не разбрасываться, а превратить собственные окрестности в регион относительного благополучия. Кроме этого, весьма вероятно, что в обоих войнах за прогресс погибло больше местных жителей, чем за то же время погибло бы при соответствующих диктатурах талибов и Саддама (ему бы сейчас исполнилось 85, мог и не дожить).

Уход из Афганистана и Ирака — это признание того, что невозможно совершить демократическое чудо извне. Правительство Буша-младшего, которое начало обе войны, ссылалось на опыт послевоенных американских президентов, преобразивших тоталитарные Германию и Японию. Это сравнение — большая ошибка. Германия (с Австрией) и Япония до установления тоталитарных режимов были догоняющими, но вполне модернизированными, правовыми и парламентскими обществами, которые в течение десятилетий реформировали себя сами. Поражение в войне не столько поставило их на новый верный путь, сколько вернуло на старый. Такого плодородного субстрата на Ближнем Востоке нет и в помине. По этому ближневосточному эксперименту видно, что местный субстрат, а не извне приложенные усилия решает исход дела. Те, кто надеются на демократическое чудо где бы то ни было в результате правильно приложенных внешних усилий, обманываются: получится не Япония, получится Афганистан. Такой род чудес происходит только изнутри, и, как правило, это долгое чудо. Золушка превращается в принцессу постепенно — сперва шапочка, потом воротничок, потом бантик, а когда дойдет до туфелек, у нее уже будут свои, без принцевых подарков».

(Цитата из телеграма.)

Григорий Голосов

Политолог, доктор политических наук

«Общим местом в рассуждениях об Афганистане стал тезис о том, что там „провалилась попытка американцев навязать демократию“, причем этот тезис одинаково охотно проговаривают и российские пропагандисты, и „либералы“, у которых он гармонирует с идеей о том, что демократия и для России не годится, не тот народ. Однако целью американского присутствия в Афганистане было не строительство демократии, а нейтрализация угрозы превращения страны в базу международного терроризма, который угрожал бы самим Соединенным Штатам. Имея в виду перспективу восстановления талибского режима, я все же не стал бы с уверенностью говорить о том, что эта цель не достигнута. Нахожу высоко вероятным, что никакой угрозы США новый талибский режим представлять уже не будет, хотя угрозы странам Центральной Азии и России — налицо.

Что касается афганской несостоявшейся „демократии“, то она была субпродуктом основной стратегии и происходила просто из того обстоятельства, что США должны были создать какую‑то местную администрацию, и американцам казалось естественным, что она будет сформирована путем выборов. Трактовать это как переход к демократии ошибочно, хотя и в самой Америке многие были склонны к такой трактовке.

По моему убеждению, строительству демократических институтов должен предшествовать переходный период, создающий для этого предпосылки, явно — то есть признанно всеми игроками — авторитарный, однако с четкой дорожной картой постепенного перехода к демократии. В случае Афганистана этот период должен был быть весьма длительным. За 20 лет справились бы, учитывая, что американцы могли бы гарантировать соблюдение дорожной карты. Однако ситуация осложнялась тем, что США не собирались оставаться в Афганистане так долго (в первые годы они собирались уходить оттуда чуть ли не ежегодно), и у них был очень узкий горизонт планирования в отношении внутриафганской ситуации.

„Насаждение демократии“ не было задачей американцев в Афганистане. Но какой‑то режим, свидетелями краха которого мы теперь стали, там возник, и природа этого режима вполне ясна: он был типологически подобен существующему ныне в РФ, то есть электоральным авторитаризмом. Все ключевые характеристики налицо: фиктивные, основанные на ограниченном доступе кандидатов, и при этом полностью фальсифицируемые выборы; распределение реальной власти даже не в соответствии с итогами этих „выборов“, а по балансу силовых ресурсов у разных кланов правящей группы; постоянная „корректировка“ институционального устройства на базе этого баланса. Ну и, естественно, вытекающие отсюда коррупция и произвол на местах.

Такие режимы могут существовать подолгу, если не сталкиваются с серьезным сопротивлением. Однако в Афганистане сопротивление оказалось настолько серьезным, что даже американское покровительство не помогло».

(Цитата из фейсбука.)

Илья Спектор

Аспирант кафедры истории Южной Азии Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова, автор телеграм-канала «Пробковый шлем»

«Глава правительства Панджаба (Индия) Амариндер Сингх призвал индийские власти в ближайшее время вывезти из Кабула оставшихся членов сикхской общины. По некоторым данным, около двухсот сикхов собрались в кабульской гурдваре (религиозный центр сикхсков. — Прим. ред.) и ждут решения об эвакуации.

В это сложно поверить, но в Афганистане до сих пор сохранилась сикхская община. Жили они там с самого возникновения сикхизма, Кабул когда‑то посещал еще Гуру Нанак (основатель данной религии. — Прим. ред.) . До 1970-х в Афганистане жило почти 200 тыс. сикхов, общины были во всех крупных городах. Затем практически все уехали — кто в Индию, кто в Великобританию, кто в Канаду, а кто и в Россию. Гурдвара в Москве на протяжении достаточно долгого периода контролировалась именно афганскими сикхами. В 2010-е все было очень плохо, эмиграция продолжалась. В 2018 г. в Джелалабаде был взорван Автар Сингх, лидер сикхской общины и депутат афганского парламента. К 2020 году в стране осталось чуть более тысячи сикхов. А в марте 2020 года кабульскую гурдвару Хар Рай Сахиб атаковали террористы.

Погибло 25 сикхов, ответственность за нападение взяло на себя афганское ответвление ИГИЛ, сами террористы вообще оказались выходцами из Индии. Талибы произошедшее осудили, заявив, что уважают традиционные религиозные меньшинства. Тем не менее желания проверять слова талибов на деле у афганских сикхов явно нет. После прошлогоднего теракта в Индию стали переезжать даже самые стойкие, а в последние недели уехало несколько сотен человек. Судя по всему, многовековая история афганских сикхов заканчивается прямо сейчас.

Вместе с сикхами уезжают и последние афганские индусы. Их община и в лучшие времена насчитывала несколько тысяч членов, ну а сейчас в Кабуле остаются буквально считаные семьи. Впрочем и индусская община до сих пор содержит в Кабуле храм. Его настоятель Пандит Раджеш Кумар несколько часов назад заявил, что никуда уезжать не будет».

(Цитата из телеграма.)

Иван Курилла

Историк

«Напомню, что решение США в 2001 году войти в Афганистан было поддержано Россией не только потому, что Путин тогда хотел дружить с Америкой, или потому, что война в Чечне тогда была переосмыслена как часть «глобальной войны с терроризмом». Но и потому, что одной из главных проблем российской внешней политики на рубеже веков была судьба стран Центральной Азии, которые выглядели незащищенными перед исламизмом талибов. Именно поэтому Россия предоставила США воздушный коридор и даже «перевалочный пункт» в Ульяновске и дала согласие на открытие военных баз США в Узбекистане и Кыргызстане.
Так вот.

Похоже, ситуация возвращается в 2001 год. США признают неудачу, Россия и ее среднеазиатские союзники сталкиваются с новой угрозой.

Не могу сказать, как это оценивают сегодня в Центральной Азии, но мне кажется, судьба Афганистана и безопасность его соседей вполне должна стать одним из предметов российско-американского диалога. Причем довольно срочно».

(Цитата из фейсбука.)

* «Талибан», ИГИЛ, «Аль-Каида» признаны в России террористическими организациями, их деятельность запрещена.