«Афиша Daily» поговорила с девушками из России, которые стали волонтерами ООН на Фиджи, в Сенегале, Иордании, Вьетнаме, Киргизии, и узнала, чем они там занимаются и с какими трудностями им приходится сталкиваться.

UN Volunteers — это агентство ООН, которое продвигает волонтерство и отправляет добровольцев на проекты в разных странах. Есть молодежная программа (для волонтеров до 29 лет) и основная (от 25 лет и без верхней планки). Ключевые требования: оконченное высшее образование, отличное знание хотя бы одного иностранного языка (чаще всего это английский или французский) и опыт работы от двух лет. ООН берет на себя все расходы по перелетам, оформлению визы, прививкам и медицинскому страхованию. Также добровольцы получают щедрую стипендию.

Опыт в ООН дает большие карьерные перспективы, поэтому попасть в программу непросто. Каждый год из России поступают более 2500 заявок, а одобряют единицы — в 2018 году, к примеру, взяли только 14 россиян. Правда, иногда государство спонсирует участие своих волонтеров в ООН — так случилось с Россией в прошлом году, когда на 19 позиций программы рассматривали только добровольцев с российским гражданством. На таких специальных наборах конкуренция меньше, но все равно речь идет о десятках кандидатов на одно место.

Юлия Исаева

Волонтер в Иордании, 29 лет

Я специалист по борьбе с изменением климата. Всегда хотела работать на Ближнем Востоке или в Африке — в самых уязвимых к последствиям климатических изменений регионах. Когда меня спрашивают, чем я занимаюсь, я обычно отвечаю: «Спасаю планету!».

В дополнение к экономическим трудностям в странах Ближнего Востока наибольший дефицит водных ресурсов в мире, также есть проблема с продовольственной безопасностью, которая с каждым годом только обостряется. Мне интересна взаимосвязь изменения климата с политической и экономической стабильностью стран. Например, одним из двигателем событий «арабской весны» (восстания и протесты, которые проходили на Ближнем Востоке в 2011 году. — Прим. ред.) стали сильные и продолжительные засухи, от которых пострадало сельское хозяйство, выросли цены на продукты, большая часть сельского населения хлынула в города в поисках заработка, что обострило социальную напряженность.

Работа над проблемой окружающей среды — это не только защита природы, но и снижение угрозы экономической и политической безопасности. Моя команда реализует проекты по повышению устойчивости стран к изменению климата в 17 государствах. В основном мы занимаемся адаптацией [стран к новым природным условиям] и смягчением последствий от наводнений и засухи.

© Из личного архива Юлии Исаевой

В региональном офисе меня также назначили председателем «Зеленого комитета», над его созданием я трудилась помимо основной работы. Я хотела создать такой комитет, чтобы повысить осведомленность сотрудников, работающих в ООН, о личном вкладе, который может сделать каждый человек в охрану окружающей среды. Например, по моим инициативам, мы полностью исключили использование пластика в здании, сейчас планируем установить больше солнечных батарей на крышу офиса и поменять дизельные машины организации на электрические.

Скажу по секрету: первый месяц по приезде я не разбирала чемодан. Поначалу было нелегко, пришлось поменять многие привычки в поведении, в общении с людьми, в стиле одежды. Например, здесь начинаешь понимать ценность воды, а о том, чтобы принять ванну, даже нет речи.

В Иордании нет центральной системы водоснабжения — на крышах домов стоят баки для каждой квартиры, и раз в неделю приезжает машина их заполнять. Если расходовать воду неразумно, она просто закончится до следующего приезда машины.

Еще нет централизованной системы отопления. Зимой порой выпадает снег, и в домах становится очень холодно. Обогреватель спасает, только когда стоит рядом с тобой, как только отключаешь его, дом снова напоминает холодильную камеру. Всю зиму я сплю в шапке и пуховике.

Мария Тарунтаева

Волонтер во Вьетнаме, 26 лет

Я случайно узнала из контекстной рекламы на фейсбуке, что объявлен специальный набор для россиян. До этого я уже была полгода во Вьетнаме на стажировке и сразу влюбилась в страну. Так получилось, что я снова отправилась туда. Самым сложным на собеседовании была специфика вопросов. Я юрист, но в ООН работаю на стыке права и репродуктивного здоровья, эта сфера оказалась абсолютно новой для меня. Собеседование проводили пять сотрудников ООН одновременно, и контролировать волнение было сложно.

Я специалист по репродуктивному здоровью фонда народонаселения ООН (ЮНФПА). Проекты нашего фонда распространяются на все жизненные циклы развития человека. Сейчас я курирую исследование о причинах популярности кесарева сечения во Вьетнаме. Одна из них, к примеру, желание женщин родить в конкретный «счастливый» день, согласно лунному календарю. Недавно я проводила исследование о возможных причинах ужесточения законодательства об абортах. Мы пришли к выводу, что отчасти идет борьба не с абортами в целом, а с селективными абортами, когда люди, узнав, что у них будет девочка, избавляются от плода и стараются снова забеременеть мальчиком.

Также сейчас принимается закон о молодежи, и наш офис активно участвует во всех консультационных встречах. Это уже второй такой закон, первый был направлен на борьбу с детской эксплуатацией. Теперь мы стараемся сделать упор на защиту прав наименее защищенных молодежных групп — людей с инвалидностью, молодых мигрантов и так далее.

© Из личного архива Марии Тарунтаевой

Мне нравится, чем я занимаюсь в повседневной офисной жизни, но бывает приятно переключиться на организацию событий совместно с коллегами из других фондов. Недавно мы устраивали день молодежи представителей этнических меньшинств, проживающих в провинции Хазянг на границе с Китаем. Эти три дня, пока шло мероприятие, стали для меня самыми яркими за время работы в ООН. В 2019 году праздник впервые проводился не в столице, а в труднодоступном горном районе. Темой было «Образование для всех».

Девушкам из этнических меньшинств, которые живут в отдаленных регионах, часто приходится брать на себя домашние обязанности, ухаживать за младшими братьями и сестрами, помогать родителям на ферме, а школу они вынуждены бросать.

В первый день праздника мы проводили тренинги по разным темам: здоровье, образование, трудоустройство, гендерное равенство, — и учили молодежь выступать на публике. На второй день мы в командах определяли основные проблемы молодежи и пути их решения, а на третий подростки представляли свои презентации перед руководителями провинции, чтобы начать с ними диалог. Параллельно на главной площади города были организованы информационно-игровые стенды о трудоустройстве, репродуктивном здоровье, безопасной миграции. Стенды работали в форме квеста и участники получали подарки от фондов ООН — кружки и футболки. В конце местные устроили концерт с национальными песнями, танцами и играми.

Большая трудность [в работе] — это языковой барьер. Английский очень популярен среди молодежи, но многие наши партнеры — представители министерств, Национальной ассамблеи, главы НКО — говорят только на вьетнамском. Ключевые документы переводятся на английский, и коллеги всегда помогают во время встреч, но многое теряется при переводе. Меня очень радует единство нашего офиса: не важно, ты международный специалист или студент бакалавриата на практике, все работают на принципах взаимного уважения без какой‑либо заметной иерархии.

В моих планах повышение квалификации и расширение географии работы. Как специалист по репродуктивному здоровью я мечтаю, что программы, над которыми мы работаем во Вьетнаме, будут и в России. Я была бы счастлива поучаствовать в реализации таких проектов.

© Из личного архива Марии Тарунтаевой
Подробности по теме
Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям
Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям
Вероника

Волонтер в Сенегале, 27 лет

Работать в ООН было моей детской мечтой. В рамках своего магистерского направления я проходила стажировку в программе развития ООН в Брюсселе. Это был удивительный опыт, и с тех пор я искала возможности присоединиться к организации.

Мне хотелось поехать в франкоговорящую страну, чтобы продолжать практиковать язык в общении с местными. Благодаря знакомым сенегальцам у меня сложилось хорошее впечатление о стране и местном гостеприимстве, поэтому я подалась именно туда. Сенегал часто называют «Африкой для начинающих». Климат там достаточно благоприятный, потому что город с трех сторон окружен океаном.

Условия для проживания в Дакаре комфортные: практически бесперебойные вода и электричество, новые асфальтированные дороги, есть супермаркеты, много кафе и ресторанов, спортивные залы, музеи, кинотеатр и пляжи.

Я работаю в офисе постоянного представителя ООН в Сенегале. Наша основная задача — направлять планирование, координировать программы и проекты специализированных агентств и фондов для достижения Целей устойчивого развития и повестки-2030ЦУР — это международный манифест с 17 глобальными целями. Например, ликвидация нищеты, чистая вода, ответственное потребление. А повестка-2030 — 15-летний план по их достижению..

Мне нравится, что мои задания очень разнообразные и позволяют узнавать много нового о каждом из специализированных агентств ООН. Я люблю продвигать ЦУР и информировать местных жителей о возможностях для развития и результатах работы ООН в Сенегале. Другой приятный момент — встречи с людьми, которые получают поддержку в рамках программ ООН. В июле мы ездили в южный, наиболее удаленный от столицы и, соответственно, менее экономически развитый регион Сенегала — Колда. За несколько дней этой миссии нам удалось пообщаться с жителями деревень, которые начали выращивать рис, трансформировать и упаковывать урожай для дальнейшей продажи и получения прибыли; с мигрантами, получившими помощь, чтобы вернуться и начать свое дело; девочками, которые избежали ранних браков и ходят в школу. И все благодаря программам ООН. Возможность напрямую наблюдать, как меняются к лучшему жизни людей, — это самое ценное для меня. Также мне нравится сотрудничать с местными молодежными организациями и видеть как много молодых людей верят в будущее своей страны и готовы менять ее к лучшему, несмотря на препятствия.

Самым сложным было решиться поехать в Африку на целый год. Первые несколько недель были непростыми, потому что все вокруг, начиная от пустынно-саванного пейзажа и заканчивая привычками местных жителей — было незнакомым. Сложно было даже пользоваться такси — чтобы не платить втридорога, нужно торговаться. Теперь у меня прокачан этот скилл. В целом это прекрасный опыт, который улучшил мои навыки адаптации и еще раз подтвердил, что самые замечательные вещи в жизни случаются за пределами нашей зоны комфорта.

© Из личного архива Анны Лобановой
Анна Лобанова

Была волонтером на Фиджи, 27 лет

Когда ООН объявил о наборе волонтеров из России, я выбирала не страну, а специализацию. Я занимаюсь «зеленой» энергетикой и вопросами изменения климата, которые с этим связаны. Ближе всего мне были близки две программы: одна в Иордании, другая на Фиджи, я прошла на вторую. Я была единственным участником, кого взяли без собеседования: у моего офиса была большая загрузка, поэтому они взяли меня только на основе резюме. По факту брали кота в мешк». Сейчас я уже не волонтер, а работаю консультантом в офисе ЭСКАТО ООН в Бангкоке.

Мой проект был направлен на повышение устойчивости к стихийным бедствиям в странах Тихоокеанского региона, мы работали в 15 островных государствах. Помогали странам готовиться к надвигающимся природным катастрофам (ураганы, наводнения), работали над снижением экономического ущерба, а также проводили программы по ускорению восстановления после катастроф. Сотрудничали с метеорологическими службами региона, организовывали обучающие тренинги для персонала, прорабатывали схемы действий в случае стихийных бедствий, помогали закупать необходимое оборудование.

Из трудностей я столкнулась с разницей в менталитете и бытовых условиях. На острове все медленнее, было тяжело перестроится после московского ритма. Фиджи — это не рай. Там прекрасно проводить отпуск, но жить постоянно тяжело. Здесь в сезон дождей при 30-градусной жаре влажность воздуха может быть выше 90%. Однажды, вернувшись из командировки, я обнаружила, что половина моих вещей покрылась плесенью. Ну и, конечно, муравьи, тараканы и гекконы становятся твоими соседями, избавиться от такого сожительства практически невозможно.

© Из личного архива Анны Лобановой
Подробности по теме
Познакомьтесь с врачом, который в одиночку лечит полмиллиона людей в Африке
Познакомьтесь с врачом, который в одиночку лечит полмиллиона людей в Африке
Екатерина Перфиляева

Волонтер в Киргизии, 26 лет

Я давно хотела поехать в Центральную Азию, мне было очень интересно посмотреть, как советское прошлое сочетается с азиатскими традициями и построением демократических институтов. А еще до этого я семь лет прожила в Европе и мне хотелось радикально сменить обстановку.

Думаю, меня взяли в первую очередь из‑за знаний, понимания работы ООН и концепции ЦУР. Также мне очень помог предыдущий опыт волонтерства в области международного развития. Когда в ООН видят, что ты активный человек и кроме работы или учебы готов вовлекаться в другие проекты, это сильно повышает твои шансы. Любой международный опыт (работы, учебы, волонтерства и просто жизни в другой стране) также станет большим преимуществом.

Мое собеседование было несложным. Скорее это был разговор нескольких людей, страстно любящих то, что они делают. Самым тяжелым для меня в тот момент оказалась разница во времени, из‑за нее интервью началось в семь утра.

Я работаю в офисе постоянного координатора ООН в Киргизии. Это отдел, который направляет работу всех агентств ООН в стране, то есть всей системы. Я регулярно организую диалоги, куда мы приглашаем представителей заинтересованных сторон (правительства, академических кругов, гражданского общества и частного сектора) для обсуждения вопросов развития страны. Я организовала уже четыре мероприятия по продовольственной безопасности и питанию, миграционной политике, готовности к ЧС в сфере здравоохранения и промышленному развитию.

Я работаю сразу с несколькими агентствами ООН, это хороший шанс понять, как выглядит система в целом и познакомиться с множеством интересных проектов в самых разных областях. Мне нравится работать с национальными партнерами, потому что только так можно увидеть всю реальность ситуации с развитием страны и понять связанные с этим вызовы и возможности.

Мои трудности больше связаны с местом проживания, чем с работой. Я приехала сюда в ноябре и долго привыкала к ужасному качеству воздуха в Бишкеке зимой. Зима прошла, наступило лето, и тогда я уже привыкала к постоянной жаре.

У меня замечательные коллеги, большинство из которых киргизы. Восхищаюсь их преданностью работе, умению не опускать руки и находить подход к самым разным людям и ситуациям. Я очень увлечена своей работой и собираюсь оставаться в ООН. Мои планы на будущее — продолжать двигаться в области международного развития.