Автор нашумевшего материала «Афиши Daily» отвечает на обвинения в пляске на костях.

5 сентября мы опубликовали текст публициста Алексея Васильева, оказавшийся самым резонансным авторским высказыванием вокруг музыки и современной культуры, который мы выпустили в 2016 году. Текст вызвал массу споров и критических высказываний: читатели, среди которых эксперты музыкальной индустрии и фанаты группы Queen, усмотрели в нем издевательство над артистом, а также предположили, что Алексей Васильев — это юный автор-гомофоб.

Подробности по теме
Иконы
«Он кичился тем, от чего сегодня мы лечимся»: Алексей Васильев о Фредди Меркьюри
«Он кичился тем, от чего сегодня мы лечимся»: Алексей Васильев о Фредди Меркьюри

Алексей Васильев — выпускник сценарно-киноведческого факультета ВГИКа (1994), старейший кинокритик «Афиши», постоянный автор рубрики «Кино» (1999–2004). Опубликовал в издании около 1000 статей, все их можно прочесть и сейчас: 922 рецензии и несколько десятков больших текстов, многие из которых вошли в юбилейный номер с лучшими материалами за 15 лет: интервью с Дуней Смирновой и Татьяной Толстой, с Людмилой Гурченко, с Ренатой Литвиновой. Постоянный автор журнала «Сеанс». Выпустил книгу «Богиня. Разговоры с Ренатой Литвиновой».

Вот комментарий Алексея Васильева к отзывам читателей, недовольных его эссе о XX веке и Фредди Меркьюри:

«Взявшись за статью к 70-летию Меркьюри, я пересмотрел его концертные выступления, освежил факты биографии и обнаружил в его лице яркое проявление всех тех несчастий, на которые обрекал человека нездоровый климат XX столетия. Я надеялся, что, погрузившись вместе с Меркьюри в эту тягостную атмосферу, читатель по-новому оценит преимущества времени, в котором мы сегодня живем.

Если я правильно понял, сформировалось коллективное мнение, что в статье я занимался «пляской на костях Меркьюри». Я однозначно плясал на костях — но никак не Меркьюри, который был жертвой и героем трагедии под названием XX век, а на костях отмершей, по счастью, системы ценностей. Ошметки тогдашней психологии, как я увидел сегодня, местами живучи, но представляют собой отработанный материал, необратимо становящийся прошлым».