Недавно участники паблика «Мужское государство» запустили массовую травлю матери-одиночки Екатерины Фроловой, которая усыновила темнокожего мальчика Джема. В ГУ МВД России по Краснодарскому краю пообещали провести проверку, а «Афиша Daily» попросила психолога и юриста объяснить, как действовать в ситуации кибербуллинга.

Мария Зеленова

клинический и кризисный психолог Благотворительной Организации «Журавлик» и Программы «Травли NET»

Какие бывают виды кибербуллинга?

Кибербуллингом называют ситуацию, когда один человек или группа агрессивно настроенных людей преследует кого‑то в сети и/или призывают других к этому. Чаще всего это происходит в течение длительного времени, но может быть и разовый инцидент, однако всегда с серьезными последствиями.

Основные виды травли в интернете — троллинг или моббинг. Это термины, обозначающие издевательства и подстрекательства. Хейтинг — оскорбляющие комментарии. Флейминг — открытая агрессивная ссора, которая перерастает в перепалку и включает в себя многих людей, — такое разжигание войны на просторах интернета. К специфической кибертравле также относят аутинг — это публикация личной информации без согласия владельца, прямые угрозы, очернение и сплетни. А также фрейпинг — когда агрессор получает доступ к аккаунту человека в соцсетях. Когда люди делают фейковые аккаунты, поддельные профили, используют чужие телефоны или адреса электронной почты — это тоже считается кибербуллингом. Есть и другие виды, но суть у такого поведения одна — причинение вреда жертве. В отличие от конфликта травля происходит не с целью нахождения компромисса: у жертвы нет возможности высказаться и отстоять свою точку зрения, ее запугивают и унижают, не давая выхода из ситуации. Травля — это всегда ситуация насилия.

Чем отличается кибербуллинг от травли в реальности?

Интернет-травля имеет ряд особенностей: неограниченная аудитория, крайне высокая скорость распространения информации, невозможность физически выйти из ситуации, относительная анонимность и недосягаемость преследователей. Кибертравля осуществляется через мессенджеры, социальные сети, звонки на телефон и через приложения, также встречается на форумах и на популярных ресурсах для размещения видеороликов.

Что делать, если вы пострадали от кибербуллинга?

Во-первых, важно сделать глубокий вдох и медленный выдох — нужно оставаться спокойным, максимально, насколько это возможно. Если человек начинает волноваться, переживать, отвечает, оправдывается, что‑то пытается объяснить — все становится только хуже.

Не отвечайте, а по возможности сохраняйте скриншоты. Они могут позже пригодится при составления официальной жалобы или при обращении в полицию.

Кибербулли надо блокировать. Нужно постараться максимально оградить себя от общения с ними и обязательно сменить все пароли в аккаунтах.

Подавайте жалобы, ведь на каждом ресурсе сейчас есть такая возможность.

Важно поддерживать себя: обращайтесь за помощью и поддержкой к близким, друзьям, родным и психологу.

Подробности по теме
Как распознать насилие и обезопасить себя: краткая памятка
Как распознать насилие и обезопасить себя: краткая памятка

Что делать, когда в интернете начинается массовая травля? Например, как в ситуации с матерью-одиночкой Екатериной Флоровой

Думаю, эта история продемонстрировала не только Екатерине, но и всем нам, как просто разрушить любой хороший поступок и что даже такое замечательное чувство, как любовь, может подвергаться критике и за него могут травить.

Почему‑то в обществе до сих пор существует стереотип, что травят кого‑то определенного и если избавиться от этих характеристик, то тебя не тронут. Это большое заблуждение. Травля — это организованное насилие, преступление против личности человека. Это проявление жестокости. И кто именно попадется на глаза агрессору или целой команде таких булли совершенно не предсказуемо. Люди — весьма агрессивный вид, но мы не теряем надежды и работаем над собой, пусть с трудом и маленькими шагами, но все же понемногу принимаем тот факт, что мы все на земле разные. И вне зависимости от пола, расы, вероисповедания и других особенностей, мы все обладаем способностью чувствовать, уважать других, развиваться как личность и сопереживать.

Как общество может бороться с кибербуллингом?

Главное оружие против буллинга — сопереживание. Умение выйти за пределы своего зачастую не слишком широкого угла зрения и понять, почувствовать, что происходит с другим человеком. Люди, совершающие насилие и призывающие к нему, не лишены аналитических способностей, у них не всегда исключительно эгоистичные мотивы, у них также есть своя правда, даже иллюзорное ощущение совершаемого подвига. А вот с эмоциональным интеллектом у них не очень. Сопереживать они не умеют.

И когда взрослый, совершеннолетний человек своими агрессивными действиями причиняет умышленный вред другим людям, как мы знаем, в любой стране его обычно изолируют от общества или его действия имеют другия последствия в рамках закона. Но я как психолог все же вижу намного больший потенциал в адекватной реакции общества, а не закона. В ситуации жестокости верной реакцией всегда будет защита и поддержка пострадавших. Согласно культурно-историческому опыту, к сожалению, мы знаем, как сложно и как долго длилась война за права человека, и вряд ли с уверенностью можем сказать, что она закончена в настоящем.

Как я могу поддержать человека, пострадавшего от кибербуллинга?

Многое зависит от вида кибербуллинга. Иногда простое невмешательство, равнодушное игнорирование подстрекателей помогает избежать серьезных последствий. В других же случаях важно определить для себя, что происходит, и назвать вещи своими именами. Это не позволяет интернет-агрессорам прикрывать высокими целями совершаемое насилие.

Пострадавшему в данном случае не помогает жалость. Зато очень помогают поддержка, вера в его личность и уверенность, что происходящее никак не относится к нему самому, ни в коем случае не его характеристика, а исключительно несправедливое отношение одного конкретного человека или группы людей.

Если кибертравля еще не разрослась, то расскажите, как именно можно заблокировать преследователей, посоветуйте прекратить всяческое общение с такими людьми.

Если ситуация опасная, то, возможно, следует обратиться в полицию или призвать к общественному резонансу. Если вы можете быть рядом с человеком, столкнувшимся с кибербуллингом, — будьте. Иногда даже молчаливое присутствие или теплое объятие способно дать возможность страдающему человеку почувствовать себя значимым и важным, и не терять доверие к миру.

Анастасия Тюняева

Адвокат коллегии московских адвокатов «ВердиктЪ»

Как российское законодательство защищает пострадавших от кибербуллинга людей?

На сегодняшний день в российском законодательстве нет официально закрепленного термина «буллинг» или «кибербуллинг», однако отдельные нормативные правовые акты предусматривают составы правонарушений, содержащих отдельные признаки таких деяний.

В уголовном законодательстве закреплено несколько составов преступлений, содержащих наиболее яркие признаки проявлений буллинга. Например, доведение лица до самоубийства (ст. 110 УК РФ) как тяжкое последствие проявления систематических издевательств над потерпевшим; склонение к совершению самоубийства, а также организация деятельности, направленной на побуждение к самоубийству (ст. 110.1 УК РФ). Также угроза убийством (ст. 119 УК РФ), клевета (ст. 128.1 УК РФ), нарушение неприкосновенности частной жизни лица (ст. 137 УК РФ).

Подробности по теме
«Я была раздавлена и опозорена»: как в России травят жертв сексуального насилия
«Я была раздавлена и опозорена»: как в России травят жертв сексуального насилия

Если у вас получится возбудить уголовное дело хоть по одной из этих статей, считайте, что вы победитель. Надо понимать, что ни один следователь или дознаватель не возьмет на себя ответственность возбудить уголовное дело, если доказательств, по его мнению, недостаточно. Нельзя забывать, что в наших судебных реалиях оправдательный приговор считается «ошибкой системы» и все, кто участвовал в ее цепочке, от возбуждения уголовного дела до вынесения приговора в суде, получат негласный выговор.

Например, по статье 119 УК РФ необходимо доказать, что угроза была реальной (то есть не по телефону или СМС или в интернете) и реально выполнимой. Что практические невозможно, так как «буллинг» подразумевает угрозы и в виртуальном пространстве. А клевету необходимо опровергнуть доказательствами, которые реально подтверждают, что сведения, которые распространил агрессор, ложные. И получается, что в уголовном законодательстве как бы есть нормы, которые регулируют отдельные признаки кибербуллинга, но на практике не защищают пострадавших никаким образом. И в первую очередь это связано с невозможностью пострадавшему доказать свою правоту.

Но существуют еще и меры административной ответственности за оскорбления, то есть за унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме (ст. 5.61), а также за возбуждение ненависти или вражды (ст. 20.3.1). В первом случае необходимо доказать, что высказывания агрессоров носили оскорбительный характер и адресованы именно к вам, а не в воздух. В некоторых случаях даже потребуется лингвистическая экспертиза для отнесения того или иного слова к разряду оскорбительных. К сожалению, привлечь к ответственности за оскорбления в интернете очень сложноВ Госдуму на рассмотрение внесли законопроект, который приравнивает оскорбления в интернете к публичным., ведь информация об обидчике может быть недостоверной, часто такие пользователи действуют анонимно.

Но пострадавший всегда вправе потребовать удаления оскорбительной информации, ее опровержения, а также компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений. Выиграть такие иски крайне непросто. В том числе, опять же, потому, что установить личность агрессора почти всегда очень сложно.

Чего не хватает нашей системе, чтобы сократить количество пострадавших от кибербуллинга?

Нам не хватает механизмов, которые бы реально работали. У обычного, рядового следователя нет механизмов и средств поиска агрессора в интернете. Также не хватает понимания и осознания этой проблемы. Системе до сих пор неинтересны психологические страдания пострадавших. До тех пор, пока не наступит реальная опасность, никто ничего сделать не может. Пока существует такое отношение законодательства в нашей стране к психологическому здоровью человека, думаю, к сожалению, ничего не изменится.