Русские рэп-звезды сегодня популярны и богаты, в то время как непосредственные авторы их музыки зачастую обделены вниманием. Да и зарабатывают не в пример меньше. «Афиша Daily» поговорила с теми, кто написал «Дико, например», «Патимейкера», «Розовое вино» и другие бэнгеры последних лет.

White Punk (Даниил Бумагин)

© white_punk

Кто: Пензенский битмейкер, который на постоянной основе работает с группировкой Фараона Dead Dynasty. Сольно сочиняет очень медленную и угрюмую музыку, где бита почти нет — зато есть мрачные гитары и клавишный туман

Что: Pharaoh «Дико, например», Pharaoh «Cold Siemens», Pharaoh «Идол», Boulevard Depo «Rare Mess», White Punk «Вампиръ»

Сколько стоит бит: неизвестно

Я переслушал множество групп разных направлений в поисках той музыки, которая может научить меня чему-то. Помню, лет в девять я услышал трек «Say it Right» Нелли Фуртадо и Тимбаленда, и это было просто нечто. Особенно любил Майкла Джексона. Он — король. Лет до 14 слушал инди-фолк, Klaxons, Bon Iver, MGMT, Люкке Ли. Потом начал слушать Enter Shikari, Афекса Твина, The Prodigy. Так я подобрался к классике: Kiss, Metallica, Burzum, Slayer, Мэрилин Мэнсон, Deftones, Misfits. Потом моя жизнь превратилась в рэп. Мне было около 15: Three Six Mafia, SpaceGhostPurrp, Raider Klan — к ним у меня особая любовь, — ASAP Rocky.

Наслушанность определенно помогает в творчестве. Недавно у меня вышел первый трек на русском, называется «Вампиръ», звучит интересно.

Я думаю, что адекватно и круто у меня начало получаться уже под псевдонимом Фантом. В это время я успел поработать с вышеупомянутыми Raider Klan, побыть в одной команде из Лос-Анджелеса с RVMIRXZ из G59. Тогда очень много коннектил и делал музыку с чуваками, которые делали фонк. Было клево. В то время меня заметил Глеб (Фараон. — Прим. ред.) и пригласил в «Династию» (Dead Dynasty. — Прим. ред.).

Нам с Глебом очень легко работать друг с другом. Помню, в самом начале я писал музыку к микстейпу «PayWall» c Бульваром Депо. Мы сделали его меньше чем за неделю!

При создании треков раньше было больше механики. Сейчас создание музыки больше похоже на кислотный трип и моменты озарения. Бит на «Дико, например» был написан в полной темноте за 30 минут. В течение нескольких дней появился текст. На тот момент мы понимали, что будет хит.

Я общаюсь только с «Династией». Это моя семья. То место, где тебя всегда поймут и поддержат, место, где можно обсудить проблемы разного характера. Ну и это кладезь талантливых музыкантов. Я очень надеюсь, что многие из нас заслуженно добьются большего в этой жизни.

Все мои работы с «Династией» и Глебом были только на творческой основе. Не было такого, чтобы мне кто-то предлагал деньги и просил написать на заказ. Все было от чистого сердца. Самое главное в музыке — это ощущения.

Легче просто украсть. Как, например, сделал «Вечерний Ургант»

С оплатой труда битмейкеров все не особо хорошо. Большинство продюсеров сидит без денег. Так как в этой стране мало людей, кто может себе позволить авторский продакшен. Легче просто украсть. Как, например, сделал «Вечерний Ургант». Они сняли пародию на «Дико, например» и просто взяли мой бит — без какого-либо разрешения, не удосужились даже уведомить меня об этом.

Большинство ютьюб-блогеров делали пародии на «Дико, например» и так же наглым образом брали чужое, утверждая, что это переделанная версия и бла-бла-бла… Я свой бит из миллиона узнаю! Не знаю, как плохо должно быть человеку, чтобы он занимался пародиями. Пытался ли судиться? Пока нет.

В России всем… [плевать] на чужой труд. Одно дело, когда ты занимаешься семплированием и пытаешься привнести что-то новое в звучание. А другое дело — когда какой-нибудь паренек берет твой бит без спроса в… [плохом] качестве и начинает класть сверху умопомрачительно говнястый рэп. За это время я уже скорешился с поддержкой в «ВКонтакте» и каждый месяц чищу все это говно, но его так много.

За пределами нашей «могучей» страны все намного легче. Рэперы платят друг другу даже за использование а капелла на фите. Они просто пишут музыку на разных студиях, а их менеджеры решают денежные вопросы о продажах. Каждый занят своим делом. Если бы я жил в Штатах, то уже купил бы маме огромный дом. Но об этом в другой жизни. Надеюсь, что когда-нибудь так будет и в нашей стране. Я сделаю все для этого!

Я бы хотел, чтобы каждый человек с даром и талантом получал по заслугам. Чтобы им ничто не мешало заниматься любимым делом. По своему опыту скажу, что мне в свое время нечего было есть. Или мой коллега Evian Voag из Краснодара — человек жил в общежитии, ел «Роллтон», писал рекламу для Yves Saint Laurent с Трэвисом Скоттом. И так получилось, что его… [обманули] на деньги, потому что чувак, с которым он писал коллаб, забрал его проект и послал под своим именем. Но мы, конечно, добились справедливости.

Я решил привезти Эвиана под свое крыло. Теперь мы пишем совместный проект «Homeland». Это будет музыка, которая написана без сценария, мы берем MIDI-клавиатуру, садимся, смотрим друг на друга и понимаем, что хотим сделать. Просто начинаем играть в четыре руки. Альбом получается с одного дубля практически. Ты в процессе создания не знаешь, какая будет следующая клавиша. Мы пытаемся создать нечто бесконечное — имеется в виду та музыка, которая будет жить вечно, которую будут понимать мои потомки.

Ploty (Алексей Вепринцев)

© plotymusic

Кто: Ростовчанин, ответственный за главные бэнгеры Пики, участник объединения MLK+ (другой выходец оттуда, May Wave$, недавно стал работать с Booking Machine)

Что: Пика «Патимейкер», Пика «УЕ», May Wave$ «Smokey Tears», «Каспийский груз» «Оскар», Элджей «Ультрафиолетовая лампа»

Сколько стоит: 1300 рублей за премиум-трек (то есть, за весь проект по отдельным дорожкам плюс файлы форматов wav и mp3; еще есть «эксклюзив», когда бит вообще снимается с продажи)

В 11 лет бабушка купила мне диск. Она думала, что он с музыкой, потому что на нем было написано «Hip-Hop eJay», но это оказалась программа для написания простеньких битов. Так я и начал делать первые биты. Потом я ходил в музыкальную школу, но не доучился год. Я одевался как негры в клипах, поэтому, когда возвращался после музыкалки, меня сильно избили прямо около дома. Я лечился почти год и в музыкалку не ходил — а потом восстанавливаться уже не захотел.

По иронии, первый трек, который я выложил в интернет, был записан под бит Пики. Мне тогда лет 13 было. То есть сначала я покупал у Пики биты, а потом уже я начал ему писать.

Его трек с моим битом «Демоны тумана» крутили на канале «А1». Мне было лет 15, и я тогда подумал, что, наверное, что-то шарю в музыке, раз по телику крутят.

Заготовок на все случаи жизни нет. И когда я сажусь за бит, часто сам не знаю, во что это выльется.

Мой вариант «Патимейкера» был уже третьим по счету. Пика скинул демку под его бит и попросил сделать что-то посвежее. Я сделал сначала один вариант, а через пару дней — другой, который в итоге и вошел на альбом. Перед тем как писать этот бит, я медитировал полчаса. И в состоянии энергетического баланса и транса мне пришел в голову мотив, который я начал развивать. Через час я его закончил.

Медитация помогает не только в творчестве. Медитации и тренировки осознанности в каком-то смысле спасли мне жизнь.

Знаешь, в России, на мой взгляд, люди недооценивают работу битмейкеров. Поэтому и не часто обращают внимание на то, кто написал музыку. Соответственно, нам достаются только брызги от волны хайпа, пусть даже очень хитового трека. По большей части «Патимейкер» дал мне хорошее портфолио для новых знакомств с крутыми музыкантами. Ну и спрос на биты подрос.

В Америке битмейкеры зарабатывают десятки и сотни тысяч долларов, для них $1000–5000 за эксклюзивный бит — нормальная цена, и их имена часто на виду. В России не такой масштаб, но зарабатывать можно. Это может быть и пара тысяч, и пара сотен тысяч в месяц — как и в любом бизнесе.

Я работаю со своей командой MLK+ и не лезу в какие-либо другие комьюнити. Я познакомился с Мей Вейвсом два года назад, Америку и O.T. знаю 10 лет уже. 1 января 2017 года мы собрались на студии, ставили друг другу демки и биты, и пацаны взяли меня в объединение. Мы отлично понимаем друг друга как в музыке, так и в жизни, в бытовых и личностных вопросах. Чаще всего кто первый напишет что-то, тот первый и записывается. Мы пишем треки сразу и сразу записываем. Бывает, за ночь по 3–4 демки сделаем. Иногда, конечно, просто на слух расставляем куплеты — кто первый, кто последний.

Помимо битов на продажу я делаю разные электронные треки, просто музыку и уже готовые композиции. Это отличный способ доносить свою музыку до людей. Тогда ты уже не просто битмейкер, а артист, диджей и музыкант — можешь играть свою музыку, гастролировать и продавать треки в онлайн-сервисах.

Empaldo Beats (Валентин Филатов)

© empaldo_beats

Кто: 22-летний московский битмейкер, любящий танцевальную музыку, соавтор одной из самых цитируемых песен прошлого года

Что: Элджей и Feduk «Розовое вино», Элджей «Рваные джинсы», Элджей и Кравц «Дисконнект», Тони Раут и Талибал «Кровавая Мэри»

Сколько стоит: 2000 рублей за премиум-трек

Как-то сделал один бит — и понеслось друг за другом, так и стал битмейкером.

Я пытался пробиться на Запад, регистрировался на сайтах. Но там много своих битмейкеров. Я решил сначала на русском рынке показать себя.

Я сразу стал выпускать треки только на продажу. Первый из именитых, кому я продал бит, — это Элджей. Речь про трек «Дисконнект». Познакомился с ним по «ВКонтакте», скинул битов, и началась работа.

По поводу «Розового вина». Я просто сделал трек, выложил его в группу, и Элджей написал, свободен он или нет. Я сказал: «Свободен». Он его забрал. После «Розового вина» люди начали узнавать обо мне, спрашивать обо мне и так далее. Что касается указания авторства в подписи к видео на YouTube, то это конфиденциальная информация.

Все зависит от битмейкера, от вкуса его. У меня бывают и трещотки, и сильный разнос в стиле Скриллекса. Я за другими битмейкерами не слежу, только за теми, кого лично знаю. С воровством треков сталкивался, пресекал некоторых личностей.

Бывает, на трек уходит день, а бывает, и 15 минут. У меня своей студии нет. Чтобы создать бит, мне нужна MIDI-клавиатура, ноутбук и колонки, ну и программа. Так работают многие битмейкеры.

Хватает ли на жизнь и приходится ли работать где-то еще? По поводу работы предпочту промолчать. Но скажу одно, что в жизни возможно все.

Sad Soul Productions (Арслан Бейсеков)

Кто: битмейкер-многостаночник, предпочитающий триллу и хаусу лирику и дансхолл

Что: MiyaGi & Эндшпиль «I Got Love», ST1M & Black Bros. «Молитва», Артем Лоик «Вопрос-ответ», Homie «Мэри»

Сколько стоит: 3000 рублей за премиум-трек

Да, битмейкеры практически всегда остаются в стороне. И по этой причине многие не хотят работать в СНГ.

Лично я сейчас нацелен на Запад, там битмейкеры ценятся наравне с артистами. Если ты сделал хитовый трек, то можешь считать, что это твой билет в карьерный рост, в шикарную жизнь.

Сотрудничал ли я с зарубежными артистами? Нет, лишь с битмейкерами. А именно с E-Motion-L Productions из Германии и с Life and Death Productions из Anno Domini Nation. По мне, зарубежные артисты ничем не лучше русских. Как и у них, так и у нас есть недоисполнители.

Музыкой я начал заниматься с 2011 года. А любовь к музыке, можно сказать, с пеленок. На занятие битмейкингом меня толкнул интерес. Я просто знал, знал что это действительно мое.

У меня есть друг, его брат дома писал треки. Так я впервые увидел, что можно делать музыку на компьютере без знания инструментов. Я удивился, и интерес стал еще больше.

Для работы у меня ПК, клавиатура, монитор, мышка, звуковая карта Focusrite Scarlett 2i2 и обычные динамики Microlab M-219. Оборудование особой роли не играет, оно может только сделать работу более быстрой и удобной. Важно уметь работать умом и чувствовать звуки вибрации. Сочиняю треки я довольно легко: сижу, играю, и если что-то получается, дальше как по маслу идет. В среднем на написание одного бита уходит полтора часа.

Первого бита не помню. Очень много делал и до сих пор делаю, что забываю имена проектов. Первый мой бит был продан за 300 рублей, когда мне было 15 лет. По-настоящему дело стало доходным с 2015 года.

Я услышал трек Эндшпиля «Малиновый рассвет». Это и стало поводом для знакомства с ним. В апреле 2016 года я написал ему через «ВКонтакте». А с Азаматом (Кудзаевым, MiyaGi. — Прим. ред.) мы, можно сказать, даже и не знакомились. После трека «I Got Love» я написал ему: «Спасибо за трек», после чего получил ответ — и все.

«I Got Love» я сделал 13 августа 2016 года. Был час ночи, я сидел за работой над новым битом. Сначала сыграл главный мотив на пианино. Дальше разбавил другими инструментами. В конце добавил ударную партию, 808-ю бочку и свел бит. После опубликования бита переслал его Сослану, на что получил ответ: «Это будет хит!» Ребята сдержали свое слово.

Заработать на битах вполне возможно. Если ты действительно хороший музыкант, то определенно — да. Цифры называть не буду, но на одежду и покушать хватает.