Макс Брацун застал на Бали эпидемию COVID-19. Остров, экономика которого на 60% зависит от туризма, тяжело переживает эти времена. Чтобы помочь местным, Макс создал сайт Bali FoodBank, который помогает едой нуждающимся. Недавно команда запустила фуд-банк в Кении вместе с местной рэп-звездой. «Афиша Daily» расспросила Макса о том, как все работает.

Первый раз я приехал на Бали в прошлом году и сразу влюбился в этот остров. По сравнению с другими местами в Азии, Южной Америке, Европе, где я успел побывать, я нигде не встречал такого душевного и располагающего к себе отношения как местных жителей, так и приезжих. Для меня большой плюс Бали в том, что здесь легко концентрироваться на своих делах, не тратя время на логистику и обеспечение комфортной жизни. Здесь можно за пять минут арендовать себе скутер, снять красивое жилье с видом на океан и везде найти авокадо на тосте.

Последние 13 лет я жил в Литве, переехал туда из маленького белорусского городка, чтобы учиться в университете. Я профессионально занимаюсь веб-дизайном, веб-разработкой и электронной коммерцией. В этом году я приехал на Бали в январе, после своего отпуска в индийских Гималаях. Я понял, что хочу заняться чем‑то новым, но не знал чем. История с вирусом сама подкинула мне идею.

Хакатон на одного и первая доставка

Из‑за эпидемии COVID-19 Бали изменился очень сильно и быстро. Я вернулся на остров 17 марта из небольшой поездки в Австралию, и буквально в течение двух недель здесь все закрылось. На юге острова примерно 15% бизнесов еще работают, на востоке и севере этот процент стремится к нулю. При этом 60% заработка острова основывается на доходах от туризма. Можно себе представить, насколько просел бюджет этого региона в целом.

Потому больше месяца назад я устроил двухдневный хакатон (когда команда программистов несколько дней работает вместе над решением какой‑то задачи или проблемы. — Прим. ред.) для себя одного. Сел и подумал: «Oкей, Макс, ты умеешь делать веб-дизайн и веб-сайты, как ты можешь помочь миру?» Я стал шерстить местные группы на фейсбуке и понял, что здешние инициативы, которые распространяют еду среди балийцев, плохо коммуницируют между собой. У них нет общего медиума, поэтому часто помощь направляется в одно и то же место несколько раз подряд. Именно эту проблему и решает сейчас Bali FoodBank, который я создал.

Я начал с того, что сделал первый вариант сайта, на котором было три формы. Одна, на языке бахаса (индонезийский язык. — Прим. ред.), позволяла местным жителям оставить заявку на помощь в получении еды. Вторая, на английском, давала возможность зарегистрироваться волонтерам. Третья, тоже на английском, позволяла сообщить, что кто‑то хочет пожертвовать еду. Я начал распространять в социальных сетях ссылку на свой сайт. Первую доставку еды мы сделали через две недели после моего хакатона.

Со мной через фейсбук связалась девушка по имени Тешалоника, которая несколько лет назад переехала с семьей из Джакарты (столицы Индонезии) на Бали. Она так же, как и я, хотела сделать мир лучше, но не представляла как. И точно так же решила сконцентрироваться на том, что умеет делать лучше всего: открыла бесплатную школу английского языка, где на уроках они с детьми поют, играют и растят овощи. За два года у нее набрался класс из 105 учеников из бедных семей.

Тешалоника сказала, что знает больше ста семей, которым нужна помощь. Я попросил ее отобрать 20 из них, потому что на тот момент мог накормить только такое количество людей. Во время первой доставки мы провели вместе пять часов, раздавали еду и играли на укулеле с отцом Теши, улыбчивым художником, который едва говорил по-английски, но глаза которого светились оттого, что дочь нашла того, кто поможет этим семьям.

Гастарбайтеры и трущобы Бали

Со временем идея трансформировалась, и на данный момент Bali FoodBank связывает между собой тех, кому нужна помощь на Бали и соседних островах, доноров, которые помогают деньгами, и несколько десятков негосударственных инициатив, которые занимаются распространением еды. Все пожертвования у нас финансовые, плюс есть два бизнеса, с которыми мы постоянно работаем. Один — Makara Wear, пляжная одежда для девушек-серферов, и второй — Savon Stella, экологически чистое угольное мыло. Эти бизнесы жертвуют 5–10% от своих продаж в кассу фуд-банка. На данный момент у нас получилось собрать достаточно денег, чтобы сделать пять доставок под эгидой Bali FoodBank и накормить 320 семей.

Всего за это время 2687 семей попросили помощи через наш сайт. Верифицировали мы где‑то одну девятую часть, те самые 320 семей. Чтобы верифицироваться, я прошу людей прислать фотографии того, как они живут. У нас есть две категории людей: помощь нужна срочно и не срочно. На снимках мы смотрим, как выглядят дом, одежда, спрашиваем, какой состав семьи, чем заняты ее члены и какой у них доход. Решать совсем нелегко, но финансов на всех не хватает и приходится выстраивать приоритеты. Плюс я постоянно езжу по острову и вижу, что где происходит.

Стандартный набор еды на две недели для семьи из трех-четырех человек: 10 кг риса, 30 яиц, 2 литра масла, овощи, соевый соус, консервы, чай, мыло и средства гигиены. Сначала я сконцентрировал свои усилия на тех, кто был занят в сфере туризма, а сейчас я сфокусирован на гастарбайтерах с Явы, Суматры, Сумбы, Сулавеси, Флорес. Они точно так же были зависимы от туристического рынка, как и сами балийцы, но, к сожалению, у них нет шансов получить какую‑либо помощь от властей. Вся система построена таким образом, что, если у тебя нет местной регистрации, тебе не полагается вообще никакой помощи. Чаще всего у этих людей нет средств даже, чтобы вернуться домой.

Мы делаем много фотографий, снимаем видео для наших соцсетей, потому что собирать деньги без доказательств, что ты действительно помогаешь и доставляешь еду, — невозможно. Я за то, чтобы показывать жизнь такой, какая она есть. Чаще всего ни государство, ни приезжие не обращают внимания на уродливые стороны острова, но это не значит, что их нет.

Важно дать всем знать, что Бали — это не только остров серферов, инстаграм-моделей и авокадо на тосте. Это еще и критическая бедность, неравномерный доступ к ресурсам и жизнь в трущобах.

Балийские НКО и команда

Я замечаю, что собирать деньги от доноров становится все сложнее, и думаю, что дальше будет еще труднее, потому что экономическая ситуация на Бали ухудшается. Мы будем продолжать работать в этом направлении, но переформатируем фуд-банк в сервис, который позволит разным местным инициативам управлять данными и координировать свои действия.

Всего на Бали работает 18 негосударственных инициатив разного размера, которые занимаются распространением еды. Некоторые из них существуют уже не первый год: на Бали с 2017 года извергается местный вулкан Агунг, и после первого и второго извержений было очень много пострадавших. В большинстве своем эти инициативы запускают экспаты, которые живут на острове не первый год. Международные благотворительные организации, насколько я знаю, здесь вообще не функционируют. Если говорить про государственную поддержку, то все очень неоднозначно. Власти отправляют помощь в некоторые регионы Бали, но ее недостаточно, и, главное, она часто не достигает тех, кому она реально нужна. К сожалению, Индонезия — все еще очень коррумпированная страна.

Недавно на сайте Bali FoodBank появилась карта, которая позволяет видеть, что происходит на острове. Каждый раз, когда организация доставляет еду, они заполняют форму на сайте, и вся информация появляется на карте. Сейчас это наша основная функция. Мне удалось договориться со всеми 18 инициативами, чтобы они оставляли информацию о доставках на сайте. Напрямую завоевать кредит доверия мне было бы сложно, потому что для всех людей, которые находятся здесь не первый год, я просто турист. По счастливому стечению обстоятельств я нашел несколько экспатов, которые давно живут на острове и неравнодушны к его проблемам, и через них наладил контакт со всеми организациями.

Со мной работают восемь волонтеров. Амритеш из Индии помогает с развитием веб-приложения, Себастиан из Германии всегда готов подсобить на доставках, Юстинас и Миколас из Литвы здорово выручают с видео- и фотосъемкой, филиппинка Джуд ведет наши социальные сети, еще несколько людей помогают со сбором данных и продвижением проекта на острове. Все мы работаем над тем, чтобы нуждающиеся жители острова могли получить помощь, а местные инициативы — своевременно ее предоставить.

Кения и местная рэп-звезда

Однажды я проснулся и подумал, что помогать на Бали — это здорово, но есть же еще столько мест в мире, где этот инструмент может пригодиться. Я прошелся по своим друзьям в фейсбуке и узнал, что моя подруга Эгле из Литвы уже несколько месяцев живет в Кении, в Найроби. Выяснилось, что она знает местного парня, который занимается дистрибуцией еды. На удивление этим человеком оказался очень популярный рэпер Octopizzo. Он читает классный рэп, делает крутейший хип-хоп и сам по себе душка. Мы с ним быстро сошлись.

Octopizzo родился и вырос в трущобах Киберы (самые большие трущобы в Африке. По разным оценкам, там живут от 500 тыс. до 1 млн человек. — Прим. ред.), потому о проблемах простых людей он знает не понаслышке. Когда он стал знаменитым, сделал Octopizzo Foundation — организацию, которая помогает жителям бедных районов. Мы созвонились втроем — я, Эгля и Octopizzo — и начали работу. Сделали лендинг и оптимизировали фуд-банк под местную платежную систему M-Pesa (позволяет совершать мобильные платежи без смартфона, через отделения операторов связи по номеру счета. — Прим. ред.). Сейчас доделываем инструмент по управлению данными и адаптируем фуд-банк под местные особенности.

Рэпер на фоне родных трущоб

Стандартный набор продуктов в Кении такой: 4 кг кукурузы, 2 кг риса, 1 кг сахара, 2 литра масла, кабачки, томаты, чай, мыло, маски для лица. Ребята уже накормили 2030 семей, их цель — 10 тыс. Волонтеры ходят по трущобам, собирают данные и заодно проверяют, кому помощь реально нужна. Доставка еды проводится на пожертвования небезразличных людей и личные средства рэпера. Деньги собираются достаточно органично, потому что Octopizzo — очень раскрученный персональный бренд в Кении и за ее пределами. Наблюдая за FoodBank Kenya, я постоянно себя спрашиваю: как мобилизовать звезд инстаграма с миллионами фолловеров и попросить их сделать доброе дело?

Надо еще понимать специфику Найроби. В трущобах нет абсолютно никакого закона, и даже если ты местный гангстер с пушкой, нужно знать, в какой район тебе ходить можно, а в какой нельзя. Потому большинство государственных и негосударственных организаций просто не доезжают до трущоб. А Octopizzo — парень, который вышел оттуда и потому пользуется там абсолютным авторитетом. В тех районах, где он доставляет помощь, не работает больше никто. Скоро мы планируем запуститься на северо-западе Индии.

Как полюбить всех

Мне кажется, в этой работе я нашел свое призвание. Есть один человек, которого я называю своим учителем, его зовут Рам Дасс. Учитель моего учителя, Махарадж-джи, великий индийский святой, всегда говорил: «Рам Дасс, люби всех». Это часто приводило его в смятение. Признаться, и меня самого тоже. Благодаря Bali FoodBank я нашел самый простой способ полюбить всех — накормить тех, кому нужна помощь.

800 млн людей в этом мире страдают от нехватки еды. Я думаю, что доступ к ресурсам и еде — это в первую очередь универсальное право каждого человека, поэтому фуд-банк должен существовать и после пандемии коронавируса. К тому же доставка еды — это крутой опыт, который сравнить просто не с чем. Процесс дарения отнимает много энергии, но в то же время и очень заряжает тебя.

До этого я жил в своем безопасном мирке: у меня были успешная работа, крутая машина, разные романтические истории. Все эти вещи доставляют много удовольствия, но и быстро проходят, потому что они все сконцентрированы на реализации только твоих желаний. Я вложил уже больше двух тысяч долларов из своих накоплений на разные нужды — от оплаты онлайн-сервисов до покупки еды. Планирую продолжать в таком же духе: зарабатывать деньги в веб-дизайне и веб-разработке и перенаправлять деньги на благотворительность.

Помню, тяжело на сердце у меня было только однажды, когда после доставки 1700 кг риса в одну из балийских трущоб мы заехали в соседнюю, где живут гастарбайтеры с Явы. Я много путешествовал по миру и видел достаточно треша, но это место поразило меня до глубины души. Там везде полно костров, где сжигают мусор, включая пластик разных сортов, курицу разделывают прямо там, где живут, плюс работает подпольная солеварня, так что запахи стоят специфические. Мне сложно было представить, что в этих условиях вообще можно как‑то жить. Я понимал, что наши счета на тот момент были совершенно пусты, и не знал, когда смогу привезти сюда помощь. Но на днях мы привезли в эти трущобы 30 пакетов с едой. Кажется, что вместе с пищей я привез надежду на то, что все не так уж плохо. И что всегда найдутся неравнодушные люди, готовые делиться, если им самим уже всего в этой жизни хватает.

Подробности по теме
Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям
Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям