27 марта Россия прекратила авиасообщение с другими странами из‑за пандемии. Не всем россиянам, которые остались за границей, удается вернуться на родину. «Афиша Daily» поговорила с людьми, застрявшими в Токио, и узнала, как они помогают друг другу, какие трудности им приходится преодолевать и почему в России травят оставшихся за границей.

Александра Жуковская

Медиаконсультант, редактор, 32 года

Я прилетела в Японию 26 марта, а на следующий день начался сюр: Россия закрыла авиасообщение, затем ограничила ввоз (застарявших за границей. — Прим. ред) людей до 500 человек в день в Шереметьево и до 200 в других аэропортах. Самолеты отменялись один за другим, в том числе и мой обратный рейс. На всякий случай пришлось продлить японскую визу.

Я познакомилась с другими такими же неулетевшими людьми. Все обратились в посольство, но оно даже не было в курсе новостей о закрытии границ и отмене рейсов. Разводило руками, кивало на «Аэрофлот» и правительство. Получается, посольство России в Японии вообще не может помочь людям — ни жильем, ни едой, ни какой‑либо информацией. Такое впечатление, что действия МИДа, авиакомпаний и других структур вообще никак не синхронизированы. Люди вписываются в бесконечные списки и ночуют у дверей офиса «Аэрофлота». Никому не удается снять квартиру или отель надолго, чтобы сэкономить, потому что все меняется слишком быстро. Была бы хоть какая‑то точная информация, люди бы не дергались, зная, что до определенной даты улететь не получится.

Самую большую поддержку нам оказали экспаты (люди, переехавшие жить и работать в другую страну. — Прим. ред.): помогали искать дешевое жилье, объясняли, где поесть, где добыть лекарства, которые в Японии невозможно купить без рецепта.

Есть люди, которые ночуют в аэропорту, потому что им некуда пойти. У остальных заканчиваются деньги, и они группами снимают квартиры, чтобы сэкономить.

Сотни людей вынуждены занимать у родственников и друзей деньги, чтобы было на что жить. Япония — не Гоа, здесь за 500 рублей в сутки жилья нет.

По поведению властей я поняла, что они абсолютно не готовы к критическим ситуациям. Информация о вывозных рейсах появляется так поздно, что люди не успевают на них приехатьПо информации от людей, застрявших в Японии, 7 апреля авиакомпания S7 забрала своих пассажиров рейсом Токио — Владивосток. Многие из них не успели вовремя добраться на самолет, потому что оповещение о нем пришло незадолго до вылета. . А в новостях власти, которые докладывают, что люди не хотят возвращаться и на рейс не приходят.

Я создала чат для «брошенок в Японии», потому что поняла, что, если не объединить людей и не стать для них чем‑то вроде информационного центра в телеграме, мы так и будем разрозненно болтаться по стране, а кто‑то из нас без еды и жилья будет куковать в аэропортах. Я составляю инструкции, как продлить визу, в каких клиниках получить лекарства, и отправляю ребятам важные объявления от Росавиации. Наш чат работает эффективнее и быстрее, чем сайт «Стопкоронавирус.рф», слаженнее и дружелюбнее, чем посольство России в Японии.

Я замечаю целенаправленную кампанию против нас. Травля, наверное, управляется сверху, чтобы расколоть людей на два лагеря. Очень удобно манипулировать испуганными изолированными людьми, обращая их гнев не на бестолковые действия правительства, а на соседей, знакомых и других соотечественников, которые находятся за рубежом и хотят вернуться домой. Мы встречаем огромную волну негатива не только от посторонних людей, которые кричат «сами виноваты, поперлись, а теперь на наши налоги хотите вернуться» (как будто туристы — это не налогоплательщики). Меня поливают грязью мои же друзья, с некоторыми пришлось прекратить общение. Возможно, навсегда.

Юнона Коваль

Проектировщик интерфейсов, 30 лет

О поездке в Японию я мечтала с детства. Мы с моим молодым человеком полтора года копили на это путешествие и 25 марта прилетели в Токио. Накануне вылета мы были готовы все отменить, опасаясь пандемии, но билеты были оформлены как невозвратные. «Аэрофлот» сказал, что так как рейс состоится и угрозы принудительного карантина для туристов в Японии нет, то мы можем сдать билеты только за свой счет. На кону было 80 тысяч нашего бюджета, мы скрестили пальцы и полетели. Я уже следила за ситуацией и ожидала, что все может прекратиться раньше срока. Но вышло наоборот — наш рейс на 3 апреля отменили, и поездка вместо девяти дней длится уже две недели. Конца на горизонте не видно.

Сначала мы обратились в офис «Аэрофлота» в Токио. Они развели руками, сказали, что сами не в курсе, как будет меняться расписание, но занесли нас в свой список застрявших туристов. Надо сказать, что даже информацию об отмене рейсов мы получили не от них, а в туристическом чате (который создала Александра Жуковская. — Прим. ред.). Дальше началась информационная чехарда между Росавиацией, консульством, МИДом и «Аэрофлотом». Люди из чата передавали всю информацию, которую могли получить в этих инстанциях, и так мы более-менее начали строить прогнозы, из которых следовало, что раньше 2 мая покинуть Японию удастся только чудом.

Мы чуть было не поддались массовой панике, но, благодаря осознанию, что таких застрявших — целый чат, и вместе мы сила, удалось сохранить спокойствие и бодрый настрой. Правда, в ход пошли уже те деньги, которые откладывались на свадьбу. Сейчас мы живем в отеле, но уже завтра планируем снять апартаменты с кухней, чтобы готовить самостоятельно и экономить на еде. Рассчитали бюджет так, чтобы дотянуть до мая. Придется здорово ужаться.

Главная проблема — отсутствие конкретики. Если бы нам четко сказали, когда будет рейс, мы бы распределили ресурсы и морально настроились. Жить на чемодане и жадно ловить каждую новость — довольно тревожно.

Также мы не можем работать удаленно, потому что не взяли с собой ноутбук. Арендовать его здесь стоит очень дорого (100 долларов в неделю). Остается только купить подержанный, но и это большая трата, и неясно, насколько она целесообразна: вдруг через неделю-две уже улетать? Тогда мы в лучшем случае окупим его стоимость. А продать в России б/у ноутбук с японской клавиатурой — сложная задача. Пока оформили на работе одну неделю за свой счет, чтобы разобраться в ситуации. Если в графике рейсов для вывоза россиян сейчас не окажется Японии, придется раскошелиться и организовать рабочее пространство прямо здесь.

Мы понимаем, что есть тысячи людей в гораздо более тяжелой ситуации, чем наша, в странах с крупными очагами заболевания, без денег, жилья и в панике. Поэтому мы с уважением относимся к необходимости забрать их на родину раньше. Но мы бы хотели знать, когда очередь дойдет до нас. И, конечно, нам в итоге тоже понадобится поддержка, потому что своих денег надолго не хватит, заработать их тоже, может, не получится, а брать в долг страшно. От властей мы ждем увеличения пропускной способности Шереметьево, чтобы авиакомпании могли возобновить свои рейсы и ускорить процесс, четкого графика вывоза, содействия в вопросах оформления новых билетов взамен отмененных и хотя бы какой‑то материальной помощи, если все это затянется. Хотя оно уже затянулось.

Подробности по теме
Маски, секс, гречка и тревога: мы ответили на 10 главных вопросов про вирус и карантин
Маски, секс, гречка и тревога: мы ответили на 10 главных вопросов про вирус и карантин

Алексей (имя изменено по просьбе героя)

Менеджер

У меня с моей невестой было запланированное путешествие в Японию. Билеты на самолет из Москвы в Токио нельзя было сдать без потери денег. Объясняли это тем, что авиасообщение между странами не прекращено, в Японии не введен режим ЧС и карантин, поэтому нет причин для возврата средств. По сути, «Аэрофлот» поставил нас перед выбором — либо теряете деньги, либо летите на свой страх и риск. Мы выбрали второе. Прибыли в Токио 26 марта, в этот же день стало известно, что Россия закрыла авиасообщение.

Мы находимся в подвешенном состоянии. Каждый день продлеваем жилье на сутки, потому что никто ничего не говорит. Это главная причина беспокойства и злости — с 4 апреля не появлялось никакой новой информации по вылетам.

Вся помощь, которую нам оказали за это время: посольство договорилось с японской стороной о продлении виз всем застрявшим — только за наш счет.

Я не жалуюсь, потому что в Японии сейчас ситуация лучше, чем в Москве. Мы выходим на улицу, даже можем позволить себе прогулки. Завтра (8 апреля. — Прим. ред.) вводится режим ЧС, и, вероятно, будет сложнее. Пока мы просто ждем, не паникуем и не нервничаем. Мы скооперировались с людьми, которые оказались в такой же ситуации (точно не знаю, сколько нас, но не менее 300 человек), и мы помогаем друг другу во всем: в поиске дешевого жилья, еды, лекарств и комиссионных магазинов, где можно купить себе ноутбук для работы.

Также власти заявили, что нам будет оказываться материальная помощь. Через 48 часов после подачи заявления на счет должны были поступить деньги. Прошло уже трое суток, но они не то что не пришли, нам никто даже не перезвонил. Все, что мы слышим: «Ждите, мы русских не бросаем».

Ольга

Маркетолог, 26 лет

Давно планировали с друзьями поездку в Японию, в начале января купили билеты и оплатили жилье. Вылет из Москвы был намечен на 19 марта. Когда появилась первая информация об эпидемии в Италии и других странах, мы начали проверять, куда не рекомендуется ехать: Японии не было в этих списках. Поэтому билеты и жилье невозможно было отменить без потери всех средств.

Как только появилась информация о закрытии авиасообщения, мы сразу же связались с консульством в Японии. По телефону нас очень спокойно и вежливо проинформировали, что посольство не обладает этой информацией. В этот момент мне скинули приглашение в чат российских туристов — так мы присоединились к россиянам, ожидающим вылета после 31 марта.

Сейчас мы живем в Токио — сняли маленькую и недорогую квартиру-студию. Дешевле было бы уехать в пригород, но нам необходимо учитывать время до аэропорта — никто не знает, когда появится информация о рейсе. Это может быть как за сутки, так и за час. Некоторые ребята из нашей компании сейчас снимают фактически два жилья — одно здесь, другое в России. Очень давит неведение и неопределенность. Ситуацию не улучшает и тот факт, что меня сократили, а молодого человека служба безопасности не допускает работать удаленно, так как он находится в другой стране.

На нас обрушилось много хейта. Незнакомые люди пишут, что мы сами виноваты и знали, на что шли, а еще, что из‑за нас в России все заболеют.

Также часто упоминают материальную помощь (которую никто из нас не получил) и недоумевают, почему на это должны идти налоги. Эта ситуация стала лакмусовой бумажкой для окружения: кто‑то сам решил узнать, как дела, нужны ли деньги, а кто‑то стал злорадствовать.

Спасение утопающих, как оказалось, действительно дело самих утопающих. Информацию, помощь и поддержку пока мы получаем только в сообществе таких же застрявших в Японии российских граждан. Все пытаются друг друга приободрять и не давать раскиснуть и запаниковать. Пока стараемся следовать совету посла РФ в Японии: проявлять знаменитую российскую выдержку. Но очень хочется определенности и вернуться раньше, чем закончатся последние деньги. Единственная стабильная вещь в нашей жизни сегодня — в далекой для нас сейчас Москве опять перекладывают плитку.

Подробности по теме
«Продуктов нигде нет, ощущение, будто завтра война»: жители разных стран о коронавирусе
«Продуктов нигде нет, ощущение, будто завтра война»: жители разных стран о коронавирусе