В последнее время о своих психических расстройствах все чаще заявляют известные люди — Канье Уэст, Мэрайя Кэрри, Оксимирон и другие. А вместе с тем возникают дискуссии о «моде» на психиатрию. Основательница ассоциации «Биполярники» Маша Пушкина рассуждает, существует ли романтизация психических заболеваний и опасна ли «мода» на «биполярочку».

Маша Пушкина

Основательница ассоциации «Биполярники», автор книги «Биполярники. Как живут и о чем мечтают люди с биполярным расстройством», собирается писать «Пособие по выживанию» для людей с биполярным расстройством

Накануне дня рождения великого Ван Гога, который спустя почти полтора века был объявлен Днем биполярного расстройства (World Bipolar Day), самое время порассуждать о романтизации психических заболеваний. Существует ли мода на психиатрию, в которой так любят обвинять всех, кто говорит о психических особенностях открыто? Чем она опасна для здоровых и не очень?

Cо стороны кажется, что биполярное расстройство сегодня — это новое вегетарианство. Всего за несколько месяцев прошлого года о своей биполярности публично заявили Канье Уэст, Мэрайя Кэри, Оксимирон, Алеся Кафельникова. В то же время о сражениях с маниями и депрессиями не переставали рассказывать Кэтрин Зита-Джонс, Деми Ловато, Шинейд ОʼКоннор.

Армия юных поклонниц и поклонников Оксимирона с гордостью надела маечки с надписью «Меня любит моя биполярочка» под ворчание тех, кто постарше: «Остались ли еще знаменитости без психических отклонений?»

Кажется, до России докатилась волна биполярной моды, которая накрывала США лет тридцать назад. Если вдруг вы забыли — вспомните Курта Кобейна и его «Литий» (препарат, о котором поется в песне «Lithium», активно используется в психиатрии. — Прим. ред.)

Но если копнуть чуть глубже звездных хроник, открывается совсем другая картина. Сколько людей больны биполярным расстройством (БАР) в России — никому не известно. Последнее масштабное исследование проводилось почти тридцать лет назад, оно показало 5 человек на 1000 — в разы меньше, чем в других странах. Очевидно, биполярников в нашей стране не меньше, чем в Англии или Канаде. Только большинство из них не догадываются о своей болезни, винят во всех бедах дурной характер или злой рок — и никак не лечатся.

Да и как их лечить, многие российские психиатры представляют смутно. Профильных специалистов единицы, а в психоневрологическом диспансере (ПНД) привычно клеят ярлычки «депрессия» или «шизофрения» — смотря в какой фазе пациент к ним попал. На 2011 год, по официальной статистике, диагноз БАР стоял всего у 4000 россиян, в то время как более редкая шизофрения — у половины миллиона!

Так что если внезапно возникшая мода сподвигнет людей заподозрить неладное и дойти до врача, а врачей — внимательнее присмотреться к симптомам, то — да здравствует мода.

Мода подразумевает создание привлекательных образов, которым люди стремятся подражать. Аутичный интеллектуал, биполярный художник, депрессивный поэт, может быть, еще талантливый предприниматель с дефицитом внимания и гениальный ученый, который слышит голоса, — таких героев достаточно в популярных фильмах и сериалах.

Но когда дело касается реальной жизни… Вы правда верите, что именно эти образы возникнут в головах ваших соседей, когда они узнают, что кому‑то из знакомых поставили психиатрический диагноз? Если да, то, наверное, вы редко выходите за пределы кофеен и коворкингов. Как говорится, проверьте свои привилегии.

В массовом сознании пациент психиатра — это по-прежнему маньяк с топором из криминальной хроники, от которого нужно прятать детей. Старая добрая стигма. Не забывайте, она по-прежнему везде.

Разговоры о «психомоде» как о веянии XXI века тоже имеют под собой мало оснований. Если заглянуть в историю, в ней нет ничего нового. Мода на отдельные диагнозы была и сто, и двести лет назад. Как, например, на меланхолию в эпоху Байрона, истерию — во времена Фрейда, шизофрению — в середине XX века. Выражалась она точно так же: и в том, что образы страдающих идеализировали, и в том, что медики ставили этот диагноз намного чаще, чем раньше.

Особенно ярко этот тренд отражают диагнозы, посмертно присваеваемые известным личностям. Например, в прошлом веке вышло несколько вполне научных статей о симптомах шизофрении у Винсента Ван Гога. Но уже в 1980-е он был признан воплощением «биполярного гения».

Подробности по теме
Как жить с биполярным расстройством
Как жить с биполярным расстройством

Элемент моды, определенно, есть и сейчас. Как и некоторое количество людей, которые готовы ей следовать. Но так уж ли это плохо? Разберем по пунктам.

Аргумент № 1. Если психиатрия станет модной, то тысячи здоровых юношей и девушек будут придумывать себе симптомы ради привлечения внимания.

Это самый частый аргумент, который мне приходилось слышать. Да, кто‑то поступит именно так. Представим, со временем даже сформируется особая подростковая субкультура. В которой (включаем воображение) будет принято не мыть волосы неделями, ссылаясь на хандру, избегать вечеринок из‑за социофобии, а все-таки выйдя на улицу — биться в панической атаке. Особо отчаянные даже будут глотать литий, наслаждаясь приступами тошноты и дрожанием рук (типичные побочные эффекты).

В реальности пока происходит иначе: сообщества, которые образуются вокруг «ненормальных» знаменитостей, видят в своих героях куда большее, чем симптомы болезни. Подобный культ, например, сформировался вокруг Йена Галлагера из сериала «Бесстыдники». Подростков вдохновляют жизнестойкость и нонкомформизм парня, который в обычной школе, скорее всего, стал бы изгоем — и из‑за психических проблем, и из‑за сексуальной ориентации.

На мой взгляд, от такой субкультуры может быть больше пользы, чем вреда. Ведь если молодые люди будут хорошо осведомлены о заболеваниях психики, они заметят, когда кому‑то из знакомых станет действительно плохо. И точно не станут обесценивать его страдания. А психомоду, как и любую другую моду, они перерастут. Много ли вы знаете 30-летних эмо и 40-летних готов? Если же кто‑то и через десять лет будет старательно прикидываться больным, асоциальным и депрессивным — скорее всего, ему действительно нужна помощь, если не психиатра, то психотерапевта.

Аргумент № 2. Страдающие на публику селебрити обесценивают страдания тяжело больных людей, которым не до шоу и откровенных интервью — выжить бы как‑нибудь.

Да, в психиатрии каждое заболевание — целый спектр, от легкой формы на грани с особенностью характера до тяжелой патологии. Кто‑то совершенно функционален и руководит компанией, а кто‑то не способен один сходить в магазин. Каким образом откровения одних могут навредить другим — для меня загадка.

Высказывания о том, что легко страдать, когда ты богат и знаменит, не выдерживают никакой критики. Это не спасло Честера Беннингтона, Долорес ОʼРиордан и многих других всемирно известных и точно не бедствующих.

Подробности по теме
Лицо депрессии: как улыбка на фотографии может скрывать мысли о смерти
Лицо депрессии: как улыбка на фотографии может скрывать мысли о смерти

Люди с психическими особенностями, особенно молодые, часто жалуются, что из‑за киношной моды их не воспринимают всерьез и вместо сочувствия и помощи предлагают «перестать выпендриваться». Мало приятного, когда твое и без того нелегкое состояние усугубляют обесцениванием и насмешками. Но разве их не было раньше, задолго до того, как «биполярочка стала модной»? Глупые советские анекдоты «про психов» были, пожалуй, самой безобидной мелочью из того потока негатива, который общество обрушивало на всех, кто в него не вписывался.

Аргумент № 3. Многие недовольны тем, что массовая культура создает идеализированные образы «психов» и ждет от людей с тем же диагнозом соответствия им.

Как, ты не пишешь по ночам гениальные картины, а потом не лежишь сутками неподвижно с бутылкой абсента в обнимку? Какой ты на фиг биполярник? Стереотипы мало кого обрадуют. Но ведь в этом репрезентация психиатрии ничем не отличается от штампов про национальности, сексуальную ориентацию и прочее. Наше мышление устроено так, что стереотипы неизбежны. И если есть выбор — пусть лучше они будут позитивными.

Аргумент № 4. Если быть «психом» так здорово, то кто же будет лечиться?

Вообще-то, это звучит так же, как, например: «Если мы не будем оскорблять толстых, они никогда не похудеют». Вполне гуманная современная психиатрия говорит: если вы можете жить без лекарств — живите без лекарств. Цель лечения — улучшить качество жизни больного, а не уравнять всех под одну гребенку.

В заключение хочется напомнить, что мода проходит, и довольно быстро. А знания и понимание того, что психические особенности — это тоже часть повседневной реальности, остается.

Этот процесс от отвержения и обесценивания до моды и, наконец, спокойного принятия, мы уже наблюдали на множестве других примеров — от экологичности до свободной любви.

И если заботиться о своем психическом состоянии станет так же модно, как, например, о физическом здоровье и внешнем виде, или хотя бы просто не стыдно — то мир однозначно станет лучше.

Конечно, мода не решение всех проблем. Людям с биполярным расстройством по-прежнему не хватает практической информации, которая поможет справляться с «американскими горками» настроения. Именно поэтому я готовлю к публикации «Пособие по выживанию людей с биполярным расстройством» и прошу вас поддержать этот проект.