Все больше людей, в том числе и знаменитых, попадают в ситуации, когда их интимные фото или видео распространяются без их согласия. Поговорили с парнями и девушками, снимки которых оказались в интернете по разным причинам, а также узнали у эксперта по цифровой безопасности, как соцсети реагируют на слив личных данных и что делать в такой ситуации.

Секстинг, порноместь и шантаж

Секстинг (обмен личными фотографиями и видео, как правило, интимного характера, через интернет. — Прим. ред.) сегодня не кажется какой‑то особенной формой общения. К нему прибегают как люди, состоящие в браке (например, чтобы добавить «остроты» в семейную жизнь и дать второе дыхание многолетним отношениям), так и случайные незнакомцы — в дейтинговых приложениях, соцсетях и не только. Причины, почему люди отправляют друг другу интимные сообщения, могут быть разными, но объединяющая деталь для всех одна: обмен контентом происходит в интернете, и все, что туда попадает, остается в нем навсегда.

По данным Американской медицинской Ассоциации, каждый четвертый подросток в США отправлял или получал сообщения интимного характера. Исследователи уверены: секстинг становится «компонентом сексуального поведения и развития» молодых людей и уже может расцениваться как новая норма общения. Среди взрослых число тех, кто хотя бы раз занимался секстингом, еще больше. Однако, попав в цифровое пространство, интимный контент выходит из‑под контроля отправителя и может быть использован в целях порномести или шантажа.

Публикация фото или видео интимного характера без согласия отправителя — в целях унижения, вымогательства или мести за нанесенную обиду — случается куда чаще, чем кажется. Так, например, в Италии за 2019–2020 год жертвами порномести стали до 13% местных жителей — и это лишь зафиксированные случаи. Точных данных о том, сколько людей ежегодно становятся жертвами слива, нет. Далеко не каждый из них обращается за юридической помощью, и не во всех странах предусмотрено уголовное наказание за публикацию такого контента.

Ольга, 21 год

Я несколько раз сталкивалась со сливами своих интимных фотографий. Один из таких случаев произошел со мной чуть больше года назад. Бывший парень выложил мои снимки в группу «Шкурнадзор VIP» в «ВКонтакте». В первый же день мне написали в личные сообщения чуть ли не сотня незнакомых людей. Они угрожали найти меня, изнасиловать и даже убить.

Я связалась с администратором группы и попросила удалить фотографии. Мне ответили, что удалят, если я отправлю 500 рублей на карту или электронный кошелек и пришлю скриншот чека. Я не стала. Люди продолжали мне писать, человек по двадцать в день. Некоторые фото попали в другие группы аналогичного характера. Со временем они начали постить фотографии других девушек, и обо мне забыли.

Недавно я опять столкнулась с такой ситуацией. Мне на почту пришло сообщение о смене пароля на моей старой странице в «ВКонтакте». Профилем я не пользовалась давно и зайти на эту страницу не могла — не помнила пароль, а доступа к привязанному телефону у меня не было. Человек, взломавший меня, писал во все последние диалоги: просил перевести деньги. Там же, в диалогах, он нашел мою вторую страницу, которой я сейчас пользуюсь, и написал мне.

Он угрожал распространить мои интимные фото: поставить их на аватарку, отправить друзьям и одногруппникам. Взамен требовал 3000 рублей. Фотографии он взял из переписки с моим бывшим парнем. Сначала я испугалась, но не столько за себя, сколько за своих подруг. В других переписках могли быть и их снимки, а они не такие смелые, как я, и не готовы делиться ими в соцсетях. Я не стала ему платить — сказала, что он с моими фото может делать все что хочет. К тому же большую часть из них я уже выкладывала до этого в твиттере. Видя мое упорство, он понял, что от меня ничего не получит, сказал новый пароль от моей страницы и больше мне не писал.

Конечно, сначала по спине от таких угроз пробежал холодок. Никому не приятно, когда вторгаются в личное пространство. Но я смогла быстро собраться с мыслями и поняла, что бояться нечего. Пережив такой опыт, я постаралась улучшить защиту своих данных — например, подключила двухфакторную аутентификацию в своих соцсетях. Сейчас интимными фото я почти не делюсь — максимум скину подругам и пошучу, что выложу в твиттер.

Первое, что могу посоветовать тем, кто оказался в такой ситуации, — не платить мошенникам. Заплатишь один раз, с тебя не слезут. Второе — не бояться и показать мошеннику, что здесь ему ловить нечего. Он пришел за деньгами, а не за вашим «позором».

Если слил кто‑то из близких, единственное, чего хотел этот человек, — задеть вас. Подумайте, насколько сильно задели его вы, раз он опустился до такого, и потешьте свое самолюбие. Осуждать нужно того, кто слил, а не вас. Вам нечего стыдиться, ведь все занимаются сексом — и все под одеждой голые.

Марина, 21 год

Пока я была замужем, мы с супругом часто обменивались фото и видео интимного характера. Но чем дольше мы жили вместе, тем быстрее теряли к этому интерес. Спустя какое‑то время мне написал незнакомый мужчина. Он сказал, что если я не скину ему 10 тыс. рублей, он выложит мои фото в открытый доступ. Сначала я его игнорировала, но вскоре он перешел к действиям и отправил несколько фотографий моим друзьям.

Я не испытывала чувства страха, потому что мне не стыдно за свои фотографии. Если среди сотен миллионов слитых снимков девушек появятся и мои, я не особо расстроилась бы, ведь я такая не единственная, а значит, не особенная.

Мне повезло: все, кому он переслал мои снимки, отреагировали адекватно. Он не знал, кому конкретно их надо отправлять: угрожал выслать «самым близким», но адресатами оказались всего лишь знакомые. Те в ответ стали сообщать мне о сливе и блокировать этого человека. Некоторые даже кинули на него репорт и написали в поддержку. Видя, что их реакция не такая бурная, как он рассчитывал, мошенник понял, что он «за бортом» во всех смыслах, и слился. Для мошенников важно, чтобы их «жертва» выходила на эмоции и была в их власти. Если же она не реагирует или начинает доминировать над ними, они теряют интерес.

[Я не знаю откуда у него появились мои снимки, потому что] ни взлома, ни каких‑то подозрительных действий на моей странице я не замечала. Спустя некоторое время после этой истории мы с мужем развелись, так как наши отношения стали абьюзивными. Сейчас я никому не отправляю свои интимные фотографии или видео. Прошло уже то время, когда я могла заинтересовать своего собеседника только своим телом. Теперь при знакомстве и в отношениях для меня важен разговор, а не фото.

Подробности по теме
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести
«Я хотела выйти в окно»: истории женщин, пострадавших от порномести

Даниил, 24 года

В 2018 году я познакомился с парнем в «ВКонтакте». Спустя несколько дней мы, хорошо узнав друг друга и даже обменявшись фото и телефонами, решили встретиться. Однако в день встречи он так и не пришел, а в назначенный час написал мне, что сольет мои фотографии, если я не переведу ему 5000 рублей.

Я запаниковал. Общался я с фейковой страницы, поэтому круг моего общения он знать не мог. Я понимал, что отправка денег не решит проблему — он через неделю может снова появиться и потребовать еще за свое «молчание». Но парень продолжал вести себя агрессивно — понимая, что я не отправлю деньги, он скинул мне пост из какой‑то группы. Там были мои фото, номер телефона и даже адрес.

Как я потом выяснил, адрес там появился из‑за того, что у меня была включена геолокация приложения. Когда ты отправляешь фото в «ВКонтакте», в браузере может отражаться адрес отправителя — страна, город и улица, вплоть до номера дома. Эту функцию можно отключить в настройках, но узнал я об этом слишком поздно.

В комментариях под постом незнакомцы уже писали, что приедут ко мне вечером, обещали «устроить мне группу» и «выстроиться в очередь».

Парень продолжил требовать деньги — иначе он разместит этот пост в других пабликах. Я написал в поддержку — заскринил пост, всю личную переписку, сделал селфи, чтобы точно доказать, что на снимках я. Объяснил ситуацию, сказал, что стал жертвой мошенника и шантажа. Спустя пару часов — все это время я игнорировал сообщения злоумышленника — его страницу заморозили. Пост в группе тоже удалили.

Позднее я узнал, что в «ВКонтакте» в группах знакомств есть очень много парней, которые поступают так же. Они выкладывают фейковые фото, похожие на настоящие, втираются в доверие, а потом разводят на деньги.

Сейчас время от времени я продолжаю отправлять свои фото — но только тем, в ком уверен. Из «ВКонтакте» я прошу собеседника перейти в телеграм или вотсап, смотрю фото профиля там: чем их больше, тем сильнее вероятность, что передо мной реальный человек, а не фейк. Сам же я первый своими данными не делюсь. Но стоит понимать, что слить снимки может любой человек — как случайный незнакомец, с которым ты общаешься пару дней, так и бывший партнер. Поэтому, мне кажется, как ни думай о безопасности, случиться может все что угодно — таков уж сетевой мир.

Сергей, 20 лет

Я учился на втором курсе университета, постоянных отношений у меня тогда не было, и в свободное время я часто общался с незнакомцами в интернете. Я переписывался с моей второй страницы, обменивался фото, но зачастую это так и не перерастало в какие‑то отношения. Для меня скорее это было развлечением. Вскоре мне это надоело, и я забросил страницу: погрузился в учебу, нашел работу, завел серьезные отношения.

Однажды вечером мне написал однокурсник и переслал сообщение какого‑то парня, который спрашивал обо мне и просил с ним связаться. Не заметил ничего странного, потому что был администратором крупного паблика в «ВКонтакте» и такое общение было в порядке вещей. Я написал этому парню, общих знакомых у нас с ним не было, а в профиле была всего пара фотографий.

Мы познакомились, поговорили на какие‑то общие темы. Затем он написал: «Как ты относишься к тому, чтобы об этом кто‑то узнал?» — и отправил мне мои же интимные фотографии. Я ответил, что отношусь «нормально», а он сказал, что «думает отправить их моим преподавателям, родителям и друзьям».

Денег он не требовал — думаю, рассчитывал, что я сам это предложу. На несколько минут меня это выбило из колеи, но потом я взял себя в руки. Понимал, что передо мной мошенник, и все, что я могу сделать, — это выставить его дураком.

Я откровенно начал блефовать. Написал, что о моей ориентации знают в вузе и даже родители, а эти снимки я сам показывал своим друзьям. Отправив сообщения, я моментально написал в поддержку с просьбой заблокировать этого пользователя за мошенничество. «Андрей» прочитал сообщения и молчал. Я решил подлить масла в огонь и добавил, что у меня есть и другие снимки, а раз их у него нет, то он плохо «работал».

Вскоре он вышел из онлайна, а на следующий день его страницу заморозили. Я не то чтобы совсем наврал ему — доля правды в моих словах была, и слив фотографий не нанес бы мне большого вреда. Но важный урок я из этого вынес: если на вашем пути мошенник, то важно показать, что вы не боитесь его. И, конечно, обращаться в поддержку.

Интимный контент я продолжаю отправлять — правда, сейчас стараюсь хотя бы какое‑то время пообщаться с человеком и узнать его лучше. Друзьям я чуть позже рассказал о своем «хобби»: мы посмеялись вместе над ситуацией и решили, что нет ничего страшного в том, что человек отправляет кому‑то свои голые фото. Страшно скорее то, что есть люди, которые считают нормальным их сливать.

Я думаю, что каждому человеку важно быть открытым. Если вы делаете интимные снимки, не стоит держать это в секрете — расскажите об этом своим близким друзьям. В этом нет ничего зазорного: подобный контент снимают и отправляют друг другу все, даже знаменитости. Зная, что ваш друг делает такие видео или фото, вы будете готовы, что они могут попасть в открытый доступ, и сможете оперативно ему помочь и поддержать. Человеку, пострадавшему от слива, очень важно понимать, что он не останется один.

Что делать, если ваши интимные материалы распространяются в соцсетях?

Саркис Дарбинян

управляющий партнер юридической фирмы Digital Rights Center, сооснователь «РосКомСвободы»:

Чем больше граждане ведут открытый образ жизни и делятся информацией о себе в соцсетях и мессенджерах, тем выше риски того, что эти данные попадут не в те руки. Особенно эта история актуальна для публичных персон. Их размещенные в открытом доступе фотографии могут быть использованы для создания дипфейка и затем распространены в публичном пространстве.

Открытой статистики, которая бы показала, как часто такие случаи происходят и сколько людей обращается за помощью в подобных ситуациях, нет. Ориентироваться можно лишь на данные судебных департаментов и количество уголовных дел, связанных с нарушениями частной тайны частной жизни. Таких приговоров по стране в целом не больше ста за год. Это значит, что даже если дело и возбуждается, то до реального суда и приговоров доходит лишь очень малая часть случаев.

Главная проблема в том, что люди не хотят обращаться в МВД и суды. Они не верят в то, что их права могут действительно защитить, да и правоохранительные органы не очень любят заниматься такими делами. Если вы не известная персона, то ваше заявление, скорее всего, останется незамеченным. Заявитель по итогу и вовсе может получить отказ в возбуждении уголовного дела. Поэтому для защиты своих прав можно пользоваться лишь теми механизмами, которые есть в гражданском законодательстве и которые относятся к правовым методам восстановления нарушенных прав — когда граждане могут сами защищаться, не надеясь на правоохранительные структуры. Отмечу, что нарушением тайны частной жизни может быть не только слив личных фото. Примерами могут быть также слив геолокации или данных с детализацией звонков.

Телеграм

Если вы обнаружили свое фото в каком‑либо канале, необходимо нажать на кнопку «Пожаловаться» и указать, что ваши авторские права были нарушены. Чем больше пользователей обратится с жалобой на пост, тем выше будет вероятность, что администрация мессенджера заметит ваше обращение и удалит контент или даже заблокирует сам источник.

Добиться удаления фотографии из телеграма сложнее, чем из других соцсетей и мессенджеров. Этот сервис прилагает достаточные усилия, чтобы блокировать контент террористического характера, но уделяет мало внимания вопросам, связанным с удалением противоправной информации, которая нарушает права отдельно взятых граждан и пользователей.

Фейсбук и инстаграм

Политика фейсбука в отношении прав пользователей намного строже, чем у других платформ. За безопасность на этой площадке отвечает искусственный интеллект. Еще в момент загрузки фото или видео алгоритмы сами определяют, видны ли там обнаженные части тела человека, и если распознают интимное изображение, блокируют публикацию или сам источник. Аналогичный процесс происходит и в инстаграме. Если в телеграме все обращения и жалобы обрабатываются вручную, то в фейсбуке и инстаграме к такому методу добавляется и автоматизация алгоритмов. Даже если эта система даст сбой и контент все равно будет загружен, администратор соцсети заблокирует его в течение дня.

«ВКонтакте»

Нужно пожаловаться на контент внутри сервиса — техподдержке соцсети или администрации сообщества. Если слив произошел в «ВКонтакте», то обращение в полицию для возбуждения уголовного дела может быть более эффективным, чем в случае с зарубежными соцсетями и мессенджерами. Полиция самостоятельно сделает запросы до следственной проверки того, кто администрирует указанную группу, с какого IP-адреса с ней выполнялись действия, какой номер телефона был использован при регистрации и так далее.

Подробности по теме
У моего ребенка вымогают интимные фотографии в интернете. Что делать?
У моего ребенка вымогают интимные фотографии в интернете. Что делать?

Правовые методы защиты

Обратиться в полицию. У правоохранительных органов есть ресурсы для деанонимизации пользователей и установления их личности. Важно, чтобы администрация мессенджера или соцсети помогала расследованию, но даже без ее помощи полиция сможет найти виновных, используя свои инструменты.

Отправить жалобу в Роскомнадзор о нарушении законодательства о персональных данных. Одна фотография — это уже личные данные, за публикацию которых без согласия изображенного на них человека можно получить наказание. Если изображения были получены из общедоступных источников, то Роскомнадзор может направить самостоятельные требования владельцу веб-сайта об удалении конкретной страницы контента. Если владелец веб-сайта этого не сделает, то Роскомнадзор может самостоятельно обратиться в суд и потребовать привлечения администрации к административной ответственности в виде штрафа. Дополнительно может быть подан иск об ограничении доступа к информации с последующим включением в реестр нарушителей персональных данных. Реестр отдельно ведет Роскомнадзор, поэтому российские платформы и веб-сайты достаточно быстро реагируют на подобные жалобы.

Какое наказание может быть за распространение личных данных?

Уголовное дело может быть возбуждено по статье 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Если это был дипфейк, когда используется изображение гражданина и на базе его создается какое‑то видео или фотография, то подойдет и статья 128.1 о клевете.

Если же это реальная фотография или видео, которое утекло, то мы говорим именно о 137-й статье УК РФ. По ней может грозить наказание в виде штрафа до 200 тыс. рублей либо лишение свободы на срок до двух лет. Если пострадавшим был несовершеннолетний, то может грозить лишение свободы уже до пяти лет. Если закон нарушило должностное лицо, то преступнику грозит лишение служебного положения и срок до четырех лет.

Также лишение свободы на срок до четырех лет, если информация и контент были получены путем взлома аккаунтов, несанкционированного доступа к телефону и электронной почте. Также может быть применена и 138-я статья УК РФ, которая связана именно с нарушением тайны переписки и телефонных переговоров, а также иных сообщений. Если это сопряжено со взломом, то здесь по совокупности статей дело может быть возбуждено и по одной, и по другой статье.

Как поступают на Западе?

Правовые системы в других странах во многом похожи, и ничего нового собственно создано не было. В основном все вопросы решают сами владельцы платформ.

В практике Европы или США нет органа, имеющего те же полномочия, что и у Роскомнадзора, который может во внесудебном порядке ограничить доступ к информации и требовать ее удаления. Тем не менее есть достаточно сильные независимые суды, которые могут принимать решения в отношении как администратора группы, так и в отношении владельца платформы.

Конечно, есть большая разница в судебной практике. По российской судебной практике достаточно просто будет потребовать удаления фотографии или собственно публикации опровержения. Но когда речь заходит о взыскании компенсации морального вреда за нарушение личных прав, к которым относится и право на изображение, то здесь, к сожалению, суммы компенсации настолько мизерные, что они никого не побуждают обращаться в суд. В этом плане практика американских судов намного жестче, и компания может попасть на достаточно серьезную сумму компенсации.

Может ли что‑то измениться в лучшую сторону в российском законодательстве?

Сейчас российские законодатели стали больше задумываться о том, что нужно защищать данные пользователей и, в частности, дать им возможность защищать свои личные фото. Я думаю, что осознание этого у российских органов власти появилось по той причине, что все прекрасно понимают: ускоренная централизация информации повышает риски кражи личной информации.

Вообще есть общемировой тренд, связанный с ужесточением законов, направленных на защиту приватности, и с принятием разъясняющих документов в рамках модернизированной конвенции о защите физических лиц при автоматизированной обработке данных. Это ведет к тому, что многие национальные законы тоже меняются.

Наверное, российские органы власти начали понимать в последнее время и необходимость информационной защиты систем, где хранятся персональные данные, которые, как мы убедились, достаточно уязвимы. На черном рынке продается огромный объем персональных данных, которые могут быть использованы любым лицом, а среди этих данных могут быть данные чиновников, полицейских и так далее. И понимание, что данные надо защищать, складывается у представителей госорганов именно после того, как они сами встречаются с реальными рисками утечки данных чиновников и правоохранителей.