Подопечные Фонда Хабенского – дети с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга. Многие из них находятся в больнице месяцами, не имея возможности жить так, как их здоровые сверстники. Именитые музыканты во главе с Борисом Андриановым решили выступить перед теми, кто не сможет прийти на их концерты самостоятельно.

С 11 по 23 ноября в Москве проходит Международный фестиваль Vivаcello — единственный в России фестиваль, посвященный виолончельной музыке. Его художественный руководитель виолончелист Борис Андрианов вместе с гитаристом Дмитрием Илларионовым решили, что было бы неправильно выступать только для тех, кто может позволить себе прийти на их концерты, и по приглашению Фонда Хабенского 7 ноября приехали в детскую больницу в Солнцево, где отыграли час музыкальной программы для пациентов и их родителей. Подопечных Фонда музыканты навещают уже во второй раз, и теперь они планируют сделать такие встречи-концерты регулярными.

Для детей, которые проходят сложное длительное лечение, любое событие в клинике значит гораздо больше, чем значит поход в театр или музей для их здоровых сверстников. Многие из пациентов лечатся несколько месяцев или даже лет, и такие концерты — одна из немногих возможностей отвлечься от больничных будней и забыть о неприятных процедурах. О том, почему это так важно, рассказали сами музыканты, папа одного из заболевших детей и директор Фонда Хабенского.

© Дмитрий Воинов
Борис Андрианов
Виолончелист, художественный руководитель фестиваля Vivacello

«В детстве я сам лежал в больнице, поэтому хорошо помню, каково это. Я тогда не воспринимал болезнь как что-то ужасное, а клиника напоминала мне лагерь: у нас была своя тусовка, в которой можно было действительно весело провести время — все-таки дети остаются детьми даже в больнице. Например, сейчас, во время нашего концерта, я обратил внимание на нескольких мальчиков в первом ряду, которые ни секунды не могли усидеть на месте. Могу их понять!

Детям не подходит формат обычного классического концерта. Здесь важно не просто отыграть программу, а пообщаться со слушателями, пошутить, увлечь их какими-то необычными фактами в рассказе.

Перед выступлением я, например, часто говорю, что моей виолончели 280 лет — слушать инструмент с этим знанием уже гораздо интереснее.

Конечно, у нас пока не оптимальный вариант взаимодействия с детьми: есть артисты, у которых прекрасно отлажен игровой, интерактивный формат выступлений. Важно, чтобы дети принимали участие в процессе, и мы к этому стремимся».

© Дмитрий Воинов
Тарас Гаврышкив
Папа 10-летнего Вани, который проходит лечение в НПЦ им. Войно-Ясенецкого

«Когда мы с Ваней приезжаем на длительное лечение в больницу, первые два-три дня сын держится, но потом начинается психологическое давление. Какими бы хорошими ни были условия, ребенок все равно осознает, что он в клинике, а не дома. Для него это стресс — а отвлечься в эти моменты особо и нечем. Поэтому такие концерты имеют для нас огромное значение. К тому же это не просто развлечение — это полезная нагрузка для ума, души и сердца. В больнице она очень нужна, потому что здесь жизнь не останавливается, и детям с родителями необходимо как-то развиваться (хотя иногда во время борьбы с болезнью об этом забываешь). Кроме того, каждого ребенка вдохновляют такие примеры: взрослые, которые чего-то добились. Дети могут этого даже не осознавать, но все равно будут чувствовать где-то внутри, интуитивно тянуться, стремиться к чему-то большему для себя.

Многие, как мы, приезжают из провинции, и у нас таких музыкантов просто не услышишь и не увидишь. А здесь можно послушать прекрасных артистов вживую.

Когда видишь, как гитарист перебирает струны, как виолончелист виртуозно владеет смычком — впечатления совсем другие, гораздо более сильные, чем от прослушивания музыки в наушниках. Это было незабываемо. Сейчас некоторые не готовы воспринимать такую музыку, но я думаю, что ее все равно нужно давать слушать детям — пусть и небольшими порциями, чтобы не надоедала».

Подробности по теме
«Я чувствую себя старым дедом»: монологи детей, переживших онкозаболевание
«Я чувствую себя старым дедом»: монологи детей, переживших онкозаболевание
Дмитрий Илларионов
Классический гитарист, участник фестиваля Vivacello

«Выступления в больницах для меня не в новинку: с Борисом мы уже выступали в онкологическом центре на Каширке в рамках Vivarte, а без него я уже один время от времени играю в хосписе и самых разных клиниках. Лично наша задача — сделать так, чтобы классическая музыка стала более понятной и более доступной.

Конечно, не всегда сразу понятно, что именно мы сыграем и в какой последовательности: и на концертах в клиниках именно так и должно происходить. Мы должны смотреть, как реагирует публика, и в зависимости от этого корректировать программу. Если мы видим, что дети заскучали, значит, будем играть что-то более динамичное или узнаваемое. В этом, кстати, принципиальное отличие концертов в клинике от наших обычных выступлений: так, некоторые филармонические залы просят согласовать программу за полтора года до концерта, и изменить ее будет проблематично. В больнице же без импровизации никак, это своя специфика, и с ней тоже интересно работать».

© Дмитрий Воинов
1 из 8
© Дмитрий Воинов
2 из 8
© Иван Пустовалов
8 из 8
Алена Мешкова
Директор Благотворительного фонда Константина Хабенского

«Каждому понятно, что в лечении, которое длится несколько месяцев, а то и лет, да еще вдали от дома, радостного мало.

Иногда из-за постоянных процедур и поездок в больницы ребенок пропускает целый учебный год, в который он мог бы выучить таблицу умножения, пойти в музыкальную школу, научиться крутить сальто или впервые поставить собственный спектакль.

Пять лет назад мы решили, что для наших подопечных лечение не должно становиться препятствием на пути к получению новых знаний и впечатлений. И запустили программу «Терапия счастья», в рамках которой сотрудники и волонтеры фонда три-четыре раза в неделю выезжают в клиники со спектаклями, концертами и мастер-классами. Мы всегда стараемся сделать так, чтобы качество этих мероприятий было на достойном уровне, чтобы дети и их родители улыбались, а еще обязательно узнавали что-то новое. Например, чем виолончель отличается от гитары и зачем оркестру вообще нужен дирижер».