В издательстве благотворительного фонда «Нужна помощь» вышла книга одного из основоположников движения эффективного альтруизма Питера Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти». С помощью мысленных экспериментов автор объясняет, почему большинство людей живет неэтично и что с этим можно сделать. Мы публикуем главу «Спасение ребенка».

Спасение ребенка

Представьте себе такую ситуацию. По дороге на работу вы идете мимо небольшого пруда. Он мелкий, воды в нем только по колено, и в жару здесь иногда играют дети. Но сегодня прохладно, время раннее, и вы с удивлением обнаруживаете, что в пруду плещется какой-то ребенок. Вы подходите ближе и видите, что он совсем маленький, просто младенец, он машет ручками и не может ни встать на ноги, ни выбраться из пруда. Вы оглядываетесь в поисках его родителей или няни, но никого вокруг нет. Ребенку уже явно непросто держать голову над поверхностью воды. Если вы не броситесь в воду и не вытащите его, он, скорее всего, утонет. Вы можете легко зайти в воду, вашей жизни ничего не угрожает, но вот только испортятся новые туфли, купленные всего несколько дней назад, одежда испачкается и вымокнет. К тому же, пока вы найдете кого-то, кому сможете передать ребенка, еще и опоздаете на работу. Что же делать?

Я всегда задаю этот вопрос студентам моего курса «Практическая этика», когда мы начинаем обсуждать тему бедности в мире. Они, конечно же, отвечают, что ребенка нужно спасать. Тогда я спрашиваю их: «А что будет с вашими новыми туфлями? А как быть с опозданием на работу?»

Они не принимают моих возражений: разве из-за пары туфель или опоздания на час-другой на работу можно не спасти жизнь ребенка?

В 2007 году похожая история произошла в Англии, рядом с Манчестером. 10-летний мальчик Джордон Лайон бросился в пруд за своей сводной сестренкой Бетани. Он пытался помочь ей и сам ушел под воду. Бетани вытащили рыбаки, но к этому моменту Джордона уже не было видно. Взрослые подняли тревогу, и вскоре к пруду приехали два местных полицейских. Они отказались лезть в пруд искать мальчика.

Его все-таки вытащили из воды, но уже не смогли привести в сознание. Было организовано расследование обстоятельств смерти Джордона, и на вопрос, почему офицеры не спасли ребенка, те ответили, что их не учили, как действовать в подобных обстоятельствах. На что мать мальчика сказала: «Если вы идете по улице и видите, что тонет ребенок, то автоматически бросаетесь в воду… Не нужна специальная подготовка, чтобы прыгнуть в воду и спасти ребенка».BBC News, 21 сентября 2007 года.

Уверен, что большинство из нас согласится с матерью погибшего мальчика. Но давайте вспомним, что, по данным ЮНИСЕФ, ежегодно почти 10 миллионов детей младше пяти лет умирают из-за того, что слишком бедны и не могут получить помощь. Вот только один случай, зафиксированный в Гане во время опроса, который проводил Всемирный банк: «Сегодня утром умер маленький мальчик. Он умер от кори. Мы все знаем, что в больнице его бы вылечили. Но у его родителей нет денег, и поэтому мальчик умер медленной и мучительной смертью. Он умер не от кори, а от бедности».Deepa Narayan, Raj Patel, Kai Schafft, Anne Rademacher, Sarah Koch-Schulte. «Voices of the Poor: Can Anyone Hear Us?». Oxford University Press for The World Bank. New York, 2000, стр. 36.

Подумайте о том, что каждый день происходит 27 000 подобных историй. Дети погибают из-за того, что им нечего есть.

Многие, как тот маленький мальчик из Ганы, умирают от кори, малярии и диареи — от болезней, которых в развитых странах или вообще нет, или они почти никогда не приводят к смертельному исходу. Дети заболевают, потому что у них нет чистой питьевой воды, или они живут в антисанитарных условиях, или их родители не могут заплатить за лечение. ЮНИСЕФ, Oxfam и многие другие организации борются с бедностью, доставляют людям чистую воду, организуют простейшую медицинскую помощь, и благодаря их работе уровень смертности снижается. Но если бы у этих благотворительных организаций было больше денег, они смогли бы спасти больше жизней.

А теперь подумайте о вашей собственной ситуации. Пожертвовав относительно небольшую сумму, вы сможете спасти жизнь ребенка. Возможно, для этого потребуется немного больше денег, чем на новую пару туфель, но все мы тратим деньги на то, без чего можем прожить: на напитки, рестораны, одежду, кино, концерты, отпуск, новые машины, ремонт.

Можно ли утверждать, что, выбирая все это вместо пожертвования в благотворительную организацию, вы обрекаете на смерть ребенка, которого могли бы спасти?

Бедность сегодня

Несколько лет назад Всемирный банк занялся сбором и анализом историй людей, оказавшихся за чертой бедности. Были опрошены 60 000 женщин и мужчин в 73 странах мира. И все они на разных языках говорили одно и то же. Бедность — это когда:

Весь год или часть года людям не хватает еды. Они зачастую едят только один раз в день, иногда им приходится выбирать, покормить ли своего ребенка или поесть самим, а порой̆ они не могут сделать ни того ни другого.

У людей нет возможности откладывать деньги. Если кто-нибудь заболевает и нужно заплатить доктору или из-за неурожая нечего есть, приходится одалживать деньги у местного ростовщика, который берет такие проценты, что иногда так и не удается полностью выплатить долг.

Люди не могут отправить своих детей в школу или же при плохом урожае вынуждены забирать их из школы.

Люди живут в ненадежных домах, построенных из земли или тростника, и их приходится перестраивать каждые два-три года или чаще, если не повезло с погодой.

Рядом с домами нет источника безопасной питьевой воды. Приходится носить воду издалека, и если ее не кипятить, то можно заболеть.

Нищета — это не только неудовлетворенные материальные потребности. Часто ее сопровождает разрушительное ощущение своей беспомощности. Даже в демократических странах, где пусть и не всегда эффективно, но все же работают государственные институты, люди описывали для анкеты Всемирного банка ситуации, в которых сталкивались с унижениями. Если у людей забирали то немногое, чем они владели, и они жаловались в полицию, их могли просто игнорировать. Закон не защищает этих людей от изнасилований или сексуальных домогательств. Им стыдно и больно из-за того, что они не способны позаботиться о своих детях. Они оказываются в тисках бедности и уже не надеются когда-нибудь избавиться от тяжелой работы, которая превращает их жизнь в борьбу за выживание.Это компиляция рассказов бедняков, цит. по «Voices of the Poor: Can Anyone Hear Us?». Стр. 28.

Всемирный банк определяет нищету как состояние, когда у человека недостаточно средств для удовлетворения самых насущных потребностей в еде, воде, жилище, одежде, санитарных условиях, медицинских услугах и образовании.

Многие слышали, что миллиард жителей Земли живет менее, чем на один доллар в день. Именно таким доходом до 2008 года Всемирный банк определял черту бедности. Но потом были получены дополнительные данные, они позволили сравнить цены в разных странах и провести более точный расчет, какая сумма необходима людям для удовлетворения их базовых потребностей. Основываясь на новых вычислениях, Всемирный банк определил черту бедности на уровне дохода 1,25 доллара в день.

Людей за этой чертой уже не миллиард, а миллиард и четыреста миллионов.World Bank Press Release. «New Data Show 1.4 Billion Live on Less Than US$1.25 a Day, but Progress Against Poverty Remains Strong». В нищете живет больше людей, чем мы предполагали, и это, конечно, очень плохо. Но если посмотреть на ситуацию 1981 года, окажется, что тогда в нищете жили 1,9 миллиарда человек. То есть четыре человека из каждых десяти, а сейчас меньше, чем один из каждых четырех.

Больше всего бедных людей, по состоянию на 2008 год, живет в Южной Азии. Там их 600 миллионов, из них 455 миллионов — только в Индии. Но благодаря экономическому развитию их процент от общего количества живущих за чертой бедности сократился — с 60% в 1981 году до 42% в 2005-м. Есть еще 380 миллионов в странах Африки к югу от Сахары, где в нищете живет половина населения, здесь процентное соотношение не изменилось с 1981 года. В Восточной Азии ситуацию удалось значительно улучшить, хотя там по-прежнему насчитывается 200 миллионов невероятно бедных китайцев, и более мелкие группы живущих в нищете разбросаны по всему региону. Остальные люди, которые находятся за чертой бедности, распределены по всему миру. Они есть и в Латинской Америке, и в Карибском бассейне, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Среднем Востоке, в Северной Африке, в Восточной Европе и в Средней Азии.

Услышав о 1,25 доллара в день, вы попытаетесь успокоить себя, что во многих развивающихся странах жизнь намного дешевле, чем в индустриальных обществах. Возможно, вы и сами когда-то путешествовали с рюкзаком по миру и знаете об этом не понаслышке. Может быть, 1,25 доллара в день не так страшно, если речь не идет о богатых странах? Боюсь, что этот аргумент не работает: Всемирный банк уже сделал поправку на покупательную способность в разных странах. Его данные учитывают именно тех людей, что ежедневно потребляют столько товаров и услуг, сколько можно получить в США на 1,25 доллара.

В богатых обществах бедность скорее относительна. Люди считают себя бедными, потому что не могут позволить себе дорогие вещи, которые рекламируют по телевизору, — но у них все-таки есть телевизор.

В США у 97% тех, кого Бюро переписи населения США считает бедными, есть цветной телевизор. У 75% из них есть автомобиль. У 75% есть дома кондиционер. Все они имеют доступ к услугам здравоохранения.Robert Rector, Kirk Anderson. «Understanding Poverty in America». Heritage Foundation Backgrounder #1713 (2004). Я привожу эти данные не для того, чтобы доказать, что бедные в США не сталкиваются с реальными трудностями. Просто в основном это не те трудности, с которыми борются самые нищие люди на земле. 1,4 миллиарда человек, живущих в нищете, бедны по абсолютным критериям, завязанным на базовые человеческие потребности. Они по крайней мере часть года голодают. Даже если им удается раздобыть достаточно пищи, чтобы наполнить желудок, они все равно будут страдать от недоедания, потому что получат недостаточно питательных веществ. У детей из-за недоедания замедляется рост и могут появиться необратимые нарушения работы мозга. Бедные часто не имеют возможности отправить своих детей в школу. Обычно им недоступны даже простейшие медицинские услуги.

Такая нищета убивает. Продолжительность жизни в богатых странах в среднем составляет 78 лет, а в самых бедных, официально признанных наименее развитыми, она меньше 50 лет.United Nations, Office of the High Representative for the Least Developed Countries, Landlocked Developing Countries and the Small Island Developing States, World Bank, World Bank Development Data Group. Measuring Progress in Least Developed Countries: A Statistical Profile (2006). В богатых странах количество детей, умирающих до пятилетнего возраста, меньше одного на сотню, а в самых бедных умирает каждый пятый. И к данным ЮНИСЕФ о почти 10 миллионах маленьких детей, что умирают каждый год от связанных с бедностью причин (которых можно было бы избежать), надо добавить еще по меньшей мере 8 миллионов детей постарше и взрослых.United Nations Development Program. Human Development Report 2000. Oxford University Press, New York, 2000. Стр. 30; Human Development Report 2001. Oxford University Press, New York, 2001, стр. 9–12, 22; World Bank, World Development Report 2000/2001, overview. Стр. 3.

Подробности по теме
Почему ответственное потребление — не всегда хорошо? Отрывок из книги «Ум во благо»
Почему ответственное потребление — не всегда хорошо? Отрывок из книги «Ум во благо»

Процветание сегодня

На 1,4 миллиарда живущих в нищете приходится примерно миллиард человек, чей уровень благополучия раньше был доступен только королям и аристократам. Людовик XIV, французский «король-солнце», мог позволить себе построить самый роскошный дворец в Европе, но не мог сделать так, чтобы летом в нем было прохладно. Сейчас же эту проблему легко решает большинство представителей среднего класса. Королевские садовники, несмотря на все их мастерство, не выращивали столько разнообразных свежих овощей и фруктов, сколько доступно нам круглый год. Если у короля болели зубы или он простужался, доктора, конечно, окружали его заботой, но сейчас их способы лечения кажутся нам настоящим варварством.

Мы живем не только лучше французского короля, правившего много веков назад. Мы живем намного лучше, чем наши прабабушки и прадедушки. Как минимум, мы можем рассчитывать на то, что проживем лет на тридцать дольше, чем они. 100 лет назад один ребенок из десяти умирал в младенчестве. Сегодня в самых богатых странах умирает меньше, чем один из двухсот.James Riley, Rising Life Expectancy: A Global History. New York: Cambridge University Press, 2001; Jeremy Laurance. «Thirty Years: Difference in Life Expectancy Between the Worlds Rich and Poor Peoples». The Independent (UK), 7 сентября 2007 года. Еще одно яркое свидетельство нашего нынешнего процветания — то, как мало мы должны работать для удовлетворения основных потребностей в пище. Сегодня американцы в среднем тратят на еду около 6% своего дохода. Если они работают 40 часов в неделю, то всего за 2 часа зарабатывают достаточно, чтобы прокормить себя в течение недели. А значит, у них остается много денег на потребительские товары, развлечения и отдых.

Кроме того, есть сверхбогатые люди — они тратят деньги на особняки, на до смешного большие и роскошные яхты и на личные самолеты. После биржевого краха 2008 года таких людей стало немного меньше, но до него в мире было 1 100 миллиардеров, а их совокупное состояние оценивалось в 4,4 триллиона долларов.Billionaires 2008. Forbes, 24 марта 2008 года. Компания Lufthansa Technik сообщила, что для сверхбогатых людей разработана особая конфигурация нового Boeing 787 Dreamliner. В таком самолете можно было бы разместить 330 пассажиров, но это воздушное судно спроектировано для частных рейсов, рассчитано на 35 человек и стоит 150 миллионов долларов. Дело даже не только в цене, есть же еще вопрос экологии: что еще настолько способствует глобальному потеплению, как не огромный самолет, который перевозит так мало людей? Судя по всему, есть уже несколько миллиардеров, владеющих частными лайнерами размером с пассажирское воздушное судно вроде Boeing 747. Говорят, создатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин купили Boeing 767 и потратили миллионы, переделывая его под себя.Joe Sharkey. «For the Super-Rich, Itʼs Time to Upgrade the Old Jumbo Jet». The New York Times, 17 октября 2006 года. Одним из самых экстравагантных способов потратить деньги и ресурсы воспользовалась Ануше Ансари, ирано-американская предпринимательница в сфере телекоммуникаций, которая, как сообщалось, заплатила 20 миллионов долларов за то, чтобы провести 11 дней в космосе. Актер Льюис Блэк сказал в «Дейли-шоу» Джона Стюарта, что так Ансари смогла «достичь своей главной цели в жизни — пролететь над всеми голодающими людьми на Земле с криком «Эй, посмотрите, на что я трачу деньги!».

Недавно мне на глаза попалось специальное рекламное приложение к воскресному выпуску газеты The New York Times: глянцевый журнал, в котором на 68 страницах была размещена реклама часов Rolex, Patek Philippe, Breitling и вещей других дорогих марок. Стоимость их указана не была, но напечатанная рядом коммерческая статья о возрождении механических часов давала возможность представить себе диапазон цен. Автор статьи признавал, что дешевые кварцевые часы очень точны и функциональны, но затем сообщал, что «в механическом движении есть что-то привлекательное». Прекрасно, но сколько же придется заплатить за то, чтобы любоваться чем-то привлекательным у себя на запястье? «Вы можете решить, что механические часы — это дорого, но и в диапазоне от 500 до 5 000 долларов можно найти хороший вариант». Считается, что эти «дешевые модели незамысловаты: простой механизм, простой способ демонстрации времени, простые украшения и т. д.». Отсюда мы можем сделать вывод, что в основном рекламируемые в этом приложении часы стоят больше 5 000 долларов, то есть они более чем в 100 раз дороже надежных и точных кварцевых часов. И для таких товаров существует свой рынок, причем настолько большой, что их можно рекламировать за огромные деньги для такой̆ широкой аудитории, как читатели The New York Times. Вот еще одно доказательство процветания нашего общества.«Watch Your Time». Special Advertising Supplement to The New York Times, 14 октября 2007 года. Этот отрывок цит. на стр. 40.

Осуждая сверхбогатых людей, которые предаются излишествам, задумайтесь: не ведете ли вы себя так же?

Как, например, тратят деньги американцы со средним уровнем дохода? На большей части территории США можно получить те самые восемь стаканов воды, которые рекомендуется выпивать в день, просто налив воду из-под крана меньше чем за пенни, и не платить за бутылку воды полтора доллара или даже больше.Bill Marsh. «A Battle Between the Bottle and the Faucet». The New York Times, 15 июля 2007 года. Но при этом, несмотря на всю обеспокоенность проблемами окружающей среды и излишними тратами энергии, которая уходит на производство и транспортировку бутилированной воды, американцы продолжают покупать воду в бутылках: в 2006 году было продано более 31 миллиарда литров.Pacific Institute. «Bottled Water and Energy: A Fact Sheet».

Подумайте еще и о том, как люди обычно удовлетворяют свою кофеиновую зависимость. Ведь приготовить кофе дома гораздо дешевле, чем купить его в кафе. А случалось ли вам, согласившись с предложением официанта принести еще один стакан газировки или бокал вина, потом не допить его?

Правительство США заказало исследование пищевых отходов, которое провел доктор археологии Тимоти Джонс. Он обнаружил, что 14% домашнего мусора — это прекрасная еда, в закрытых упаковках и непросроченная, в основном сухие или консервированные продукты, которые долго хранятся. По словам Джонса, жители США каждый год выбрасывают еды на 100 миллиардов долларов.Lance Gay. «Food Waste Costing Economy $100 Billion, Study Finds». Scripps Howard News Service, 10 августа 2005 года. Модельер Дебора Линдквист утверждает, что в гардеробе средней американки наберется более чем на 600 долларов одежды, которую за последний год ни разу не надевали.Deborah Lindquist. «How to Look Good Naked». Lifetime Network, сезон 2, эпизод 2, 29 июля 2009 года. Изложено Кортни Моран.

Какой бы в каждом конкретном случае ни была настоящая цифра, можно честно признать, что большинство из нас, как мужчин, так и женщин, покупает ненужные вещи — даже такие, которыми мы никогда не будем пользоваться.

…Мы в большинстве своем абсолютно уверены, что тут же бросимся спасать тонущего ребенка, даже не задумавшись, придется ли нам ради этого чем-то пожертвовать. Но при этом в мире каждый день умирают тысячи детей, а мы тратим деньги на вещи, которые воспринимаем как само собой разумеющееся, с трудом замечая их отсутствие. Можно ли сказать, что это неправильно? И если это неправильно, то каковы наши обязательства перед бедными людьми?

Издательство «Нужна помощь»
Заказать на сайте фонда