21 января новый премьер-министр Михаил Мишустин сформировал новое правительство. Политолог Татьяна Становая в материале для Московского центра Карнеги рассуждает о том, чего ждать от новых министров и вице-премьеров. С разрешения Carnegie.ru «Афиша Daily» публикует статью целиком.

Татьяна Становая

Политолог, руководитель аналитической компании R.Politik

Вместе с конституционной реформой Владимир Путин менее чем через неделю после исторического послания назначил новое правительство. Место Дмитрия Медведева занял молодой технократ, бывший глава ФНС Михаил Мишустин, сменилось больше половины министров. Через полтора года после президентских выборов Путин наконец выстроил свое правительство, которому теперь суждено сопровождать главу государства в период большого транзита.

Полтора года задержки

Примерно такое правительство могло бы появиться еще в мае 2018 года — сразу после переизбрания Путина президентом, когда, по-видимому, истекала его неформальная сделка с Медведевым. Но тогда этого не произошло: нужно было быстро провести болезненные реформы, определиться с форматом транзита, подобрать новую должность для Медведева — все это требовало времени.

Потребность в новом кабинете сегодня кажется легкообъяснимой: отсутствие прогресса по нацпроектам, миллиарды неизрасходованных бюджетных средств к концу года, едва ощутимый экономический рост и падающие доходы населения.

Вместе с грузом пенсионной реформы это тянуло вниз рейтинги власти, начавшей проигрывать выборы, что политически тяготило Путина.

Неудивительно, что первым вице-премьером стал бывший помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов — он был главным инициатором и куратором формирования национальных проектов во время президентской кампании Путина. Ему теперь и отвечать за их реализацию.

Без друзей и претензий

Для начавшегося транзита Путину понадобилось исключительно свое правительство, где не надо будет учитывать приоритеты бывшего преемника, делить ответственность, закрывать глаза на фигуры с неоднозначной репутацией. Новый кабинет — чисто технократический. Еще никогда российское правительство не было столь неполитическим, как сегодня.

Свои места сохранили лишь те, кого президент не просто посчитал относительно успешными, а с кем он напрямую работал по вопросам, имеющим особое значение для его повестки. Это Антон Силуанов, оставшийся министром финансов (хотя он и потерял пост вице-премьера), почти все силовики, кроме министра юстиции, министр энергетики Александр Новак, сблизившийся с Путиным на теме нефтяной сделки и ОПЕК+, вице-премьер Юрий Трутнев, отвечающий за Арктику и Дальний Восток (он также отстоял своего министра по делам Дальнего Востока и Арктики Александра Козлова), вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Юрий Борисов.

Интересно назначение бывшего вице-премьера и главы аппарата правительства Константина Чуйченко, а по сути правой руки Медведева, министром юстиции вместо ушедшего Александра Коновалова. Это не столько дань уважения бывшему премьеру, сколько положительная оценка Путиным регуляторной реформы, проведенной Чуйченко в последние полтора года. Он занимался радикальным упрощением и модернизацией системы нормативно-правовых актов, во многом унаследованной еще с советских времен.

К той же категории министров, которые остались, потому что у президента не было к ним претензий, можно отнести министра ЖКХ Владимира Якушева (человек мэра Москвы Сергея Собянина), министра промышленности и торговли Дениса Мантурова (идеолог импортозамещения и давний соратник главы «Ростеха» Сергея Чемезова), министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева (сын секретаря Совбеза Николая Патрушева), министра транспорта Евгения Дитриха (человек, близкий к помощнику президента Игорю Левитину и другу Путина Аркадию Ротенбергу), министра природных ресурсов Дмитрия Кобылкина (ставленник «Новатэка»).

В то же время из правительства ушли давние соратники Путина — вице-премьеры Дмитрий Козак и Виталий Мутко. Оба знакомы с президентом еще по совместной работе в мэрии Санкт-Петербурга. Первый явно перерос свою должность — Козаку приходилось отвечать и за ТЭК, и за Крым, и за промышленность, и частично за Украину с Молдавией. Второй стал жертвой спортивных скандалов.

Так что новое правительство — первое при Путине, где не осталось старых друзей президента.

Сохраняется устойчивый тренд последних лет: старые путинские ставленники постепенно уходят из официальной системы власти, уступая место более удобным для президента молодым технократам.

Наступление счетоводов

В новом правительстве стало еще больше финансистов — выходцев из Минфина и других финансовых институтов. Во главе правительства теперь три выходца из Федеральной налоговой службы, подчиненной Минфину. Помимо самого премьера Мишустина, это два его зама по ФНС Дмитрий Григоренко и Алексей Оверчук, ставшие вице-премьерами. Замминистра финансов по социальным вопросам Антон Котяков стал министром труда и социальной защиты — важный сигнал, что социальные расходы останутся под пристальным контролем финансовых властей.

Свой пост вице-премьера сохранила и Татьяна Голикова, некогда работавшая заместителем Алексея Кудрина в Минфине и прославившаяся как «королева бюджета» за умение по памяти перечислять расходы по ключевым бюджетным статьям. До прихода в правительство в 2018 году она руководила Счетной палатой. Она продолжит курировать социальный блок.

Сам социальный блок претерпел радикальные изменения. Сейчас идет много споров о том, какими будут приоритеты нового правительства — часто говорят о цифровизации, налоговом администрировании. Однако главным политическим приоритетом, судя по всему, станет социальная политика. Новому правительству предстоит найти и потратить гигантский объем бюджетных средств, обещанных Путиным населению в рамках оптимизации транзита, — политическую трансформацию спокойнее проводить при довольном избирателе.

По данным Алексея Кудрина, общие дополнительные расходы на социальные обещания Путина могут составить 400–500 млрд рублей ежегодно. Поэтому неудивительно, что в два социальных ведомства — Министерство здравоохранения и Министерство просвещения — пришли выходцы из структур, которые занимались надзором в этих сферах. Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Сергей Кравцов стал министром просвещения, а руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Михаил Мурашко — министром здравоохранения.

Подробности по теме
«В мире плохих новостей неплохие новости»: чего ждать от поправок в Конституцию
«В мире плохих новостей неплохие новости»: чего ждать от поправок в Конституцию

При чем тут Собянин?

Мэра Москвы Сергея Собянина называли едва ли не главным кандидатом на пост премьера, а сейчас говорят об усилении его позиций в правительстве. В новом кабинете оказались сразу два бывших зама Собянина в мэрии столицы (Марат Хуснуллин и Максим Решетников), а еще двое — выходцы из родной для Собянина Тюменской области (бывший губернатор региона Владимир Якушев и бывший ректор Тюменского государственного университета Валерий Фальков). Однако близость к Собянину была не единственной причиной их продвижения в правительство.

Хуснуллин почти всю свою карьеру делал в Татарстане, где отвечал за строительство, ЖКХ, подготовку Универсиады. Благодаря репутации успешного менеджера его пригласили в команду Собянина в 2010 году, где он курировал самые амбициозные проекты типа строительства новых линий метро и реновации. В новом правительстве Хуснуллин займет место вице-премьера Мутко и будет курировать не только ЖКХ, строительство, но и Крым (хотя окончательно список полномочий вице-премьеров пока не утвержден).

Решетников, который в последние три года возглавлял Пермский край, тоже успел поработать не только с Собяниным. Например, еще в начале 2000-х годов он занимал разные посты в администрации Пермского края при Юрии Трутневе, который тогда был губернатором, а сейчас стал вице-премьером. А в 2007–2008 годах Решетников работал в Министерстве регионального развития, главой которого был Дмитрий Козак.

В мэрию Москвы Решетникова, по данным «Медузы», привела Анастасия Ракова, правая рука Собянина. Сам мэр, по сути, не имеет собственной команды и часто привлекает профессионалов из других регионов, что подтверждается и историей Хуснуллина.

За выдвижением Валерия Фалькова, ставшего министром науки, стоят не столько связи с родным регионом Собянина, сколько его специализация. Фальков много лет занимался вопросами конституционного права и был одним из разработчиков нынешних поправок в Конституцию. Он остается в числе 75 человек, которых президент включил в соответствующую рабочую группу.

Фальков гораздо ближе не к Собянину, а к нынешнему губернатору Тюменской области Александру Моору, который был мэром Тюмени (2011–2018), когда Фальков представлял «Единую Россию» в городской думе (2013–2016).

Одна из главных заслуг нового министра — создание Западно-Сибирского научно-образовательного центра. В президентском нацпроекте «Наука» запланировано 15 таких центров.

Так что состав нового правительства скорее говорит не об усилении «группы Собянина», а об успешности кадровой политики столичного мэра — ему удается подбирать кадры, которые потом востребованы на федеральном уровне.

Минимум политики

Из девяти вице-премьеров в новом правительстве пять — фигуры опытные и политически искушенные. Фактически вторым человеком в правительстве стал Андрей Белоусов, который будет отвечать за весь финансово-экономический блок.

Белоусова принято считать умеренным дирижистом, сторонником более активной роли государства в экономике. Помимо работы над новой редакцией нацпроектов (первые появились еще в 2005 году), он известен как автор нашумевшего письма Путину с предложением изъять у крупных металлургических и нефтехимических компаний дополнительные 500 млрд рублей на финансирование нацпроектов.

Хватает правительственного опыта у Трутнева и Голиковой, их специализация вряд ли сильно изменится. Зато могут заметно расшириться полномочия оборонного вице-премьера Юрия Борисова — за счет ТЭК и промышленности (часть полномочий ушедшего Дмитрия Козака).

Особого внимания заслуживает новый вице-премьер по вопросам культуры, туризма и спорта Дмитрий Чернышенко, возглавлявший «Газпром медиа». В прошлом он руководил заявочным комитетом «Сочи-2014», где его впервые заметил президент, затем — холдингом VolgaGroup Геннадия Тимченко, близкого соратника Путина. Главной причиной назначения, скорее всего, стало то, что он отвечал за Континентальную хоккейную лигу. Чернышенко был не столько медиа-, сколько спортивным менеджером, что помогло сблизиться с нынешним премьером Мишустиным, одним из руководителей ЦСКА (они также соседи по даче на Николиной Горе).

Остальные заместители Мишустина пока далеки от публичной политики. Виктория Абрамченко, бывшая зам Орешкина и глава Росреестра, будет курировать аграрный сектор и земельные отношения (в свое время она работала в команде бывшего министра сельского хозяйства Александра Ткачева). Алексей Оверчук получит вопросы цифровизации экономики, а Дмитрий Григоренко фактически займет место Чуйченко, то есть будет аппаратной правой рукой Мишустина.

Самым опытным в новом правительстве будет финансово-экономический блок, где сменилось лишь два министра. Помимо министра экономики, появился новый министр цифрового развития — Максут Шадаев. Это еще один молодой технократ, успевший поработать с самыми разными тяжеловесами — от Леонида Реймана в Министерстве связи до Сергея Кириенко, которого он консультировал по вопросам развития социальных сетей. В 2018 году Шадаев стал вице-президентом «Ростелекома» по цифровым платформам (еще одним вице-президентом был сын Сергея Кириенко Владимир), после чего возглавил «дочку» «Ростелекома» «РТ-Лабс», занимающуюся цифровизацией госуслуг, а это один из приоритетов нового кабинета.

А вот социальный блок в политическом плане сильно ослабел, теперь там монопольно правят молодые технократы. Но эта часть правительства всегда считалась расстрельной, из‑за чего туда трудно привлекать влиятельные фигуры.

Наконец, новое правительство куда менее идеологизированное, чем прежнее. Ушли консервативная министр просвещения Ольга Васильева и ультрапатриотичный Владимир Мединский, успевший испортить отношения буквально со всеми. Ему на смену пришла руководитель Департамента кинематографии министерства Ольга Любимова. Любимова, хоть и сделала карьеру в православных СМИ, воспринимается как более трезвый профессионал.

Власть и поколения

Важная особенность нынешних назначений — значительное омоложение правительства. Пять из девяти вице-премьеров, то есть все новые замы Мишустина, моложе 55 лет. Шесть из восьми новых министров — моложе 45 лет. Самым пожилым остается силовой блок.

Однако еще показательнее — универсальность нового кабинета. Многие министры успели поработать под патронажем самых разных центров влияния. Понятие «ставленник» к ним можно применить лишь с большой осторожностью. Скорее, они — люди-функции, которые могут успешно работать с разными лагерями во власти.

Они неконфликтны, исполнительны, молоды, легко адаптируются и не лезут в политику. Многим из них Путин по возрасту годится в отцы — это следующее поколение, которое живет в другом, цифровом мире, малопонятном для стареющего руководства страны. Возможно, со временем жертвой этой технократизации станет и сама высшая власть, оказавшись слишком консервативной для новых технократов, которых она сейчас выдвигает на первые роли.

Подробности по теме
Что мы знаем о новом министре цифрового развития, который займется интернетом и IT
Что мы знаем о новом министре цифрового развития, который займется интернетом и IT

Читайте также на Carnegie.ru:

Транзит на опережение. Почему Путин спешит с переустройством власти

От сборов к распределению. Чем займется новый премьер Мишустин

Отставки и предназначения. Как уход Медведева вписывается в транзит власти