Год назад Михаила Хачатуряна нашли мертвым в межквартирном холле. За убийство будут судить его дочерей Крестину, Ангелину и Марию Хачатурян — им грозит от 8 до 20 лет лишения свободы. Отец много лет издевался над ними, поэтому адвокаты настаивают, что это была самооборона. «Афиша Daily» выясняет, есть ли у сестер шансы на оправдательный приговор.

Почему сестер Хачатурян будут судить за «убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору»?

Мари Давтян

Адвокат и эксперт по правам женщин

Говоря об этой истории, стоит начать с отношения общества и законодательства к проблеме домашнего насилия. У нас нет закона против домашнего насилия, нет курсов подготовки сотрудников полиции, следователей и других органов по этому вопросу, нет механизма межведомственного взаимодействия. Получается, мы существуем в молчаливой среде, одобряющей эти действия.

Кому могли пожаловаться сестры Хачатурян? Полиции, которая тут же сдала бы их отцу, потому что он их законный представитель? У нее нет никаких юридических оснований их защищать. В школу, которая узнала, что девочки не ходят [на занятия] два года, написала пару писем в органы опеки и на этом успокоилась? Школе тоже совершенно все равно. И к родственникам не обратишься, потому что это домашнее насилие — родственники обычно все знают и молчат. В конкретном случае девочкам некуда было идти, потому что у них есть только родственники отца, которые, конечно же, сдали бы их ему назад.

Самое отвратительное, что отец угрожал им убийством, но это с юридической точки зрения не является преступлением. То есть все понимали, что он может их убить, но при этом, если бы они обратились в правоохранительные органы, ничего бы не изменилось.

Сестры бы написали заявления, пришел участковый, в лучшем случае опросил бы отца, потом бы вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Никого бы не задержали, не обеспечили безопасность, с ними бы не работал психолог. При этом, если ты пишешь заявление, на следующий день агрессор узнает об этом. И тебя некому защитить.

Я считаю, что ситуация развивается неправильно, даже согласно существующему законодательству. Закон предусматривает освобождение от уголовной ответственности, если преступления были совершены в результате необходимой обороны. Но практика по таким делам очень тяжелая. В последнее время можно увидеть какие‑то подвижки, но у Следственного комитета есть тенденция: они возбуждают уголовное дело по самой тяжкой из возможных статей. И прямо говорят, что, если вы хотите переквалифицировать статью, идите в суд, пусть там решают, а мы доказываем убийство. Следствию не интересно доказывать необходимую оборону.

В случае с сестрами Хачатурян обстоятельства устанавливались, но они легли в основу обвинений. Из‑за того, что отец делал с девочками ужасные вещи, у них возникла личная неприязнь и чувство мести, поэтому они решили его убить. Они сформулировали это так. Вместо того чтобы сказать, что они были вынуждены защищать свою жизнь и жизни друг друга.

Важно, что и у общества до сих пор стереотипы: сама дура виновата, могла уйти, сама спровоцировала. Все эти мифы есть и у сотрудников полиции, и у следователей, и у судей.

В любом случае есть примеры и оправдательных приговоров, и переквалификации, поэтому надежда есть. Но я убеждена, что в ситуации необходимой обороны человек должен быть оправдан.

Подробности по теме
«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться
«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться

Можно ли добиться оправдательного приговора?

Алексей Паршин

Адвокат Ангелины Хачатурян

Почему следствие квалифицирует это дело как умышленное убийство по сговору — это вопрос к следствию. Мы считаем, что это не было просто убийством — девочки находились в ситуации необходимой обороны. Их действия были направлены не на месть, а на предотвращение преступлений (систематическое моральное и физическое насилие со стороны отца), которые совершались против них в течение нескольких лет. Фактически они [следователи] учитывают эти обстоятельства как смягчающие, но не как исключающие преступность деяния.

Мы обратились к руководству СК с требованием пересмотреть дело. Мы настаиваем на полном прекращении расследования либо переквалификации дела. Если следствие не закроет дело, то оно перейдет в суд. Тогда мы будем уже там доказывать невиновность. Мы рассчитываем на суд присяжных, потому что по этой статье он предусмотрен. И будем бороться за то, чтобы был вынесен оправдательный вердикт. Поэтому шансы есть, и они достаточно высокие.

Подробности по теме
Как поддержать сестер Хачатурян? Вот несколько простых способов
Как поддержать сестер Хачатурян? Вот несколько простых способов