Десятиклассник Богдан Рудик летел с родителями из Сочи, как вдруг одному из пассажиров стало плохо. Богдан оказал ему первую помощь и попросил экстренно посадить самолет. «Афиша Daily» узнала у школьника, что произошло на борту, и спросила, чем он занимается в обычной жизни.

© Александр Кожохин

Об учебе в медицинском классе

После 9-го класса я перевелся из обычной школы в гимназию 1573. Мне всегда были интересны химия и биология, поэтому мы с родителями пришли к выводу, что поступить в медицинский класс будет хорошим решением. Теперь я углубленно изучаю биологию и химию, но у меня нет обществознания и географии. Еще мы ездим в медицинский колледж, ходим на курсы подготовки оказания первой доврачебной помощи. Так мы получаем образование младшего медбрата или медсестры. По субботам у нас дополнительные занятия по медицине, химии, русскому и математике.

Сначала было тяжело справиться с такой нагрузкой, но я понимаю, что в будущем мне это поможет. Мои друзья тоже часто бывают заняты — у нас даже нет времени, чтобы встретиться. В нашу школу ходят, чтобы получить знания, а не просто поболтать, и работают у нас заинтересованные в обучении детей учителя. У меня очень дружный класс, мы как единый многоклеточный организм. Я очень рад, что учусь с такими коллегами. После моих рассказов о школе в нее даже перевелись некоторые мои друзья.

О домашней лаборатории, любви к химии и популяризаторстве науки

Мне нравится химия, и я стремлюсь популяризировать эту науку. На ютьюбе есть канал «Химия — Просто», он появился благодаря Александру Иванову, учителю химии из Екатеринбурга. Я воодушевился его красивыми химическими экспериментами и начал собирать свою домашнюю лабораторию. А однажды мы с ним встретились, и я сказал, что тоже хочу участвовать в этом проекте, — теперь я работаю там, с командой из 12 человек. Мы ставим эксперименты и объясняем, как они действуют, ведь химия без экспериментов — это не химия, а просто зубрежка. Среди наших подписчиков есть дети, поэтому пытаемся объяснять все более простым языком.

Мой любимый эксперимент — сжигание дихромата аммония, или «вулканчик». Он выложен в нашей группе «ВКонтакте». Оранжевый порошок очень красиво разлагается, выделяет азот и зеленый, пушистый оксид хрома. Конечно, реактивы и лабораторная посуда довольно дорогие, и снимать видео — большой труд, но мы стараемся. Продаем значки и футболки, помогаем решать школьникам задачки по химии.

В моей домашней лаборатории есть химическая посуда, плита с конфорками, стол, штативы, подносы, противогазы и огнетушитель, хотя я стараюсь проводить безопасные реакции, а если и провожу опасные, то на улице. Я очень благодарен своим родителям, которые помогают мне и покупают дорогостоящие реактивы. Они только рады, что я развиваюсь.

Химия помогает мне распознавать некоторые рекламные трюки. К примеру, во многих шампунях есть лауретсульфат, который как минимум вызывает раздражение на коже головы, и я могу посмотреть состав и понять, что какой‑то шампунь лучше не брать.

Я часто навещаю свою прошлую школу и провожу там химические шоу. Бывает, что малыши подходят ко мне, что‑то спрашивают и с удовольствием слушают мои рассказы о химии. Я даже думал, что стану учителем, но сейчас на распутье, не знаю, что мне ближе, — химия или медицина.

Подробности по теме
Против трудового рабства и масс-маркета: история школьницы, которая открыла секонд-хенд
Против трудового рабства и масс-маркета: история школьницы, которая открыла секонд-хенд

«Главное, что он жив»

Еще когда я был в Сочи на горнолыжном курорте, напросился к эмчеэсовцам помочь им транспортировать пациента с травмой ноги. Был туман, я ехал сзади, а в рюкзаке у меня лежала колонка: я включал сирену, чтобы никто не въехал в нас, ведь видимость была плохая, на вытянутую руку.

Когда мы летели обратно в Москву, я сидел и слушал музыку. Вдруг сделали объявление. Я переспросил у мамы, и она сказала, что ищут медика. Секунду подумал, перешагнул через два сиденья и кинулся вперед. Прибежал, увидел, что у мужчины идет кровь из носа, начал искать вату в аптечке, которую принес бортпроводник. Пока искал, заметил, что мужчина упал в обморок. Я опустил его в боковое безопасное положение, попытался найти аммиак, но его не оказалось — были аммиачные салфетки. Поднес их к носу мужчины, чтобы он пришел в чувство, но это не помогло. Полил его водой — тоже не помогло. Измерили давление: оно было высоким, а пульс — 43 удара в минуту при норме от 60 до 90 ударов.

Потом я увидел, что мужчина не дышит, — понял, что кровь попала в рот и закрыла доступ к воздуху. Я надел перчатки и начал доставать у него изо рта кровяные сгустки. Хорошо, что в аптечке оказался мешок Амбу (устройство для экстренного вентилирования легких, используется, когда реанимационное оборудование недоступно. — Прим. ред.) и баллон с кислородом. Через какое‑то время из кабины пилота вышел бортпроводник и спросил, нужно ли садиться. Я сказал, что нужно. Пока садились, стабилизировали пульс мужчины до 80 ударов в минуту. Нас встретила реанимация, и пассажира увезли. Недавно я звонил ему — в принципе, состояние у него нормальное.

Конечно, я чувствовал ответственность за жизнь мужчины, но только чуть позже понял, насколько серьезной была ситуация. Главное, что он жив и все хорошо.

Я заметил, что в критических ситуациях не теряюсь, а сразу же собираюсь в кучку и начинаю работать. Паниковать нельзя, надо действовать. Думаю, каждому надо знать элементарные медицинские вещи: если вы видите человека в бессознательном состоянии, нужно прежде всего позвонить в скорую, срочно положить его в боковое безопасное положение, затем попытаться очистить ротовую полость, если там есть рвотные массы или кровяные сгустки.

О признании и обычной жизни

Когда я пришел в школу, одноклассники радовались за меня, а кто‑то подошел пожать руку. Учителя говорили, что я молодец. На прошлой неделе в школу приехала депутат Московской городской думы, и она вручила мне диплом и две книги. Первая — «Не навреди» Генри Марша. Еще одна — про знаменитых врачей России, «Борцы со смертью» Алексея Гиляровского. Также мне позвонила Вероника Игоревна Скворцова (министр здравоохранения РФ. — Прим. ред.): она пригласила мой класс на подстанцию скорой помощи и в симуляционной центр Боткинской больницы.

В свободное время люблю кататься на горных лыжах, поговорить с друзьями, часто нашей темой становится наука. Читаю юмористические рассказы, но по большей части изучаю химические энциклопедии. Человеку, далекому от химии, чтобы понять ее, можно прочитать «Химия — просто: история одной науки». В этой книге почти нет формул и странных терминов, там рассказывается про прошлое, настоящее и будущее химии, причем таким языком, чтобы понимал ребенок, но и взрослому тоже было интересно. Иногда смотрю сериал «Кухня», но это чтобы просто посидеть, отдохнуть и ни о чем не думать. Часто мы пересматриваем с мамой мой любимый фильм «1+1». Слушать люблю Twenty One Pilots. Я не считаю, что отличаюсь от своих сверстников, я точно такой же, как и они, и рад этому.