В ноябре 2018 года в Санкт-Петербурге открылась кофейня «Просто». Там готовят кофе молодые люди, которые совершили уголовные преступления и сейчас проходят реабилитацию в «Центре социальной адаптации святителя Василия Великого». «Афиша Daily» поговорила с сотрудниками проекта и работающими там юношами.

Как появилась кофейня «Просто?»

Анна Венделовская

Менеджер по привлечению средств, «Центр святителя Василия Великого»

Наш центр существует больше 15 лет. Его учредитель — церковный приход. Группа людей оттуда начала ездить в Колпинскую воспитательную колонию и там работать с ребятами. Очень быстро стало понятно, что человеку, уже побывавшему в тюремной среде, сложно вернуться к нормальной жизни. Поэтому волонтеры приняли решение создать центр, который бы предотвращал попадание подростков в колонию.

Ситуация, когда молодым людям дают условные сроки, воспринимается ими как безнаказанность, поэтому многие все равно попадают в места лишения свободы после 18 лет. А когда они переселяются в центр, у них полностью меняется распорядок дня и круг общения, появляются обязанности. 

На начальных этапах ребята воспринимают жизнь здесь как наказание, потому что первый месяц они находятся на домашнем обучении, выходят из центра только с воспитателем или с группой — самостоятельно не перемещаются. Мы делаем акцент на воспитание, а не на репрессивные меры: они не сидят дома, у них большая культурная программа, каждый день ребята выбираются в театры, на концерты, в музеи. Наша кофейня создает хорошие условия для налаживания отношений в рамках реабилитационной программы. 

Дарья Чудновская

Координатор кофейни «Просто», социальный педагог

Как попадают в центр социальной адаптации и что он из себя представляет

Воспитанников к нам направляют суды, уголовно-исполнительная инспекция, комиссии по делам несовершеннолетних. Бывает, ребята приходят сами; бывает, приводят родители. Здесь они живут от девяти месяцев до трех лет. 

Основные статьи, по которым к нам направляют ребят, — это употребление и распространение наркотиков, воровство, грабежи, разбой.

Наш центр — альтернатива тюремному заключению и шанс не попасть в колонию. Если ты успешно проходишь курс здесь, тебе могут досрочно снять условный срок. 

Проживают в центре только молодые люди: пока у нас нет финансовых возможностей, чтобы обеспечить нахождение здесь и юношей, и девушек. Воспитанники — обычные дети, которые попали не в ту компанию или оступились. Иногда к этому приводят конфликты внутри семьи: не хватает внимания родителей или же средств — поэтому хочется легкого заработка. 

В большинстве своем эти ребята яркие, харизматичные, у них большой творческий потенциал, который они не реализуют. Одним из способов применить их таланты стала работа в кофейне «Просто».

Как устроена кофейня для трудных подростков

Идея появилась у нашего директора [Юлианы Никитиной], когда она увидела такие инициативы в Гамбурге, а затем узнала, что подобную работу с подростками ведут и в других европейских городах. Реализовать [похожий проект] не было возможности, но спустя несколько лет все совпало: в центре появились новые помещения, туда переселились ребята, освободилось место. И мы поняли, что надо делать кофейню. 

Подготовка к открытию шла где‑то год: мы получили грант на кофейню и смогли закупить оборудование. ООО «Глория», официальный дистрибьютор итальянской компании Goppion Cafe, любезно предоставила в безвозмездное пользование прекрасную кофемашину и обучила сотрудников, работающих в проекте. Ремонт делали своими руками: сами покрасили стены, волонтеры украсили помещение, воспитанники с педагогами смастерили козырек, кто‑то принес зеркало, а друзья-дизайнеры подарили нам замечательную лампу.

Почему именно кофейня? Люди любят кофе, а работа бариста, особенно в Петербурге, очень популярна. Мы даем навыки этой профессии нашим ребятам, и после выхода из центра у них уже будет какой‑то трудовой опыт. 

Воспитанникам интересно работать в кофейне, они становятся более уверенными в себе, более свободным и открытыми. Ребята общаются с незнакомыми людьми, развивая навыки коммуникации, учатся быть тактичными и доброжелательными — в общем, взрослеют на глазах. 

У нас все на благотворительных началах. Мы не снимаем помещения, они находятся в собственности центра, поэтому аренду оплачивать не нужно. Нам помогает компьютерная компания JetBrains, но в основном кофейня существует за счет частных пожертвований, для благотворительного проекта это очень важно. В общем, когда вы пьете кофе у нас, вы помогаете детям.

Как работа в кофейне помогает адаптироваться

«Просто» — это также творческое пространство, мы проводим здесь дискуссионный киноклуб, разные концерты. Готовим различные образовательные лекции для студентов, психологов, социальных работников. Несколько девушек, которые приходили к нам на лекции, даже стали волонтерами. Воспитанники начинают дружить с гостями и понимать, что общение может быть доброжелательным и позитивным. Они видят красивую, умную, образованную молодежь, которая реализовалась вне криминальной среды.  

Еще кофейня располагает воспитанников к общению со своими родителями: здесь очень приятно находиться, они вместе могут выпить чай или кофе, спокойно поговорить. В такой красоте не хочется ругаться. Также мы организуем и групповые тренинги с ребятами, родителями и психологами, это тоже способствует укреплению семейных связей. 

Кофейня «Просто» — это безопасная среда для воспитанников центра и тех, кто сюда приходит. Всем посетителям мы рассказываем, в чем особенность кофейни. Многие гости меняют свое отношение к проблеме трудных подростков. К нам приходят наши выпускники, просто люди с улицы. Как‑то раз зашла женщина, которая работает в музыкальной школе, и в итоге ее ученики провели у нас концерт. 

О вкусе кофе

В кофейне ребята работают по желанию. Нужен высокий уровень доверия к воспитанникам и положительная динамика, чтобы мы разрешили встать им за стойку. Всем ребятам, которые хотят попробовать себя в роли бариста, мы делаем санитарную книжку, также они должны сдать нормативы по приготовлению кофе — чтобы напиток был правильный, не подгорел. 

Никаких поблажек мы не делаем, потому что понимаем: гости хотят вкусный кофе.

Есть такой стереотип, что раз мы благотворительная организация, то кофе, наверное, будет так себе, не лучшего качества. И посетители приятно удивляются, пробуя наши напитки. 

Даже тем воспитанникам, которые не работают в кофейне, приятно здесь находиться: например, по субботам после киноклуба мы всегда угощаем всех ребят какао и молочными коктейлями, и они уже с какой‑то заинтересованностью смотрят на профессию бариста. 

Подробности по теме
Когда хочется молчать: истории детей с опытом сиротства, рассказанные через их арт-объекты
Когда хочется молчать: истории детей с опытом сиротства, рассказанные через их арт-объекты

Кто работает в кофейне «Просто?»

Даня

18 лет

До шестого класса я учился на четверки и пятерки, был хорошим парнем, ничем криминальным не промышлял. Потом начал курить сигареты, после этого перешел на гашиш, а через какое‑то время начал его продавать. В итоге получил два условных срока за особо крупный сбыт наркотических веществ. Я должен был отмечаться в реабилитационном центре каждые 10 дней, но пропустил это несколько раз, и суд направил меня в центр. 

Первой моей мыслью было откосить от центра. Я придумал такой план: не возьму с собой никаких документов и приду сюда. Думал, мне скажут: «Зачем ты нам нужен без документов?» До моего совершеннолетия оставалось два месяца, и я думал, что после 18 меня сюда уже не возьмут. В итоге я приехал и мне сказали: «Ну, заселяйся». Так я здесь и остался. В итоге быстро влился. 

Однажды мне предложили постажироваться в кофейне. Как оказалось, я очень многогранная личность (например, много леплю на гончарных занятиях), поэтому согласился. Сначала просто помогал другим бариста, а теперь выбираю два дня и целый день стажируюсь после школы: прихожу и до закрытия делаю кофе, запоминаю, что мне объясняют, хотя, в принципе, я сразу понял, как работает кофемашина и как готовить кофе. Еще я помогал делать в кофейне козырек, красил стены и арку, смастерил баночку для меда в гончарной мастерской. 

Я стал более ответственным, когда начал работать в кофейне. Я употреблял наркотики с 11 лет, и это продолжалось на протяжении семи лет. Все это время я жил в розовых очках — не думал ни о будущем, ни о чем вообще. А теперь мне хочется угодить клиентам, сделать людям приятно. Мне кажется, я всегда был добрым. Наверное, когда был маленьким, меня что‑то расстроило, я посмотрел вокруг и понял, что все злые, все друг друга обманывают, и решил, что не стоит так делать. 

Условный срок был для моих родителей шоком, потому что я хорошо скрывал то, чем занимаюсь.

Они узнали о том, что я курю, когда мне было лет 14, а о том, что употребляю наркотики, — когда я уже получил первый условный срок. Сейчас я реже общаюсь с ними из‑за того, что живу в центре, но они видят, что я меняюсь, исправляюсь, и отношения, конечно, улучшаются. 

Я оканчиваю девятый класс, в седьмом и восьмом классе я вообще не учился. Сейчас я учусь хорошо, правда, история дается мне не очень, я не гуманитарий. Возможно, после школы буду работать здесь. Я уверен, что больше не стану заниматься криминалом, это не стоит того. У меня был легкомысленный и веселый путь, но всю жизнь так не проживешь. 

Митя

16 лет

Когда мне было 14 лет, я украл антикварные монеты на два миллиона рублей и продал их. К тому моменту я уже на протяжении трех лет курил, делал кучу нехороших дел, воровал из дома. В итоге папа привел меня сюда. Я не знал, что это за место, но папа для меня всегда был авторитетом, поэтому я делал то, что он говорил. 

Я всегда был провокатором, и когда пришел в центр, мне здесь очень не понравилось. Из‑за этого я вымещал свою злость на воспитанниках и воспитателях, хамил, грубил, пытался вывести на конфликт. Этот период прошел достаточно быстро, месяца за два, и мне стало спокойнее. Была пара вещей, которые мне не нравились, но я как‑то свыкся со всем, что происходило, и продолжал выполнять обещание, данное папе. Думал написать заявление об уходе из центра, даже брал листочек, но не писал. 

В первый день работы кофейни (пока что для своих, а не для посетителей), я пил кофе, который приготовил наш педагог, смотрел, как он готовит всем остальным, и о чем‑то призадумался. Услышал, как педагоги обсуждают, что завтра к нам после воскресной службы должно прийти много людей из соседнего храма. Я предложил свою помощь, и Юлиана Владимировна (исполнительный директор благотворительного фонда «Центр социальной адаптации святителя Василия Великого». — Прим. ред.) сказала, что я могу мыть посуду, пока другие педагоги будут готовить кофе. И вот я мыл, подавал кружки. На следующий день меня снова попросили о помощи, потому что ждали большую группу людей. В этот раз за стойкой стояла Дарья Сергеевна (руководитель службы социального патронажа. — Прим. ред.), которая не знала, как готовить кофе. Я сказал, что помню, как наш педагог Николай Васильевич делал его, и из‑за того, что в тот момент в кофейне была куча народу, она просто подпихнула меня к кофемашине и сказала: «Готовь». Вечером Юлиана Владимировна позвала меня к себе и спросила, не хочу ли я поучаствовать в проекте и стать бариста. Меня обучили, и я стал работать. 

Косяки, конечно, были. Я до сих пор помню, как я сделал недокапучино, это было ужасно.

Пришла незнакомка, заказала капучино и сказала: «Только быстро приготовьте, пожалуйста». Я начал взбивать молоко, и у меня не получилось это сделать. В итоге вышло не капучино, а кофе с молоком. Я не знал, как поступить, ведь она сказала приготовить быстрее, переделать у меня уже не было времени. Честно признался ей во всем, только сказал, что я стажер, а не полноценный работник, и предложил сделать новый. Она ответила: «Все нормально», — и ушла. 

Я начал как‑то организовывать свое время: раньше прогуливал школу и бесцельно бродил по улице, теперь у меня появились другие интересы. Я стал спокойнее, сдержаннее. Работа в кофейне научила меня нормально разговаривать с людьми и взаимодействовать с ними. 

Когда гости приходят, ты же не можешь сказать им: «Че хочешь?» Ты здороваешься, говоришь: «Чего желаете?»

Еще начинаешь ответственнее относиться к своим поступкам, потому что когда ты еще подросток, все, кто тебя окружает — родственники, друзья или одноклассники, и по поводу некоторых мелких нюансов ты особо не переживаешь, потому что знаешь этого человека и можешь представить, как он отреагирует. А делая кофе для гостей, смахнуть на то, что он твой знакомый, не получится. 

Раньше я как дома убирался: затягивал это часа на четыре, мог отвлечься, посмотреть фильм и продолжить, а в кофейне после каждой смены надо навести чистоту, и первое время, хотя у нас рабочий день заканчивается в восемь, я уходил в 10 вечера. Но чем больше я набирался опыта, тем меньше тратил времени на уборку. Сейчас я все делаю за 20–30 минут.

Я хочу и дальше работать бариста. Этим летом я тоже буду подрабатывать в кофейне, но в другой, за деньги. Когда я буду студентом, мне точно пригодятся мои знания и умения, хотя зарабатывать на жизнь себе этим я не хочу. Я сейчас заканчиваю 10-й класс и планирую поступать в университет на программиста. Также я пишу стихи, сейчас пишу книгу о моей жизни в центре; думаю, она выйдет к моему совершеннолетию.

Подробности по теме
Свобода, протест, осознанность: как живут современные подростки
Свобода, протест, осознанность: как живут современные подростки

Даня

18 лет

Я попал в центр по собственному желанию. Родителей у меня нет, никто меня сюда не приводил. Два года назад мне дали условный срок за тяжкие телесные повреждения, потом еще один — за воровство. Через какое‑то время участковый сказал, что есть такое место. Я понял, что мне это нужно, чтобы не повторять своих ошибок. 

Я хочу стать бариста, потому что это позволит мне еще и подрабатывать помимо основной работы. Вот недавно тренировался на кофемашине в первый раз, до этого просто наблюдал, как другие готовят. Мне кажется, это легкая профессия. Обучающий курс буду проходить через несколько месяцев, потому что пока мне боятся доверить кофемашину: вдруг сломаю. Хотя мне она не кажется сложной, она же сделана для того, чтобы работать было легче. 

До сих пор не понимаю, в чем разница между видами кофе — капучино, моккачино. Когда встаю перед этим автоматом, думаю, что выбрать… Названия не могу запомнить, что там с молоком, что без, — нажимаю, что попадется, да и вкусно. Когда начну учиться, буду зубрить. Зато я люблю сиропы. Мой любимый — с кокосом. 

Я учусь в колледже на автомеханика, скоро буду проходить практику в автомастерской. Получаю хорошие оценки. Правда, мне не нравятся гуманитарные предметы, там нужно слишком много учить, — математика у меня лучше идет. Хотя история мне нравится, но только России. Было бы здорово еще получить специальность повара и готовить для себя. 

Виктория

Посетительница

Я работаю по соседству. Захожу сюда третий раз. Давно знаю, что здесь работают трудные подростки. Мне кажется, такие заведения сейчас очень развиваются и приносят свои плоды: то есть если, например, трудный подросток ничем не занят, это означает, что он так и продолжит ничем не заниматься или, возможно, станет делать что‑то незаконное. А в кофейне проводятся всякие тренинги, это интересно, это развивает их кругозор, они учатся чему-то новому, работают. Мне нравится формат оплаты — внести пожертвование за кофе можно разными способами. Считаю, кофейня «Просто» — очень классная идея.


Кофейня «Просто» — это благотворительный проект, которому нужна помощь. По этой ссылке вы найдете несколько способов, как поддержать «Центр социальной адаптации святителя Василия Великого».