Эксперты говорят о возможном росте случаев домашнего насилия во время карантина. Многие жертвы могут оказаться в ловушке, выбраться из которой будет непросто: у агрессоров появится возможность контролировать каждый их шаг. «Афиша Daily» спросила у правозащитниц, как себя обезопасить в таких условиях, и привела номера телефонов кризисных центров.

Ольга Гнездилова

Юристка «Правовой инициативы»

Домашнее насилие связано в первую очередь с тем, что агрессор не готов решать свои проблемы, а просто вымещает злобу на близких. Во время карантина все может быть усугублено потерей работы. Не все официально оформлены и имеют право на денежное возмещение. Для тиранов же до сих пор нет никаких наказаний. Все, кроме органов власти, понимают, что если применяется насилие — это не ответственность пострадавшего.

Люди преклонного возраста тоже становятся жертвами — избивают и отбирают пенсии и у мужчин-пенсионеров. Но, хоть полиция и встает на сторону пострадавшего, у пенсионера очень мало ресурсов на защиту. Нужно много сил, чтобы пройти все инстанции. Как вариант, можно найти бесплатного юриста и подать иск вместе с ним.

Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов. Работы стало больше, а штат сотрудников и законодательство по отношению к жертвам домашнего насилия не изменились. Если нанесены побои, то в теории полицейские могут произвести арест, но только после решения суда. Практика показывает, что большинство наказаний — штраф в 5000 рублей, который вызывает еще большую злобу.

Ухудшает все то, что психологическое насилие не запрещено. Если женщине угрожают переломать ноги, то она не добьется даже административного наказания.

Если позволяют финансы, то лучше всего собрать вещи и переехать. Нельзя ждать, что агрессор исправится. В Москве есть один государственный приют, но туда тяжело попасть: требуют очень много документов и московскую прописку, которой нет у большинства жителей.

С другой стороны, и среди полицейских бывают люди, понимающие опасность. Кто‑то старается помочь из личных соображений, действуя как ответственный гражданин. В любом случае вызов будет зафиксирован. Если произойдет тяжелое преступление, то пойдет речь о бездействии полиции и компенсации со стороны государства. Обращение нужно как минимум для того, чтобы правоохранительные органы разделяли ответственность за последующее насилие вместе с тем, кто его применяет.

Алена Ельцова

Директор кризисного центра «Китеж»

Карантин — серьезное испытание для отношений. Обстановка дома во время самоизоляции вызывает стресс в парах со здоровыми отношениями, не говоря уже о семьях со случаями домашнего насилия. Сейчас можно увидеть, что по всему миру увеличилось количество разводов. Особенно там, где карантин введен давно. Дополнительная угроза — экономические последствия, что тоже вызывает конфликты и недопонимания. Пока мы не знаем, к чему готовиться, но сфера социальной помощи должна будет измениться. Сейчас собираем продуктовый запас и вводим строгий учет продуктов, будет уменьшение трат, но очень не хотелось бы урезать пайки пострадавшим.

Поступает очень много звонков не только от жертв домашнего насилия, но и от людей, оставшихся без квартиры. Для каждого мы ищем место в приютах по месту жительства. Но кризисные центры всегда работают в рамках государственного финансирования, и средств не хватает. Работаем на пределе, а сотрудники получают зарплаты по 20 тыс. рублей. К увеличению потока пострадавших наша система не готова. В Испании правительство выкупило дешевые апартаменты для размещения жертв домашнего насилия. В России же благотворителей становится все меньше, а центрам помощи сложно выжить.

Домашнее насилие не получится разрядить своими силами, рано или поздно произойдет «взрыв». Если под удар попадает ребенок, то в данном случае на защиту семьи должны вступить правоохранительные органы и социальная защита. Если агрессор угрожает тем, что заберет детей, то не стоит бояться, а нужно всеми силами обеспечивать безопасность своей семьи.

Если полиция приезжает по звонку соседей, то не может проникнуть в жилье без разрешения хозяев. Есть случаи, когда в квартире совершается убийство, а полиция не имеет права взломать дверь. Именно поэтому активисты добиваются принятия закона о домашнем насилии: чтобы полиция стала инструментом спасения.

Сейчас большинство приютов Москвы и области работают, но «Мамин домик» объявил карантин. Это зависит от распоряжения руководителей. Полное закрытие приютов возможно после приказов сверху, либо когда они станут переполнены.

Подробности по теме
Как женщины из Украины и России становятся жертвами домашнего насилия за границей
Как женщины из Украины и России становятся жертвами домашнего насилия за границей

Анна Ривина

Директор центра «Насилию.нет»

Очевидно, что в режиме карантина можно ожидать роста домашнего насилия. Здесь сталкиваются два права на жизнь — [нужно выбирать] не умереть от болезни, соблюдая самоизоляцию, или не умереть от домашнего насилия.

Насилие может не только усугубиться, но и произойти в семьях, где его не было. Даже в мирное время окружающие часто отказываются помогать посторонним или даже близким людям. Сейчас из‑за карантина, когда все ограничивают контакты и коммуникации усложнились, есть возможность отгородится от проблем еще больше.

Радует, что Департамент социальной защиты Москвы видит проблему и уже готовит материал с разделом о домашнем насилии в условиях карантина. Если совершается преступление, должны работать правоохранительные органы. Центр помощи не сможет попасть в квартиру и забрать агрессора в отделение. Но желающий помочь может повесить на дверь дома информацию о кризисных центрах и телефонах. Есть шанс, что такие меры подействуют.

Пока что мы работаем в штатном режиме и не было ситуаций, которые были бы не по зубам. Мы перевели фонд «Насилию.нет» в онлайн-режим и закрыли офис, но, к сожалению, часть девушек приходят под закрытую дверь.

Диана Зевина

Руководитель программы «Не разлей вода»

В связи с вынужденной изоляцией агрессор может раздражаться сильнее, чем обычно. Жизнь в современной семье устроена так, что люди проводят вместе мало времени. Супруги уходят на работу, а дети — в образовательные учреждения. Но в семьях, где уже было насилие, внешние факторы не являются первопричиной. Пик обращений в службы помощи — праздничные дни, когда вся семья находится дома.

Будет здорово, если полиция подготовит рекомендации к таким ситуациям. Чаще всего они не реагируют на случаи домашнего насилия: звонки поступают от родных, которые мирятся и забирают заявление.

Если физическое насилие над детьми — не смертельные побои, то органы опеки и полиция сходятся во мнении: «Ничего страшного, детей бьют в воспитательных мерах — и все вырастают здоровыми». Поэтому у нас, к сожалению, общество толерантно к насилию.

Полиция не всегда реагирует на обращения должным образом: выезжают, принимают заявления, но не имеют четких протоколов по действиям. Они или не могут зайти в дом, или не знают, как разговаривать с агрессором и пострадавшими. Далеко не во всех городах работают кризисные центры, нет охранных ордеров, нет закона о домашнем насилии. С одной стороны, полицейские по-человечески не хотят связываться, с другой — не знают, что делать.

Идеология кризисных центров такова, что они работают при любых обстоятельствах. Пострадавшие могут обратиться в профильные центры и организации в любое время.

Подробности по теме
«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии
«Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

Татьяна Белова

Юристка «Консорциума женских неправительственных объединений»

Неоднократно фиксировалось, что ситуация с домашним насилием усугубляется во время длительных праздников не только в России, но и в других странах. Сложно определить, сколько времени в России будут действовать карантинные меры, но быстро ситуация не решится. К сожалению, жилищные условия у большинства семей не позволяют быть изолированными друг от друга, особенно если речь идет о многодетных семьях.

В условиях длительного домашнего карантина необходимо постараться не поддаваться паническим настроениям и депрессии. Если началось психологическое давление на вас или вашего ребенка, которое может закончиться физическим насилием, продумайте план безопасности. Постарайтесь не находиться наедине с агрессором в закрытых пространствах и с опасными предметами, которые могут быть применены против вас.

Не привлекая внимания агрессора, соберите сумку со всем необходимым: документами, деньгами, запасным телефоном и лекарствами. Постарайтесь заранее проговорить возможную ситуацию с семьей или друзьями, которым можете доверять.

Если вы решили помочь соседям, то должны оценить свои силы. Если вы уверены, что готовы вмешаться, — постарайтесь подняться к своим соседям в сопровождении, заранее узнайте мобильный телефон участкового и обязательно сообщите ему о происходящем. В любом случае только в полномочиях полиции пройти в квартиру и выявить, что происходит. Да, полиция не всегда реагирует на подобные сигналы. Но другой полиции у нас нет. Если ситуация опасная и критическая, звоните по номеру 112 с мобильного.

Номера телефонов, куда можно обратиться в случае домашнего насилия:

Всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия +7 800 7 000 600

Телефон доверия центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» +7 (499) 901 02 01

Телефон доверия Московского кризисного центра помощи женщинам и детям +7 (499) 977 20 10