Русский рэп дарит все больше историй стремительного успеха — и вот еще одна. Двое молодых людей из Владикавказа всего лишь за год и благодаря только «ВКонтакте» и YouTube превратились в настоящих звезд жанра — с переполненными залами и безостановочными гастролями.

Владикавказ никогда не был обозначен на карте российского рэпа. Но последняя громкая сенсация в этом жанре пришла именно отсюда. 26-летний Азамат Кудзаев взял свой псевдоним в честь мистера Мияги, мастера боевых искусств, который тренировал главного героя в фильме «Малыш-каратист». Его 21-летний коллега Сослан Бурнацев придумал себе никнейм под впечатлением от фильма «Адский Эндшпиль». Так возник проект MiyaGi & Эндшпиль. Записывая отчасти старомодный рэп с торопливым флоу и сильным мелодическим влиянием регги, в течение года они превратились в новых молодежных звезд.

— В прошлом году вы два дня подряд выступали в Москве, собрали несколько тысяч зрителей, хотя гонорар у вас был довольно скромный. Зато организаторы заработали несколько миллионов. Не жалеете?

MiyaGi: Братан, нам всегда было… до денег. Полгода назад мы никуда не выезжали, а сейчас начался движ. Некоторые люди настолько бедны, что у них нет ничего, кроме денег. Нас радует, что в каждом городе собирается толпа. Мы хотим, чтобы было еще лучше, хотим сделать шоу — как на Западе. В январе мы едем в отпуск семьями, потом снимаем клип в Доминикане, мать его! Какого… я не должен этому радоваться?

— В какой момент вы поняли, что популярны?

MiyaGi: Не поверишь, но даже сейчас я не чувствую этого. Мы не короли, как делали — так и делаем.

Эндшпиль: Самый лучший трек еще не записан.

MiyaGi: И дай бог, чтобы мы его в ближайшее время не записали. Как только человек скажет себе: я взорвал — он прогорит. Я не люблю артистов одной песни. Они не музыканты, а шабашники.

MiyaGi & Эндшпиль, концерт в Москве. В 2016 году дуэт из Владикавказа проехался по России и Украине с первым большим туром. Практически в каждом из 70 городов были солд-ауты.

— Правда, что вы дружите с боксером Муратом Гассиевым и даже можете написать ему трек для выхода на ринг?

MiyaGi: Мурат восхищает меня не столько своим боксерским талантом, хотя он запредельный, сколько своей простотой и воспитанием. Сразу складывается доброе впечатление о его семье. В этом и есть Осетия, это та сторона, которая меня всегда грела. Сейчас Мурат выходит под трек «Сердце осетина» — он хорошо подчеркивает его образ. Потому что Гассиев — настоящий ирон, мощный осетин. А так мы бы с радостью записали ему новую песню, если потребуется.

— Когда Гассиев завоевал пояс чемпиона мира по версии IBF, осетинские власти подарили ему квартиру, а некоторые рестораны ввели блюдо «печень по-гассиевски». Как Владикавказ воспринял ваш успех?

MiyaGi: Не так феерично, как победу Мурата. Нас слушают, любят — этого достаточно.

Эндшпиль: В Осетии спорт на первом месте. Наши успехи на его фоне незаметны, хотя определенная известность появилась. Узнают на каждом шагу.

MiyaGi «Дом». Стрит-видео, снятое в Китае, на песню, где автор противопоставляет себя другим рэперам. Клип разлетелся по рэп-пабликам, открыв MiyaGi широкой публике и набрав более 3 миллионов просмотров на YouTube.

— А как ваши родители отреагировали на популярность?

Эндшпиль: Первое время у матушки возникали вопросы к моей музыке. Она видела мою жизнь иначе, но я изменил ход игры. Теперь матушка гордится мной. Я всегда знал, что могу заниматься рэпом, и доказал это. Мы приезжаем в города, собираем толпу, получаем гонорары, привозим деньги домой. Родные видят, что я зарабатываю на том, от чего кайфую.

— Азамат, твой отец — известный хирург, руководитель Центра ортопедии и эстетической хирургии Северной Осетии. Он хотел, чтобы ты пошел по его стопам?

MiyaGi: У нас были разногласия по поводу моего будущего. Каждый отец желает сыну только лучшее, но надо трезво смотреть на вещи — без желания и рвения в медицине делать нечего. Я закончил медицинскую академию, но врачом работать не хотел. При этом профессия мне давалась. Я хорошо оперировал и мог бы сделать себе имя, если бы пошел в травматологию или пластическую хирургию.

— Образование пригодилось?

MiyaGi: Были ситуации, когда я своевременно приходил на помощь. Если бы меня рядом не оказалось — человек бы умер. Я этим не кичусь, просто хочу сказать, что моя учеба была не напрасной.

— Говорят, ты и сам оказывался на грани.

MiyaGi: Я был на грани, мой родной брат был на грани…

— Более того, говорят, что ты играл в русскую рулетку и выстрелил себе в голову.

MiyaGi: Людям нравится приукрашивать и приделывать ноги той или иной истории. В голову выстрелил мой брат, ему тогда было 19 лет, и все произошло по чистой случайности. Он нашел дома неработающий пистолет. Чинил, паял… и ствол выстрелил. Не знаю, как это произошло. Я никогда не стрелял и не разбираюсь в оружии. Я ненавижу оружие, может быть, случай с братом и вызвал к нему отторжение! Что касается меня, то я тоже висел на волоске — когда в семь лет по собственной глупости попал под трамвай. Но про это не хочется вспоминать.

«Тамада» — наверное, самый успешный трек тандема. Катализатором вируса стало фан-видео, в котором присутствуют работающие, но осуждаемые на Кавказе триггеры: удалой алкоотрыв, студенческий разгул и много-много женских поп. «Неофициальные клипы мы называем леваками, и это острая проблема, — говорит Эндшпиль. — Ты сливаешь песню в сеть, а потом кто-нибудь делает ролик, который набирает 6 миллионов просмотров. И ты сидишь и думаешь — блин, а почему не мы это сняли?»

— Считается, что у каждого мужчины на Кавказе должно быть оружие. Опасно ли расти на ваших улицах?

Эндшпиль: Во Владикавказе в принципе до пятого класса дожить тяжело. (Смеется.) Наш город напоминает американское гетто.

MiyaGi: Нет, мы-то сами за мир. Но вообще на Кавказе у мужчины должно быть оружие.

Эндшпиль: Потому что если случится беда, то надо за семью стоять до талого. Вместе с тем наш народ гостеприимен и чужаков встречает с миром. Хотя многие думают, что во Владикавказе их ожидают стычки, оружие, кровь. Это неправда. Бывают, конечно, передряги между собой. Без них никак, они лишь закаляют.

— Хип-хоп и регги не ассоциируются с Кавказом.

MiyaGi: Нам действительно сложнее двигаться, чем ростовчанам, москвичам или питерцам. Город тяжело принимает жанр, приходится расчехлять. Появляются молодые типы, которые читают рэп. Вчерашняя школота! И ты в … [удивлен], оттого что это все с твоей подачи происходит.

Эндшпиль: Что касается регги, то его все слушают. Лично я начинал знакомство с раггамаффином с Shaggy и других допотопных артистов.

MiyaGi: Я вывел интересную тему: регги влияет на подсознание человека мощнее, чем любая другая музыка. Если включить старикам Боба Марли, то им 100 процентов зайдет. Потому что вайб решает. Когда ты делишься положительными эмоциями — ты их и получаешь в ответ.

Дмитрий Калашников
Администратор популярного паблика «Новый рэп», одним из первых начавшего освещать деятельность группы

Наше знакомство началось с клипа MiyaGi «Дом». Когда Азамат скинул его нам в паблик, я сильно удивился, потому что высокий уровень уже чувствовался, а артист никому не был известен. Аудитория отреагировала, как будто это не ноунейм, а топовый артист. Мы внимательно следим за накрутками лайков — в данном случае подозрений не было. После этого мы поняли, что MiyaGi «зашел». Стали выкладывать подборки его песен — и пошло-поехало.

Взлет MiyaGi и Эндшпиля — феномен. Их альбом «Hajime 2» установил рекорд паблика, набрав более 240 тысяч лайков. Успех парней сложился из многих факторов. Подкупает сам стиль — речитатив и мелодичное регги. В песнях есть танцевальная составляющая и мощные запоминающиеся припевы. Плюс удачный творческий темп. Они постоянно выпускают хиты, которые залетают в народ, но при этом не надоедают. У ребят порядок со стилем: выглядят брутально и опрятно, имеют приятные низкие тембры. Это работает. Думаю, что они еще не достигли потолка, а их история — это надолго.


— За широкие штаны косые взгляды на себе ловить приходилось?

MiyaGi: Понимаешь, если ты не имеешь отношения к стилю, то на тебя будут смотреть как на … [идиота]. А если ты в народ слово несешь и являешься частью определенной культуры — никто тебе ничего не скажет. Не любят ряженых. Нужно быть, а не казаться.

Эндшпиль: Во Владикавказе уважают тех, кто прославляет республику. Неважно, как ты одеваешься, — главное, братан, делай свое дело!

— Вокруг вас во Владикавказе хип-хоп-комьюнити формируется?

MiyaGi: Двигаемся нашей командой. Друг друга знаем давно, еще до громких треков. Рома Amigo, который с нами на гастроли ездит, начал одним из первых во Владике делать рэп.

Эндшпиль: С Ромой мы записали совместный альбом «Умшакалака», который запланирован на февраль. Amigo 29 лет, когда мы учились в школе, он уже писал песни. С него и брали пример. Но, не побоюсь этого слова, на новый уровень местный хип-хоп вывели именно мы.

— Осетия известна чемпионами по вольной борьбе. Вы прошли через этот вид спорта?

MiyaGi: Меня больше привлекают ударные единоборства.

Эндшпиль: Я играл в футбол, который у нас ценится одинаково с борьбой. Наша команда «Алания» в свое время хорошо пошумела в чемпионате России. Я ходил на стадион «Спартак», который находился недалеко от дома, все детство провел на нем.

MiyaGi & Эндшпиль «I Got Love» (при уч. Рема Дигги). Народный хит с известным рэпером Ремом Диггой, на который сняты десятки любительских видео. К слову, по мнению Басты, MiyaGi и Эндшпилю удалось «зайти на поляну, которую Рем Дигга в свое время не присвоил себе». «Слышу мелодичные ходы — хочется сказать: «Рома, елки, ну ты где был? Это ты. Тебе чуть-чуть нужно было в качестве музыки и записи докрутить — и был бы на этом уровне», — говорил он в интервью сайту The Flow.

— Когда люди становятся успешными, вокруг них нередко возникает много старых знакомых, которые предлагают открыть совместный бизнес. У вас такое было?

Эндшпиль: Смотри, есть босяцкий подгон своим корешам. Ты спрашиваешь: «Пацаны, все нормально? Может, подкинуть чего?» В этом и заключается душевность. У меня тоже были периоды без денег, когда на проезд не хватало. Понятно, что когда ты взлетаешь — многие хотят пригреться. Вокруг себя нужно оставлять только близких, которые с тобой не ради денег и известности. Остальных отсеивать. У нас был забавный момент. На одной из тус знакомый предложил листовки с нашими автографами за бабло продавать. (Смеется.) Но мы сразу отсекли. Музыка и так приносит нам деньги, зачем нам левыми движениями заниматься?

— Современный рэп нередко сводится к формуле «Sex, Drugs & RockʼnʼRoll», плюс неуважение к женщинам. Вам, наверное, такие ценности не очень близки?

Эндшпиль: Рэп для нас — это не телки, не цепи и не блатота. Это жизнь. Мы просто вещаем о том, что происходит вокруг нас.

MiyaGi: Мы не можем говорить ничего плохого по отношению к женщинам, потому что у каждого есть мать, жена, сестры… Что касается музыки и месседжа, то хочется меньше груза. В России много тяжелого, депрессивного музла, хотя рэп — это не теорема, которую надо решить. Боб Марли всю дорогу жил на релаксе, вещал за мир и не задвигал жестких политических тем. Люди слушали его и забывали о грусти. Марли словно был посланником небес, дарованным всем нам.

— Ваш главный хит «Тамада» посвящен клубной культуре. Насколько он о вас?

MiyaGi: Во Владике клубной жизни никогда не было. Каждая туса заканчивалась … [проблемами]: либо дерутся, либо режут, либо стреляют. Сами мы тоже не живем клубной жизнью. У меня ребенок, у Ромы тоже, Эндшпиль женат.

Эндшпиль: Людям кажется, что если ты рэпер, то сразу начинаешь двигаться за клубы и телок. Это все фальшь. Нам по-прежнему приятнее собираться нашей тусой: чилить вместе, делиться опытом и писать треки.

«Hajime» — уличный клип, заигрывающий с трендами 90-х и стилизованный под формат VHS. В нем рэперы сравнивают Владикавказ с Бронксом и заявляют о перевороте в андеграунде.

— В рамках большого тура вы проехались по Украине. Как вас там встретили?

MiyaGi: Ты и сам знаешь, какой там положняк. Многие нас отговаривали ехать, кто смотрит телик и ведется на … [чепуху]. Но мы увидели вайб и … [отличный] народ.

Эндшпиль: Это было похоже на народную любовь.

MiyaGi: Молодежь качала под наши треки так же, как и в России. Никто не пытался нас ушатать или испортить концерт. Так что телик вещает … [неправду]. Я сделал вывод, что музыка намного сильнее политики.

— В интернете вас порой оскорбляют на почве национальной принадлежности. Это задевает?

MiyaGi: То, как нынешняя молодежь реагирует на кавказцев, — это крах! Тем более мы же осетины. Я знаю историю и тот вклад, который Осетия внесла в развитие страны. Мы, например, были первыми по количеству героев на душу населения в Советском Союзе. Я националистов даже за людей не считаю, их надо отвести к родителям и уже тем лабунцов надавать за то, что у их детей такое мировоззрение. Как они их воспитывали?