30 августа фестиваль актуальной музыки Sound Up запустит проект Cello, посвященный виолончельной музыке. По просьбе «Афиши Daily» Ирина Севастьянова рассказала об истории этого жанра и его главных произведениях.

Подробнее на Афише
Расписание и билеты

Виолончели появились в первой половине XVI века в Италии, но идеальная форма была найдена мастерами не сразу. Размеры, пропорции и количество струн долгое время варьировались. Ее главными прототипами можно считать скрипку и виолон — низкие струнные. Виолончель — своего рода гибрид, в котором сочетаются и бархатные басы, и прекрасное звучание в высоком регистре.

Старейшей виолончелью, дошедешей до нас, считается инструмент The King авторства знаменитого мастера Андреа Амати. Точной даты создания не сохранилось, но исследователи ориентируются на 1540 год. Эталонными для начала XVII века стали инструменты непревзойденного мастера Антонио Страдивари. Он не был единственным, кто добился больших результатов в усовершенствовании конструкции виолончели, но именно в его инструментах раскрылась вся красочность ее тембра.

Многие инструменты Амати, Страдивари и других итальянских мастеров до сих пор в строю, на них играют ведущие современные исполнители.

Виолончель долгое время не расценивали как полноценный сольный инструмент. В эпоху барокко она нередко находилась на вторых ролях: для нее почти не писали виртуозной и сложной музыки. Исключением среди композиторов стал Иоганн Себастьян Бах, который раскрыл инструмент во всей красе. В наши дни его сюиты — хрестоматийная часть репертуара виолончелистов. Однако современники считали их слишком трудными, и до начала XX века произведения исполняли крайне редко. Всплеск интереса появился, после того как в 30-е годы вышли пластинки с сюитами в исполнении одного из главных виолончелистов века Пабло Казальса. Сочинения стали настолько популярными, что возникли десятки их переложений для других инструментов — от фортепиано до укулеле.

Иоганн Себастьян Бах, Сюиты для виолончели соло

К концу XVIII века виолончельный репертуар значительно пополнился. Важное место среди музыкальных жанров занимает концерт для инструмента и оркестра. Для виолончели начинают писать Гайдн, Бетховен и их современники.

Одной из вершин в этом жанре уже в XIX веке становится Концерт Антонина Дворжака. В нем использована широчайшая палитра оттенков — от драматичного и густого звучания до легких и быстрых пассажей; от патетичной громкости до очень тихой игры, как будто вполголоса.

Дворжак — главный чешский композитор, и во многих его сочинениях угадываются интонации и ритмы народной музыки. Концерт для виолончели — не исключение, в нем терпкие мелодии и танцевальные элементы проходят красной нитью.

Первый исполнитель произведения — Лео Стерн — играл на знаменитой виолончели Страдивари под названием General Kyd. Несколько лет назад к этому инструменту было приковано большое внимание мировой прессы и музыкальной общественности из‑за удивительной истории его похищения. Виолончель принадлежала Лос-Анджелесскому филармоническуому оркестру, а в 2004 году была украдена с крыльца дома концертмейстера этого оркестра, виолончелиста Питера Стампфа. Воры, видимо, не поняли ценности инструмента (сегодня его стоимость составляет около 9,5 млн долларов) и оставили его на помойке. Виолончель подобрала женщина, которая решила сделать из этой «рухляди» подставку для CD-дисков, но потом она увидела репортаж о пропаже и отнесла инструмент в полицию. После реставрации он вернулся в оркестр Лос-Анджелеса и регулярно задействуется в концертах.

Дворжак, Концерт для виолончели с оркестром

Самая известная музыка с участием виолончели соло — «Лебедь» Камиля Сен-Санса. Это часть его цикла «Карнавал животных», написанного в 1886 году. Инициатором создания сочинения стал виолончелист Шарль Лебук. Он заказал Сен-Сансу шуточное произведение для праздничного вечера. В цикле высмеивались людские пороки, пародировались разные музыкальные жанры, имитировались звуки, которые издают животные. Композитор не считал эту работу достойной и запретил публиковать ноты при жизни. Исключение он сделал только для одной части — «Лебедя». Эта пьеса вдохновила известного хореографа Михаила Фокина на постановку для балерины Анны Павловой. Так появился культовый номер «Умирающий лебедь». У Сен-Санса лебедь не погибает, он всего лишь плавно движется по воде, но версия Фокина композитору понравилась.

Сен-Санс, «Лебедь» из сюиты «Карнавал животных». Танцует Майя Плисецкая

Виолончели не только прекрасно звучат сольно, но и в ансамблях. Причем необязательно, чтобы там были другие инструменты. Виолончели могут составлять мини-оркестр, ведь широчайшая палитра звучаний позволяет им создавать самые сложные музыкальные фактуры. Такой ансамбль эффектно использовал в 30-е годы XX века Эйтор Вила-Лобос — один из известнейших бразильских композиторов. Самым популярным его сочинением стала пятая часть из цикла Бразильских бахиан с участием оркестра виолончелей и певицы-сопрано.

Как видно из названия, Вила-Лобос сделал стилизации под Баха, но с бразильским колоритом, в духе народных песен и танцев.

Однажды поэтесса Анна Ахматова услышала по радио исполнение Бахианы № 5, и это вдохновило ее на написание стихотворения «Слушая пение». В эпиграфе она указала, что тогда пела Галина Вишневская — одна из лучших оперных сопрано Советского Союза и жена выдающегося виолончелиста Мстислава Ростроповича.

Вилла-Лобос, «Bachianas Brasileiras № 5»

В конце XX века виолончельная музыка Баха стала саундтреком свободы. В 1989 году знаменитый виолончелист, пианист и дирижер Мстислав Ростропович посмотрел прямой эфир падения Берлинской стены и решил немедленно туда отправиться, чтобы дать концерт. На следующий день он уже сидел на контрольно-пропускном пункте между Восточным и Западным Берлином и играл Баха.

Без Ростроповича сложно представить не только историю виолончели, но и историю музыки.

Он активно заказывал сочинения композиторам-современникам, руководил оркестрами, преподавал, занимался благотворительностью и, конечно, феноменально играл на виолончели. Многие его записи считаются эталонными. Ростроповичу принадлежала уникальная виолончель Страдивари «Дюпор». Она была названа в честь французского композитора и виолончелиста. Согласно легенде, однажды Дюпор играл концерт Наполеону, а после выступления император пришел к нему за кулисы и попросил дать ему инструмент, чтобы попробовать поиграть самому. Наполеон был в сапогах со шпорами и оцарапал виолончель. Следы сохранились и стали важнейшей отличительной чертой инструмента «Дюпор».

Ростропович рано получил мировое признание, не оценили его огромного таланта только советские власти: в 1978-м его вместе с женой — солисткой Большого театра, сопрано Галиной Вишневской лишили гражданства СССР. Музыкант покинул страну почти в 50 лет, и с этого момента начался расцвет его международной карьеры. Он получал приглашения от лучших фестивалей, театров и филармоний мира. Вернуться на родину он смог только в 1990-м, и в России тоже стал символом свободы.

Мстислав Ростропович исполняет сюиты на руинах Берлинской стены

В ХХ веке композиторы исследовали буквально все поверхности инструмента: деревянный корпус, пространства между струнами, шпиль — при контакте с этими частями образуются интереснейшие звуки, которые и стали задействовать в своих произведениях разные авторы. Главный возмутитель спокойствия среди композиторов послевоенного поколения — немец Хельмут Лахенман — перевернул представления о прекрасном как у обычных слушателей, так и у профессиональных музыкантов. Его сочинения построены на преимущественно шумовых, скрипучих и резких звучаниях.

«Pression» для виолончели соло, созданная в 1970-м, — одна из самых радикальных пьес того периода. Исполнитель в ней извлекает звуки по всему инструменту — от макушки до пяток.

Композитор подчеркивал, что в «Pression» очень важно не только слушать, но и смотреть на исполнителя. Это произведение почти театральное, зрители наблюдают за процессом извлечения звуков, как за движениями танцовщика или актера.

«Pression» Хельмута Лахенмана

Композиторов XX века увлекала электроника, но эксперименты в этом направлении способствовали и обратному процессу: авторы стремились добиться компьютерного звучания при игре на классических инструментах. Американский композитор Джеймс Тенни увлекался теорией музыки, электроникой и физикой, и во многих его пьесах исследуются различные акустические явления.

В сочинении «Cellogram» 1971 года Тенни использует эффект комбинационных тонов — дополнительных призвуков, возникающих, когда исполнитель долго тянет ноту. Это довольно простое для исполнения сочинение, но композитор и не стремился к созданию чего‑то сверхсложного. Он хотел, чтобы слушатели погрузились в звук так, как будто это медитация. В пьесе Cellogram тембр виолончели даже сложно узнать — кажется, что помимо инструмента здесь задействована и какая‑то электроника. Но Тенни предельно честен перед слушателями и создает эти невероятные эффекты только с помощью обычной виолончели.

«Cellogram» Джеймса Тенни

В XX веке появились электронные версии струнных инструментов. Электровиолончели были изобретены еще в 30-е годы, но вошли в практику только спустя несколько десятилетий, когда музыкальным мейнстримом стал рок-н-ролл. Акустические инструменты сильно проигрывали в звучании электронным, потому что были слишком тихими.

По уровню громкости электровиолончели могли соперничать с электрогитарами или ударными установками только с подзвучкой.

Они компактнее и легче, часто они выглядят как скелеты инструмента, ведь у них отсутствует деревянный корпус. Кроме того, на них возможно создавать те же эффекты (например, задействовать педали), что и на электрогитарах, благодаря чему электронные струнные отлично вписались в рок-музыку.

В начале 70-х появились направления виолончельного рока и метала. Отправной точкой стало выступление группы Electric Light Orchestra с аранжировками рок-песен для ансамбля виолончелей. Расцвет направления связан с возникновением в 1993 году финской группы Apocalyptica. Ее участники — виолончелисты с классическим музыкальным образованием. Они были фанатами гитариста-виртуоза Джими Хендрикса и пробовали исполнять его композиции на своих инструментах. Apocalyptica часто выступает в коллаборациях с музыкантами разных жанров. Помимо собственных произведений они прославились созданием каверов в диапазоне от метал-групп, например Metallica, до классических произведений — Грига, Бетховена, Вагнера.

Apocalyptica исполняют кавер на «Nothing Else Matters» Metallica

Ярчайшим продолжателем виолончельного рока стал хорватский дуэт 2Cellos. За спинами музыкантов — Луки Шулича и Степана Хаусера — тоже классическая школа и призы на международных конкурсах. Взлету их карьеры помог ютьюб: кавер на песню Майкла Джексона «Smooth Criminal» за пару недель набрал миллионы просмотров, и музыкантов засыпали отличными предложениями и контрактами. Уже через год 2Cellos вместе с Элтоном Джоном выступили на Бриллиантовом юбилее правления королевы Елизаветы II. За десять лет существования они выпустили шесть дисков с каверами песен, классических произведений и саундтреков.

2Cellos исполняют кавер на «Thunderstruck» AC/DC

Даже самые трудные для восприятия сочинения композиторов XX века могут стать увлекательными для слушателей, если для них найдутся харизматичные исполнители. Виолончелист Эрик-Мария Кутюрье — как раз такой пример. Он специализируется на современной музыке и нередко исполняет перформативные сочинения. Дуэт Кутюрье с контрабасистом Николя Кроссом — оба играют в культовом парижском ансамбле Intercontemporain — одно из самых запоминающихся выступлений последних лет.

Энергичное и жесткое исполнение пьесы «Soaring Souls» немецкого композитора Бернхарда Гандера неизменно вызывает бурную реакцию рафинированной публики филармонических залов. Сочинение создавалось под влиянием эстетики хеви-метала, а Кутюрье и Кросс, выглядящие как панки, явно знают толк в такой музыке. Глядя на них, даже сложно представить, что это исполнители с классическим образованием, а Кросс — профессор Парижской консерватории. Их выступления, пожалуй, — лучшая реклама консерваторий и академической музыки.

Intercontemporain играют «Soaring Souls» Гандера

Тембр виолончели нередко используется в киномузыке. Заглавную тему из грандиозной саги «Игра престолов» с виолончельным соло сложно не узнать или с чем‑то спутать — именно она стала визитной карточкой сериала.

Виолончель играет важную роль в саундтреке к фильму «Джокер». Его автор — Хильдур Гуднадоуттир — собрала буквально все статуэтки на главных конкурсах мира. За эту работу композитор получила «Оскара», «Золотой глобус», «Грэмми» и еще несколько больших призов.

Гуднадоуттир училась как виолончелистка сначала на родине, в Исландии, а затем в Берлине. Она много сотрудничала с экспериментальными скандинавскими группами и музыкантами, а чуть больше 10 лет назад выступила и как кинокомпозитор. В нескольких фильмах она не только автор музыки, но и сама исполняет виолончельные партии. Знаковым для нее стала коллаборация с другим исландским композитором — Йоханном Йоханнссоном, а большой успех пришел к Гуднадоуттир после премьеры мини-сериала «Чернобыль» с ее музыкой.

Саундтрек к «Джокеру» — наивысшая точка ее композиторской карьеры. С одной стороны, Гуднадоуттир продолжает линию Ханса Циммера с его эпическими и мрачными звучаниями оркестра в бэтменовской трилогии Кристофера Нолана. С другой — у «Джокера» есть свое лицо. Основная тема с соло виолончели точно отражает суть героя: в начале инструмент играет в среднем регистре, глухо и печально, но затем появляются жуткие и рычащие басы, выводящие на поверхность трагическую линию всей истории.

Саундтрек к фильму «Джокер», созданный Хильдур Гуднадоуттир

Современные технологии позволяют создавать ансамбль виолончелей, задействуя только один инструмент. Такие эксперименты проводит канадско-американская композитор и виолончелистка Джулия Кент. Она работает с известной певицей и художницей Anohni, пишет музыку к кино и спектаклям. В своих сольных сессиях она применяет различные компьютерные технологии: звук виолончели она преобразует с помощью зациклевания и наслаивания электронных эффектов, использует полевые записи.

Кент развивает очень перспективное направление, ведь виолончель при взаимодействии с электроникой и другими медиа раскрывается с совсем неожиданных сторон. Сочетание акустических инструментов, электроники и компьютерных технологий — область, в которой сегодня активно работают как академические композиторы, так и инди-музыканты. И здесь возможны самые невероятные решения и открытия.

Подробности по теме
С чего начать слушать вокальную музыку: от Райха до Ино, от Штокхаузена до Стравинского
С чего начать слушать вокальную музыку: от Райха до Ино, от Штокхаузена до Стравинского
Подробнее на Афише
Расписание и билеты