Автор канала «край ми айривер т30» Леша Горбаш объясняет, почему седьмой альбом Бейонсе — это роскошная дорогая вечеринка, где не к месту то ли сама певица, то ли ее слушатели.

Бейонсе выпустила свой седьмой альбом «Renaissance». Как это выглядит на бумаге: Бей вновь собрала вокруг себя команду суперпродюсеров в диапазоне от Трики Стюарта и The-Dream до Скриллекса и Эйджи Кук, которые смастерили час передовой танцевальной музыки, где много хауса, диско и даже гиперпопа. Под все это Бейонсе красиво поет, ловко сваливается в речитатив и добавляет свой обаятельный рык.

Тут проглядывается тренд: вслед за Дрейком, выпустившим «Honestly, Nevermind», на территорию нарочито танцевальной музыки заходит еще одна суперзвезда. И это опять не работает. Только если в случае канадца меня оттолкнул подход «и так сойдет, я же Дрейк», с Бейонсе злую шутку играет уже ее перфекционизм и статусность.

Бейонсе уже много лет — главная примадонна американской сцены XXI века. Она вышла из культового герлсбенда, сделала мощнейшую сольную карьеру, заработала много сотен миллионов долларов и стала образцовым примером сильной и независимой женщины. Рэпер-миллиардер в мужьях — всего лишь классный аксессуар. И ее музыка последние 10 лет соответствовала: Бейонсе выпускала либо в лучшем смысле пафосные визуальные альбомы (как «Beyonce» в 2013-м), либо мощные фемзаявления (как «Lemonade» в 2016-м). А сейчас на «Renaissance» она закатила главную вечеринку в карьере.

Как это звучит? Именно что богато, роскошно, лощено до последнего звучка. И ровно на этом моменте альбом начинает разваливаться. Потому что между артисткой Бейонсе и эстетикой этой музыки нет никакого мэтча.

В основу «Renaissance» легла танцевальная музыка, которая работает на легком хаосе и беззаботности. А в Бейонсе просто нет этих вещей. Бейонсе — это артистка категории люкс, которая снимает клипы в Лувре, — вот это ее стезя.

В основу заглавного сингла «Break My Soul» легла песня Robin S «Show Me Love» — один из ключевых треков хауса девяностых, который британские диджеи к концу десятилетия положат в основу эпохи рождения гэриджа. Это музыка рейвов в условном манчестерском клубе «Хасиенда», которые начинались в субботу вечером и заканчивались к обеду воскресенья. Люди ходили туда забыть о проблемах, быте, работе — вообще обо всем. Это была музыка в лучшем случае среднего класса, а на самом деле — людей победнее.

И поэтому когда Бейонсе тут поет о том, что она «ушла с работы, и ей нужен новый жизненный толчок», — это вроде бы уместный оммаж той культуре. Но он решительно не работает, когда на эту волну запрыгивает одна из самых успешных певиц и бизнес-леди современности.

Эта проблема преследовала меня весь альбом. Да, Бейонсе великолепно поет под танцевалочку, но ее решительно невозможно представить на вечеринке, где играет эта музыка.

«Я устрою праздник каждому из вас, но я не готов на этом празднике присутствовать», — читал рэпер 104 в песне Платины «Все цветы вокруг меня цветут». Похожее впечатление оставляет альбом «Renaissance». Лишь с той разницей, что сама Бейонсе на этот праздник как будто бы навязалась.

Среди продюсеров альбома значится A.G.Cook — поп-инноватор с лейбла PC Music. И главные звезды этой когорты всегда брали в том числе наличием легкой ****** [безумия] в своем подходе к поп-музыке.

Бейонсе же этой ****** [безумия] напрочь лишена. Поэтому дорогущий «Renaissance» и не работает. Бейонсе здесь ровно в образе Стива Бушеми из того самого мема — одежда молодежная, скейтборд за плечом на месте, но это все равно «хау ду ю ду, феллоу кидс?»

А у сегодняшних кидс все в порядке. Просто на рейве нужно угорать, а рядом с Бейонсе это делать как‑то неловко.