Дарья Цвенгер родилась в Сибири, в 16 лет уехала учиться в Москву, а после окончания университета оказалась в Сан-Франциско, не представляя, чем она будет там заниматься. После года размышлений Дарья начала изучать мозг и помогать другим людям найти себя. «Афиша Daily» записала монолог этой неутомимой девушки.

«Ну переехала и переехала, что такого»

Я родилась и выросла в Сибири в многодетной семье — у меня три младших брата. В 16 лет переехала в Москву, потому что поступила в Финансовый университет при правительстве РФ.

Я всегда знала, что хочу в Москву. Мама в свое время хотела поехать туда учиться, но мама из совсем маленького городка Прокопьевска, ее родители шахтеры, ей тогда не хватило смелости и поддержки. Поэтому она всегда настраивала меня на то, что я должна учиться в Москве. Бывает, что некоторые идеи, которые пытаются заложить в нас родители, негативно влияют на нас в будущем. Но так получилось, что мамино желание подходило к моему темпераменту, характеру и совпало с моими личными целями.

Я поступила на факультет международных экономических отношений, но не планировала связывать свою жизнь с экономикой и финансами. Так сложилось, что по баллам за ЕГЭ я могла поступить только на это направление. Из формулировки «международные экономические отношения» мне нравились только слова «отношения» и «международные». Но, несмотря на это, студенческие годы я провела замечательно, на факультете очень хорошо преподавались иностранные языки — на это я и делала упор. Помимо учебы, я много участвовала в конференциях, проводила официальные университетские мероприятия: первые сентября, выпускной в «Крокус Сити Холле», модерировала встречу с олимпийскими чемпионами, а еще пробовала себя в роли ведущей на телевидении.

У меня даже не было мысли о том, что я уеду из Москвы. Меня часто спрашивали, не хотела бы я построить карьеру за рубежом, потому что у меня было свободное владение английским. Но я всегда отвечала, что могу работать с международными компаниями и из Москвы, используя английский как конкурентное преимущество. Когда мы активно транслируем, что не будем чего‑то делать, получаем самый верный способ заиметь то, от чего яростно отнекиваемся.

На технологической конференции «Открытые инновации» я познакомилась с русским, как мне казалось, молодым человеком. Оказалось, он 20 лет живет в США, занимается там предпринимательством в сфере IT. У нас быстро начали развиваться отношения, обстоятельства стали складываться просто удивительно, и он сделал мне предложение. Это произошло через два года, что для меня очень быстро: я не планировала выходить замуж так рано, мне был всего 21 год. Через два месяца после выпуска из университета у нас была свадьба, а потом мы переехали в Сан-Франциско. Я не сразу осознала, что произошло, мне казалось: ну переехала и переехала, что такого.

«Это было серьезно: социальная изоляция, страхи, сомнения»

После переезда в Штаты я целый год ничем не занималась! Это было самое тяжелое время в моей жизни, потому что происходила полная деконструкция личности. Те чувства, которые испытывает человек при жизненных переменах, не ставших результатом осознанного выбора, выбивают психику из привычной рутины, мозг не может сориентироваться. Я не осознавала, почему у меня были такие странные эмоциональные состояния, в которых я мариновалась год. Мне было очень тяжело, но я не могла признаться себе, что это так. 

Когда я звонила подружкам, они говорили: «Даш, на что тебе жаловаться, ты живешь в Сан-Франциско, все твои проблемы — это несерьезно».

Но это было серьезно: социальная изоляция, страхи, сомнения и постоянные мысли: а что я буду делать? а кому я тут нужна? правильно ли было переезжать? В России я заключала свою ценность в общении с людьми, в навыке публичных выступлений. Вся моя деятельность была связана с аудиторией, с языком, с разговором. А когда я переехала сюда, все это дело сошло на нет. Мне казалось, что конкурировать с людьми, которые ведут публичные мероприятия, общаются с аудиторией на их родном языке, просто невозможная задача. Я говорила себе: «Все, Даша, нужно искать что‑то новое». Это происходит со многими талантливыми девочками, переехавшими в Калифорнию за мужьями. У всех есть этот сложный переходный период. Большинство в это время решает выбрать для себя более практически применимое занятие, потому что с этим можно справиться, не будучи носителем языка.

Я выбрала более сложную дорогу и решила заниматься тем, что действительно будет мне интересно. Долгое время я не могла начать, у меня был психологический блок. Моя мама — доктор, она всегда пытается выяснить коренную причину заболевания, нежели просто лечить симптомы. Вот и я видела все свои страхи и блоки именно симптомами того, что происходит внутри. Чтобы разобраться в этом, я решила изучать мозг. Мне повезло, что все крутейшие нейробиологи работают именно в Калифорнии. Беркли и Стэнфорд были у меня на расстоянии вытянутой руки.

Подробности по теме
«Здесь есть все для экологического оргазма»: зачем юристка из России переехала во Францию
«Здесь есть все для экологического оргазма»: зачем юристка из России переехала во Францию

«Моей задачей было посмотреть на свои проблемы будто на хирургическом столе»

В итоге я пошла в Стэнфорде на программу по когнитивной нейробиологии. Это не магистратура, а платная программа повышения квалификации, на которую может поступить любой желающий. Достаточно было написать мотивационное письмо и пройти небольшое собеседование. Обучение оплачивалось из семейного бюджета, я тогда уже начала зарабатывать на своем проекте.

На курсе мы изучали, как функционирует мозг, и углублялись, например, в то, как мозг образует ложные воспоминания, как на их основе создаются ложные картины мира. Для меня было удивительно, что в таком академическом университете разбирают ложные воспоминания, потому что казалось, что эта тема плавает где‑то рядом с эзотерикой. Пройденная трехмесячная программа была абсолютно замечательна в первую очередь лично для меня. Разумеется, мне нужно было понять, как полученную в университете теорию реализовать на практике и применить в собственной жизни.

Я начала использовать те концепты, которые мы изучали, на своей жизни, начала разбирать ограничивающие модели, которые возникли в связи с переездом и прочим моим опытом. Я осознала, что когда наш организм сталкивается с изменениями, он совсем не желает меняться. А если мы не умеем подстраиваться под изменения, то можем уйти в негатив, решить, что нам не везет, смириться со страхами и нерешительностью. Моей задачей было отделить от себя все свои проблемы, посмотреть на них будто на хирургическом столе. Путем таких разборов мне удалось сформировать новую модель жизни.

Теперь я понимаю, что у меня есть все возможности быть на любой высоте в сфере публичности в Америке, а мой акцент только добавляет мне уникальности.

Когда мы начинаем конструировать новую модель мира, наш мозг начинает находить подтверждения ей в реальности. Так произошло и у меня: буквально сразу же я услышала выступление Арианны Хаффингтон, соосновательницы и главного редактора американского интернет-издания The Huffington Post, у которой очень тяжелый греческий акцент. Она рассказывала свою историю: грубо говоря, она проходила через то же самое. 

Позже я сама начала проводить публичные выступления и лекции. Сейчас прихожу в компании (например, Robinhood, MGM Law, Prana) и рассказываю сотрудникам о расширенном мышлении, а также учу их справляться со стрессом. А еще вместе с двумя подругами мы создали женское сообщество Supergirls Club, посвященное здоровому образу жизни. За полтора года оно набрало 2000 членов, и благодаря этому я сейчас консультирую несколько перспективных стартапов в сфере wellness по стратегии построения сообществ и выстраиванию партнерств.

Из полученных в Стэнфорде знаний и родился мой проект Dream Sprint. Эту программу, состоящую из подкастов и индивидуальных заданий, я делаю каждый месяц для людей, которые немного потерялись в жизни, не могут справиться с переменами. Программа не только позволяет узнать, как работает мозг, как он способствует или мешает достичь наших желаний, но и помогает участникам определиться с тем, чего они действительно хотят. Проект англоязычный, участвуют в основном люди из Штатов, Англии, Индии. Из России тоже есть участники, но меньше. Чаще всего это мои друзья, которым интересно больше узнать о том, чем я сейчас занимаюсь. Не знаю, была бы такая программа успешна в России. Если приходить без запроса, не желая меняться, то это не сработает. Для Америки такой запрос очевиден: это страна эмигрантов. У многих приезжих после переезда рушится привычная модель мира, им нужно заново настраивать свою жизнь.

«В Калифорнии, если ты эмигрант, все для тебя»

Я переехала летом 2016 года — не лучший период в отношениях России и США. Но с неодобрительным отношением к русским я практически не сталкивалась. Думаю, что в средней части Америки отношение к приезжим совсем другое. Но в Калифорнии, если ты эмигрант, все для тебя. Вокруг такие же ребята, которые приехали издалека.

Я бы сравнила наше общество со школой: можно прийти в уже сформировавшийся класс и быть немного аутсайдером или же начать учиться в классе, в котором все ученики новенькие и каждый пытается заслужить к себе уважение. Возможно, это только мой удачный опыт, но я не помню, чтобы к кому‑то плохо относились из‑за принадлежности к национальности, культуре, расе. Может быть, это связано с тем, что Калифорния — очень либеральный штат.

Подробности по теме
«Я хотел жить не хорошо, а интересно»: приключения историка из Петербурга в Аргентине
«Я хотел жить не хорошо, а интересно»: приключения историка из Петербурга в Аргентине

«Говорят, что в России все завязано на связях. Так в Америке еще больше!»

Мне кажется, многие в России идеализируют уровень жизни в США. Но вот здравоохранение здесь ужас. Здесь главное, что есть у человека, — страховка. Нужно платить от 500 до 2000 долларов в месяц. Если этого не делать, то приезд скорой может обойтись до 10 тысяч долларов. А если с тобой что‑то случится и тебя полечат без страховки, то ты потом всю жизнь будешь за это платить. И качество услуг везде разное, не стоит думать, что в Америке везде прекрасные больницы. 

Говорят, что в России все завязано на связях. Так в Америке еще больше! Только здесь все более стандартизировано, все работает по introduction, то есть все зависит от того, с кем ты знаком.

В этом плане все как в России, но только там это называют блат. Просто в США считается нормальным заводить связи, которые в будущем помогут тебе устроить карьеру.

Получается, суть одна и та же, но подход и отношение к этому в разных странах отличаются. 

Колледжи в США — очень развратные места, где постоянно ведется разгульная жизнь, происходит беспорядочный секс. Для меня это странно. Я училась в Москве в государственном вузе, у меня была суровая комендантша, строгие порядки, всегда все было тихо, спокойно, я чувствовала себя в безопасности. 

В Америке хорошо учиться, потому что в учебных заведениях сильная поддержка, например, предпринимательских начинаний. Четко отработаны механизмы проявления инициативы и ее осуществления. Это показатель хорошего капитализма. А из разряда плохого капитализма — стоимость обучения. На стипендию подать сложно, дают только тем, у чьих родителей зарплата ниже прожиточного минимума. А в Америке скрывать свои доходы очень сложно.

«Вижу обучение своих детей в России»

Я вообще никогда не думала об Америке. Когда я переезжала, я даже не знала, что Лос-Анджелес и Нью-Йорк находятся в шести часах полета друг от друга. Не было интереса к стране, поэтому и не было ожиданий. Но когда я переехала, я очень скептически ко всему относилась. Теперь я понимаю, что в любой стране можно жить абсолютно разной жизнью, мы ее сами выбираем — в этом весь кайф. Три года назад мне все не нравилось, я не понимала, как тут люди живут, зачем сюда переезжают, а сейчас я начала фокусироваться на другом! Например, сейчас я живу в Лос-Анджелесе, и мне нравится солнечная погода, возможность всегда ходить в легкой одежде. При этом когда я была в Москве, меня совсем не напрягало надевать свитера и пальто, я никогда не ныла из‑за дождя и холода. 

Я принимаю разные культуры, у меня даже был полугодовой опыт жизни во Вьетнаме, но я понимаю, что русская культура мне ближе всего. Я скучаю по России, люблю приезжать. Мне нравится то, как развивается жизнь в Москве. Я слежу за работами своих друзей, кто‑то из них занимается интересными технологическими стартапами, кто‑то делает из Москвы крутые проекты на Америку. Конечно, я думаю, что такое происходит только в центре, но сейчас легко расширить свое понимание о мире, с каждым годом появляется все больше возможностей для учебы и работы. Потому я рассматриваю вариант переехать с мужем в Москву на каком‑то этапе нашей жизни и даже вижу обучение своих детей в России.