29 февраля в Москве и еще нескольких городах России прошли марши памяти Бориса Немцова, приуроченные к 5-летней годовщине гибели политика. Подобная акция проходит каждый год с 2015 года. На московскую акцию, по данным «Белого счетчика», пришли 22 тысячи человек. Ника Голикова рассказывает, как прошел марш и с какими лозунгами на него пришли люди.

В 13.00 на Страстном бульваре за рамками выстроились люди с российскими флагами и портретами Бориса Немцова — это участники партии ПАРНАС и движения «Солидарность» и «Гражданская инициатива» — организаторы шествия. В голове колонны они растянули большой баннер «Заказчик убийства должен сидеть».

Бывший вице-премьер и один из лидеров оппозиции Борис Немцов погиб на Большом Москворецком мосту 27 февраля 2015 года. Его убили четырьмя выстрелами в спину. В июле 2017 года в убийстве Немцова признали виновным Заура Дадаева, его приговорили к 20 годам лишения свободы. Другие обвиняемые по делу получили сроки от 11 до 19 лет колонии. Организатор и заказчик убийства не установлены. На месте гибели политика создан народный мемориал, за которым уже на протяжении 5 лет круглосуточно следят волонтеры.

У Московского театра мюзикла стоит около двадцати рамок, с каждой минутой очередь на вход растет. Полицейские, как и всегда, тщательно досматривают пришедших, а по громкоговорителю без остановки просят всех участников акции не скрывать свои лица, проходя через рамки, и не использовать средства, которые помешали бы их распознать. Хотя закон о запрете масок действует с 2012 года, раньше об этом специально не предупреждали.

На входе пришедших встречают и те, кто собирает деньги для политзаключенных, и те, кто приглашает поучаствовать в акции против домашнего насилия, и те, кто раздает плакаты с портретом Немцова. Посреди бульвара стоит мужчина с плакатом «Спасибо, что пришли». Среди пришедших много пожилых людей и семей с детьми. Прошедший через рамки мальчик лет двенадцати догоняет отца:

— Пап, а еще раз скажи, как называется митинг?
— Не митинг, марш. Марш памяти Бориса Немцова — очень хорошего человека.

К официальному началу шествия в 14.00 «Белый счетчик» насчитал уже 14 400 участников. Но движение не начинается еще минут 10. В голове колонны организаторы шествия и Илья Яшин с громкоговорителем, в хвосте — Любовь Соболь, Алексей Навальный с женой Юлией и Дмитрий Гудков. Пока еще стоя на месте, разные части колонны начинают скандировать «Свободу политзаключенным», «Борис Немцов — герой России», «Свободу нашим детям» и «Путин — вор».

Среди толпы ходит Оля Мисик, собирает деньги на помощь Азату Мифтахову. В начале февраля Мосгорсуд в восьмой раз продлил его арест — он будет сидеть в СИЗО как минимум до 1 апреля. Студента МГУ обвиняют в поджоге офиса «Единой России». Следствие считает, что Мифтахов собирался свергнуть власть «путем организации массовых беспорядков по сценарию цветных революций». В марте 2019 года «Мемориал» признал Мифтахова политическим заключенным.

Слева вдоль всей колонны растягивают несколько десятков метров триколора, шествие начинается. Почти сразу за организаторами виднеется колонна партии «Яблоко», за ней — несколько десятков человек с флагами и плакатами «Мы голосуем «нет», «Мы против поправок». Высокий взрослый мужчина, держащий один из плакатов, говорит, что пришел на марш для того, чтобы высказать свое недовольство поправками в Конституцию: «Они нас совсем за дураков держат. Думают, что мы совсем не понимаем, для чего им нужны эти поправки? Они очень боятся потерять свою власть. А мы, слава богу, не дураки».

«У нас, слава богу, интернет пока еще есть, мы все видим и за всем можем следить».

Следом за ними идет колонна матерей политзаключенных. Они скандируют «Детям — отцов, мамам — сыновей» и «ФСБ пытают — власти покрывают». Среди них и родители фигурантов петербургского дела «Сети»*. Вчера в 224-м гарнизонном военном суде Петербурга прошло очередное слушание по делу двух последних фигурантов — Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова. Судья принял решение отложить процесс до 23 марта и продлить срок в СИЗО до 11 июня. Остальные фигуранты по делу о террористической организации уже осуждены. Суд в Пензе приговорил их к лишению свободы от 6 до 18 лет колонии.

Портреты фигурантов дела «Сети»* сегодня несут не только родственники, но и активисты и просто неравнодушные люди. В той же колонне идет и Юлия Павликова — мама Анны Павликовой, одной из фигуранток дела «Нового величия». Ее и еще шестерых молодых людей обвиняют в создании экстремистского сообщества. Следствие считает, что они планировали государственный переворот. Защита считает, что никакого заговора не было, а главным свидетелем по делу проходит полицейский провокатор. В феврале этого года слушание по делу «Нового величия» возобновилось. 3 марта состоится следующее заседание суда.

Подробности по теме
Заявление музыкантов по делу «Сети»*
Заявление музыкантов по делу «Сети»*

Одними из первых в этой части колонны идут мамы Ирека Тагирова и Руслана Рахматуллина — фигурантов дела «уфимской двадцатки». В 2015 году в столице Башкортостана задержали 26 молодых людей по подозрению в участии в уфимской ячейке террористической организации «Хизб ут-Тахрир». ФСБ считает, что они вербовали новых сторонников, распространяли воинствующую исламистскую пропаганду для того, чтобы захватить власть в России и установить во всем мире исламский халифат. «Мемориал» признал всех фигурантов дела политзаключенными. В 2018 году им вынесли обвинительные приговоры сроками от 8 до 24 лет.

Следом идут «Арестанты дела 212» и активисты Rupression. Немного в стороне идут парень и девушка без плакатов, подробно рассматривая всех вокруг: «Слушай, мы не зря пришли. Я вижу столько новых имен, о которых раньше не слышала».

Рядом с ними идет, активно выкрикивая лозунги, 89-летняя пожилая женщина: «Вы знаете, а я не могла не прийти. Я, конечно, думаю, что мне страшно, потому что я не выстою перед этой силой. Вы знаете, что один молодой парень из дела «Сети»* в СИЗО заболел туберкулезом? (Речь идет об Армане Сагынбаеве или Василии Куксове. — Прим. ред.). А теперь представьте, что будет со мной?»

«Нет, я уже не борец. Только на согласованные [акции] могу ходить. Хотя претензий очень много. У меня пенсия 8 700 [рублей], можете представить, как я в этой стране живу?»

Колонна подходит к Цветному бульвару. Там, за ограждениями и на крышах зданий, стоят сотрудники правоохранительных органов. Кроме того, рядом с каждым полицейским за заборами стоят дружинники. При этом все удивительно спокойно. Участников акции никто не провоцирует на конфликты. Полицейские и иные лица не пытаются помешать акции, более того, некоторые сотрудники органов даже одобрительно кивают вслед прохожим. Плакатов с лозунгами много, но больше все равно портретов: например, Анастасии ШевченкоАктивистка «Открытой России», которую обвиняют в осуществлении деятельности нежелательной организации., Александра ШестунаБывший глава Серпуховского района, ему предъявили обвинения в мошенничестве, легализации денежных средств, полученных в результате совершения преступления, и незаконной предпринимательской деятельности. и Айрата ДильмухаметоваОбщественник, арестован за якобы экстремистские посты в «Вконтакте» о сборе денег для борьбы «за новую четвертую республику».. По дороге участники акции встретили корреспондентов Первого канала и «России-24». Первого они встретили криками «Уходи!», вторые безуспешно пытались что‑то спросить у протестующих.

Колонна продолжает движение к проспекту Сахарова, изредка останавливаясь. Число участников марша, по данным «Белого счетчика», превысило 22 000 человек. Двое мужчин, обгоняющих всех медленно идущих, обсуждают Конституцию:

— Нас на работе стопроцентно заставят голосовать за поправки.
— А ты сходи и проголосуй против.
— Нет же, нас попросят фото прислать. Но у нас один мужик придумал вот что: на голосование нужно взять с собой нитку, сделать из нее галочку в нужном квадратике, сфоткать, а потом уже ставить, как хочешь.
— Гениально.

Перед поворотом на Сахарова Илья Яшин в начале колонны объявляет минуту молчания в память о Борисе Немцове, поэтому первая часть шествия проходит по Сахарову практически беззвучно. Через какое‑то время люди снова начинают скандировать лозунги. Полиция просит всех побыстрее разойтись. Толпа начинает медленно рассасываться в разные стороны. Мальчик лет десяти, уходя с проспекта, клеит на столб наклейку «Я увольняю Путина».

Марши памяти Немцова сегодня прошли не только в Москве, но и в других крупных городах России — в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ярославле, Омске, Казани, Перми, Туле и так далее. В Москве марш завершился без задержаний. Несмотря на то, что и по оценкам организаторов (22 000), и по оценкам МВД (10 500) на акции не была превышена разрешенная численность участников, по данным «ОВД-Инфо» 200 человек не пустили на марш.

В Петербурге на согласованный в последний момент марш вышли 3000 человек, задержали 8 человек. Еще 4 были задержаны на пикетах памяти Немцова во Владивостоке.

Подробности по теме
«Такие убийства не только возможны, но и неизбежны»: Рубинштейн о смерти Бориса Немцова
«Такие убийства не только возможны, но и неизбежны»: Рубинштейн о смерти Бориса Немцова

*«Сеть» — организация, запрещенная на территории Российской Федерации.