Дмитрий Пелевин — IT-менеджер из Владимира, с 2013 года живет в Новой Зеландии. Более 10 лет он увлекается яхтингом. Поэтому, когда пандемия отрезала его от семьи, идея приплыть домой и пройти на яхте 15 тыс. километров не показалась дикой. Дмитрий пересек океан ради сына. Ко дню рождения успеть не получилось, но Рождество они встретили вместе.

Я родился во Владимире, после университета остался жить в Москве, а в 2013 году вместе с супругой и ребенком переехал в Новую Зеландию. Это страна всегда притягивала меня. Профессия помогла мне попасть в программу по привлечению талантливых специалистов. Мы с женой подумали, что это отличный шанс. А если нам не понравится — вернемся обратно. Долгое время я работал в Air New Zealand — это главный авиаперевозчик страны, что‑то вроде «Аэрофлота». Но на данный момент я фрилансер.

С яхтингом я познакомился 10 лет назад в России: случайно попал на обучение вместе с друзьями. В группе было свободное место, и я согласился. Мы поехали в Грецию, где я получил первую лицензию. Сейчас у меня IYT Yachtmaster — сертификат американской школы International Yacht Training, позволяющий управлять яхтой длиной до 24 метров с удаленностью от берега до 60 миль (почти 100 км. — Прим. ред.). Он выдается с правом выходить в прибрежные зоны в любой точке мира и признается чартерными компаниями. Еще я ходил в чартеры с друзьями по Средиземному морю и сделал несколько офшорных путешествий (многодневное путешествие в открытом море/океане на расстоянии не более 200 миль от берега. — Прим. ред.). В Новой Зеландии я вывел хобби на другой уровень и даже стал участником одной из гоночных команд. У меня было несколько больших круизов в Тихом океане. И, конечно, я мечтал купить свою яхту.

Почему я решился на это путешествие

Вся история с путешествием началась в прошлом году из‑за COVID-19. На тот момент я уже развелся. Мы с бывшей женой и ребенком отметили 2020 год в России с родственниками. Затем я остался, чтобы завершить дела и немного попутешествовать по Европе перед возвращением в Зеландию. Я поехал на юг Франции, а в марте границы закрылись. Локдаун был строгий: выходить можно было только по специальным разрешениям, поэтому большинство людей сидели дома. Попасть в Новую Зеландию вариантов не было. И постепенно в голове начала складываться идея о большом переходе на яхте — ведь море было свободно! У меня давно была мысль сделать что‑то такое, но я работал. Так что момент подобрался идеальный, так как с основной работы я ушел и был занят фрилансом. Я изначально предупреждал заказчиков, что буду путешествовать и не смогу быть на связи.

Яхта — не баснословно дорогая вещь, как самолет. Некоторые стоят как новые иномарки — 10–15 тыс. евро, такие реально купить человеку со средним уровнем дохода. Я думал, что вполне возможно купить хорошую яхту, дойти до Новой Зеландии, а там продать ее. Удаленно продал машину, прибавил личные сбережения и искал то, что бы подошло под большое путешествие.

После отмены локдауна во Франции, в мае, я начал ездить по стране и смотреть, что продают. Мне нужна была хорошая яхта в моем финансовом диапазоне, которую не нужно было бы долго готовить к переходу. Месяц смотрел, но ничего не подходило — большинство было для дневных путешествий по Лазурному берегу. В конце концов в одной из групп я увидел, что известные русские блогеры продавали нужную мне яхту. Сразу же списался с владельцем и на следующий день уже вылетал в Мартиник (регион и заморский департамент Франции в Карибском море. — Прим. ред.).

Моя яхта называется Cupiditas, что с латыни переводится как «сильная страсть». Она французского производства, 11,5 метра в длину, 1997 года выпуска. На ней три каюты. И все необходимое для жизни: холодильник, газовая плита, душ, туалет, даже есть подача холодной и горячей воды.

Почему переплыть Тихий океан не так уж дико

Переплыть Тихий океан сегодня — это вполне реальная вещь. То есть я не один такой в мире, кто это сделал. В России не так это распространено, но за границей путешествует очень много людей: в той же Новой Зеландии лодки есть у четверти населения. Во время своего путешествия я встречал много людей, которые пересекали и Тихий, и Атлантический океаны. Европейцы часто переплывают Атлантику, причем это не всегда безопасные суда. Среди них много пенсионеров: люди уходят с работы, покупают средство для плавания и медленно путешествуют.

Но мое путешествие было уникальным. Во-первых, я был ограничен в сроках, и переход состоялся, когда в Тихом океане начался сезон ураганов. Во-вторых, я преодолел первый отрезок достаточно быстро — с такой скоростью обычно перегоняют яхты. Через Тихий океан я перешел за 28 дней, в то время как обычно это занимает до 35 дней. Были дни, когда я проходил по 200–210 миль (370–388 км) в день. В-третьих, я плыл один. Нет, у меня изначально не было такой цели. Комфортнее и безопаснее всегда плыть с кем‑то, и я ждал, вдруг ко мне кто‑то присоединится из друзей. Но никто не смог, а ждать дальше было уже невозможно, иначе погода испортилась бы.

Сейчас переходы стали более безопасными. Например, есть буи, которые по нажатию кнопки отправляют твое сообщение ближайшим кораблям. Несколько недель в путешествии я не видел ни единого корабля — помощь придет нескоро. Да и то эта помощь платная: спасательная операция может обойтись и в 100, и в 200 тыс. долларов. Есть специальная страховка для компенсации на этот случай за 100 долларов — лучше купить ее и быть спокойным.

Про безопасность и риски: запасной план, буй, поломки и киты

Есть специальные плоты, которые тоже совершенствуются. Аварийный буй. Плюс спутниковая связь, система для предотвращения столкновений с судами (AIS). Сама яхта должна быть в хорошем состоянии, а паруса и мотор — в исправности и выдерживать нагрузку. Важно, чтобы корабль имел автономность для долгого нахождения в воде: опреснитель воды, солнечные батареи для электроэнергии, навигационные приборы (планшет или смартфон с картами, GPS). Для связи у меня был Garmin Inreach — очень простой спутниковый коммуникатор. Он соединяется по блютус со смартфоном и позволяет посылать/принимать сообщения до 160 символов.

Самое главное на воде — это всегда иметь несколько запасных планов на разные случаи.

Какие риски были возможны у меня? Я рассматривал поломку техники. Но с ней я умею обращаться. Меня больше волновал вопрос здоровья: что, если в океане я сломаю руку или заболею? Поэтому на борту у меня был набор антибиотиков и не только. Ну и самый большой факап — выпасть за борт. Для путешествия в зоне тропиков рекомендуют прививки, но я их не делал, так как все было несколько спонтанно и не было времени.

Также в океане может случиться столкновение с китами. Они весят очень много тонн: кашалот 30–50, а синий кит и все 150. И если вы встретитесь, повреждения для яхты могут быть значительными. А вот акул опасаться не стоит: они редко нападают на человека. Просто нужно не нырять в районах, где есть агрессивные виды, и следить за тем, чтобы у вас не было открытых ран.

Если говорить про погоду, то сейчас прогнозы точные. У меня были источники по климату в разных регионах и оперативная информация по спутниковой связи. Более-менее точный прогноз бывает за два-три дня.

Конечно, мама переживала и пыталась меня отговорить. Но я упрямый человек: если что‑то задумал, то сделаю это. Считаю, что у меня был гладкий переход. У меня ни разу не возникала мысль завершить путешествие. Ко всем форс-мажорам нужно быть готовым. Если вам страшно — не ходите в океан.

Питался рыбой: ловил тунца и махи-махи

С едой все просто: у меня был большой запас консервов: тушенки, бобов, тунца и всего, что только можно найти в банках. Но это было что‑то на случай форс-мажора. На яхте есть холодильник, поэтому у меня были и замороженные продукты. В основном я питался свежей рыбой, которую сам ловил в океане — клев был хорошим. Что‑то ел сырым, а остальное жарил. В основном мне попадался тунец, но были и рыбы махи-махи. Плюс рис, киноа, макароны.

За время путешествия я потерял 15 кг. Первый раз я сильно сбросил вес за пару дней до выхода в Панаме, потому что заболел лихорадкой денге (вирусное заболевание, которое передают кровососущие насекомые. Сопровождается высокой температурой, болью в суставах и мышцах, тошнотой, сыпью и отсутствием аппетита. — Прим. ред.) и ничего не ел. Во время плавания люди худеют, даже если много едят: мышцы постоянно в тонусе, даже когда ты лежишь, — тело пытается компенсировать качку.

Подробности по теме
«Пугает мысль, что мы можем вернуться на сушу»: история семьи, которая живет в море
«Пугает мысль, что мы можем вернуться на сушу»: история семьи, которая живет в море

Как выглядел мой путь

Вся история длилась шесть месяцев, причем два с половиной из них я провел в воде, а остальное время заняла бюрократия на въезд-выезд из разных стран. Главной целью было приплыть в Новую Зеландию до Нового года.

Мартиник — Панама

Этот участок я преодолел в июле за девять дней. Это было начало большого путешествия, и я был очень воодушевлен будущими приключениями. Мне было все очень интересно настолько, что я ни разу не сел за компьютер или телефон. К яхте подплывали дельфины. Были невероятные восходы и закаты, расцветка моря, небо. А еще за это время ничего не сломалось.

Панама — Маркизские острова

В Панаму я приехал в начале августа и решил подождать открытия границ. В это время я жил в отдаленном районе Линтон Бей — где‑то в 30 минутах от ближайшего городка. Там почти не было ограничений из‑за коронавируса, хотя в стране был строгий карантин с комендантским часом и даже особыми днями, когда на улицу могли выходить только женщины или мужчины.

Когда срок открытия подошел, власти перенесли его еще на месяц. Понял, что откладывать переход нельзя: в океане начинался сезон ураганов. Ждать погоды означало застрять в Панаме еще на полгода. Из‑за закрытых границ друзья снова не могли присоединиться, поэтому решил, что пойду один, и в сентябре стартовал.

Это был наиболее интересный и продолжительный участок: мне нужно было пройти 4100 миль (7600 км) по Тихому океану вблизи Галапагосских островов, известных богатой флорой и фауной. Самое запоминающееся животное, которое я встретил, — это гринд, которых еще называют черными дельфинами. Они плыли всего в двух метрах от яхты. Через месяц был уже на Маркизских островах.

Маркизские острова — Новая Зеландия

Это отрезок состоял из двух этапов. Первый я прошел по Французской Полинезии, где зашел на остров Факарава (он же — атолл Витгенштейна, который открыли русские мореплаватели) и на Таити. А уже от Таити до Зеландии было 2300 миль (4200 километров). Мне нужно было пройти мимо тайфунов и не попасть в шторм.

Конечно, без поломок не обошлось, но все они были некритичными. Через сутки после старта у меня затрещал двигатель. Занырнул и увидел, что отвалилось крепление — то есть я больше не мог использовать мотор. Долго думал, что делать: возвращаться в Панаму, чиниться и стоять — или все-таки доехать до островов, войти в первую бухту и починить все там. Выбрал второй вариант, потому что не хотелось застревать.

В ночи за Галапагосскими островами я наткнулся на браконьерскую сетку. Там было полно рыбы, надо было ее обрезать. Затем за 1000 миль до Маркизских островов у меня порвался главный парус. В итоге я дошел до Таити на переднем парусе, все исправил и уже до Новой Зеландии шел с отремонтированной лодкой. Так что приключений хватало.

Почему быть одному в океане нескучно

Яхта не должна останавливаться: она всегда идет вперед. Я придерживался особого правила для одиночек: спать нужно столько, сколько времени занимает достичь горизонта. Это примерно 20–30 минут. Близко к суше или в зоне большого трафика судов я практически не спал и просыпался по будильнику каждые 10 минут, чтобы мониторить пространство. Для этого я использовал AIS, но нюанс в том, что она не фиксирует китайские рыболовные суда. В океане мог поспать побольше: от 30 минут до часа. К этому можно привыкнуть. А если я чувствовал недосып, то ложился днем.

Плыть одному в течение месяца и видеть только воду — это интересный опыт. Океан постоянно меняется, за ним можно наблюдать долго, и это не сплошная вода. Просто нужно знать, на что смотреть. Волны, облака. В океане безумно красивое звездное небо — кажется, что оно очень близко. Закаты и восходы. Приплывают животные: то дельфины, то гринды, летучие рыбы, птицы. В Карибском море я видел большие поля водорослей. Поэтому смотреть на водную гладь можно бесконечно.

В одиночном плавании важно иметь распорядок и свои ритуалы: готовить завтрак, сделать обход, прочитать книгу и так далее — весь день должен быть расписан. Так время пролетает быстро.

Уединение в океане дает пространство для медитации и обдумывания некоторых вещей. Океанские переходы идеальны для этого.

Бывали моменты, когда мне было страшно. В безлунную ночь я пытался ловить кальмара на фонарик, и прибор показал, что прямо ко мне что‑то поднимается со дна. То ли скат, то ли большая черепаха. Я стоял без парусов, был штиль. Но мне удалось быстро уйти с того места.

Но лирических моментов было больше. Например, когда я уезжал с Мартиник и земля пропала с горизонта, понял, что я остался один, и почувствовал начало путешествия. Или ощущение невероятной радости, когда ты видишь землю после месяцев пути.

Я не стремился сделать эту историю публичной

Когда я уже подбирался к Новой Зеландии, все было как в тумане. Во-первых, ты не спишь и готовишься к пересечению границ, мониторишь суда. Безумная радость от того, что ты наконец-то приплыл. Понял, что на земле, только через пару дней.

Конечно, я почувствовал большую радость, когда обнял сына, ведь ради этого все и затевалось. Планировал закончить путешествие раньше и приехать к его дню рождения, но обстоятельства внесли коррективы, и я прибыл к Рождеству. Он немного смущался, потому что на пирсе было много народа. Он, как и я, обожает яхту и рыбалку, поэтому задавал много вопросов.

Новость о моем путешествии быстро разошлась в СМИ, поэтому мне написали многие. Даже те, с кем я давно не общался. Все были удивлены, потому что я не очень афишировал и никому не говорил, кроме близких, о переходе. Я не стремился сделать эту историю публичной, так само вышло. Зато теперь у меня есть несколько интересных предложений, связанных с яхтингом.

Да, это был отчаянный и, возможно, немного безумный поступок. Но я рад, что решился на это. Это дало мне не только незабываемые эмоции и впечатления, но еще и время на поиск ответов.

Подробности по теме
«50 оттенков белого»: история мужчины, который работает на атомном ледоколе в Арктике
«50 оттенков белого»: история мужчины, который работает на атомном ледоколе в Арктике