Jeembo в интервью «Афише Daily» признался, что трек «Konstrukt» вместе с Оксимироном и другими экс-участниками Booking Machine был «одной из худших вещей в жизни». Мы решили вспомнить всех людей из «Konstrukt» и рассказать, как сложились их карьеры.

В феврале 2017 года бывшее концертное агентство Booking Machine Ильи Мамая стало по факту лейблом — его возглавил Оксимирон, а ростер начал пополняться перспективными рэп-игроками. Пик BM — вышедший в августе 2018 года клип «Konstrukt», где по очереди прочитали свои куплеты все участники лейбла. Однако уже в следующем году Booking Machine покинул Оксимирон — по факту история BM в его пиковом виде была окончена.

Спустя четыре года мы решили вспомнить каждого участника «Konstrukt» — кем они были до попадания на BM и кем стали после.

Porchy

Тогда: английский португалец Дарио Порчи Виейра прошел вместе с Оксимироном путь «из андерграунда на центральные каналы» и помог ему написать «Горгород» (написал большую часть битов). Как и многие битмейкеры, в какой‑то момент сам встал за микро, а в 2016 году выпустил микстейп. Один из треков, который должен был попасть туда, вы помните: великий «Imperial», где ЛСП и Оксимирон поругались прямо в треке.

Как только Оксимирон стал CEO Booking Machine, и организация окончательно стала похожа на лейбл, Порчи совершенно логичным образом вписался в ее ростер. Он и открыл трек «Konstrukt».

Сейчас: битмейкерские труды Виейры и по сей день кажутся заметнее, чем исполнительские, — как минимум из‑за языкового барьера (Порчи читает по-английски). Последняя громкая строчка в биографии португальца — бит (вернее, его часть) к треку-камбэку Оксимирона «Кто убил Марка?».

May Wave$

Тогда: ростовчанин Даниил Мейлихов ворвался в 2016-м с сентиментальным эмо-рэпом и явно расширил представления о том, как может звучать ростовский хип-хоп. Два года спустя он попал на Booking Machine.

Сейчас: карьера May Wave$ проходит в метаниях между R’n’B-нежностью и рэп-дерзостью — временами Даниила резко заносит то в ту, то в другую сторону. Последний на текущий момент большой альбом Мея — вторая часть «Dead Love» (а ведь была еще «Dead Love 1.5»). В отличие от многих других участников «Konstrukt», Даниил продолжает работать с Ильей Мамаем и выпускает музыку на Sounds Good Lab — лейбле-правопреемнике Booking Machine.

Jeembo

Тогда: Давид Джангирян жил в Уфе и тусил с Boulevard Depo и i61, участвовал в YungRussia и Dead Dynasty и символизировал смену поколений в русском рэпе. При этом слову «рэп» в его словарно-азбучном смысле соответствовал сильнее прочего тогдашнего молодняка: пению и ярким образам предпочитал монохром, мрак и строчки-кинжалы про зиккураты, черепа и кресты.

Получив приглашение на Booking Machine, выбил его и для друга — рэп-подельника Твета, с которым записал трилогию «Painkiller».

Сейчас: ушел с Booking Machine в 2020 году. Продолжает делать творчество в том же духе. В интервью «Афише Daily» не очень лестно отозвался о времени на Booking Machine: покинул лейбл, потому что «устал играть в друзей и семью» и назвал «Konstrukt» буквально «худшим, в чем довелось участвовать в жизни».

Подробности по теме
«Konstrukt — это худшее, в чем я участвовал за свою жизнь»: большое интервью с Jeembo
«Konstrukt — это худшее, в чем я участвовал за свою жизнь»: большое интервью с Jeembo

Loqiemean

Тогда: томич Роман Худяков делал сначала электронику, а потом хип-хоп на базе EDM — в итоге рэп победил. Символизировал (и во многом открыл) путь из битмейкеров/музыкантов в рэперы, по которому чуть позже успешно прошли White Punk и Saluki. Будучи диджеем, подменял Порчи в туре Оксимирона, выступал у Федорова на разогреве и состоял в его объединении Kultizdat — так что контракт с BM напрашивался сам собой.

Время на Booking Machine провел продуктивно: записал фит с Оксимироном, выпустил клип-фильм «Быть дауном» и альбом «Сожги этот альбом», а еще сходил на «Вечерний Ургант».

Сейчас: в 2020 году функционер Booking Machine Идан Залмансон ушел с лейбла и основал свой — FRWRD Music, забрав с собой Локимина и Маркула.

Локимин продолжает делать тот рэп, о котором пишут в духе «не обязательно писать прилипчивые хиты, чтобы быть заметным и важным». Доводит флирт с рок-музыкой до лайвов с такой энергетикой, что будто это группа Sepultura вышла на сцену, а не герой материала «Когда EDM встречает хип-хоп новой волны». А еще очень много пишет в твиттер и рефлексирует происходящее.

Thomas Mraz

Тогда: участник уфимского Dopeclvb — самого свежего гэнга в русском рэпе середины 2010-х. Автор прорывного микстейпа «May 13», открывшего народу R’n’B на русском. Один из самых многообещающих фрешменов. Приход на Booking Machine казался следующей ступенькой наверх — неудивительно, что он попал первым в обновленный, превратившийся в лейбл BM.

В составе BM Томас написал много фитов (один из них — с Оксимироном) и альбом «Hangover».

Сейчас: «May 13» вышел аж шесть лет назад, но некоторые до сих пор считают этот тейп лучшим, что делал Томас. Что бы ни говорили в комментариях о карьере Мраза, редакция «Афиши Daily» с ними не согласна и, например, очень любит альбом «Victory», вышедший в 2021-м.

Томас ушел из BM в 2020 году, позже сказав, что ему «нужна была свобода, возможность идти вперед самому», и он не видел смысла оставаться там без Оксимирона (который ушел в августе 2019-го). Тем не менее Томас похвалил BM, признавшись, что прокачал профессиональные навыки благодаря лейблу.

В 2022 году Томас вместе со своим менеджером Артемом Захаровым открыл свой лейбл Hangov3r — там состоят фрешмены Raijin, Oushenti, Joseph, Gucci Ninja.

Tveth

Тогда: Дмитрий Дмитриев из Уфы принес в русский рэп флоу пулемета, ярость маньяка и мрачноватый стилек в духе героев свирепого Мемфиса 1990-х Three Six Mafia, состоял в Sabbat Cult вместе с будущим суперстаром GONE.Fludd, дружил и много записывался с Jeembo, благодаря которому (и земляку Thomas Mraz в том числе) и попал на Booking Machine.

В эпоху Booking Machine Tveth воспринимался массами в неизбежной связке с Jeembo — интересно, что парты обоих в «Konstrukt» развели друг с другом.

Сейчас: Tveth продолжает связывать мемфис-рэп с местной реальностью и выпускать в этом стиле музыку, под которой в интернете часто оставляют комментарии в духе «вот настоящая рэпчага, не то что вон те цветастые».

Souloud

Тогда: если Thomas Mraz представил голосистую версию R’n’B, то Souloud — паточно-нежнейшую, какой на местной сцене не было никогда. В 2017-м он стучался в индустрию как тончайший мелодист, готовый дать ей то, чего не хватало, — чувственных баллад. В этом смысле трансфер на BM даже не смущал наличием персонажа похожего амплуа (May Wave$) — тогда казалось, что ниша такой музыки абсолютно пуста, и лейбл сейчас разгонит обоих до уровня больших звезд.

Сейчас: увы, заведомого и на самом деле заслуженного успеха ни на BM, ни после него Souloud не получил. То ли R’n’B, выделанный по торонтовскому образцу, в России оказался не настолько востребован. То ли на BM не поняли, как огранять этот алмаз. То ли сам Souloud уходил в сторону от своих же сильнейших качеств и пытался делать более конвенциональный рэп, больше построенный на читке и мелодекламации, чем на пении. Хотя прошлогодний альбом «Баланс» редакция «Афиши Daily» считает отличным.

Markul

Тогда: бытует мнение, что Маркул больше прочих обязан Оксимирону трансфером на BM да и вообще путевкой в большую жизнь. Это объяснимо: именно Мирон подтянул безвестного лондонского рижанина по имени Маркас Маркулис на фит, а спустя шесть лет сделал с ним хитяру «Fata Morgana».

Но не то чтобы справедливо: первые большие успехи Маркула связаны с другим именем — Obladaet, — с которым он записал сначала хитовый сингл «Последний билет», а потом совместный EP.

Впрочем, доказывать самодостаточность и оправдывать трансфер на BM Маркулу пришлось прямо в «Konstrukt», признавшись в своем парте, что ради BM он отверг несколько других предложений.

Сейчас: самый успешный ныне участник «Konstrukt», автор кучи хитов, сумевший облачить стиль и рефлексию в оболочку очень понятного в целом поп-рэпа.

Oxxxymiron

Тогда: кроме пресс-релизной патоки в духе «мы поднимаем индустрию вверх», Оксимирон толком и не рассказал, зачем конкретно возглавил BM в феврале 2017 года и какие реальные цели преследовал. Зато можно пофантазировать, порассуждать и откровенно додумать: в 2014 году Федоров взялся за группу ЛСП, помог ей набрать популярность и записать первый хит, а потом обидно ее упустил — попытка повторить «продюсерский» успех кажется в этой связи вполне логичной.

Ну и надо зафиксировать: Мирон в период Booking Machine — это Гнойный, Дизастер, «Fata Morgana», «Олимпийский» и менторство на Versus.

Сейчас: в 2019 году на фестивале Booking Machine Федоров ошарашил всех своим уходом. По прошествии времени эта дата видится водоразделом в карьере Мирона. До нее — бифы, батлы, менторство, реклама и продюсерские амбиции. После — медиааскеза, политический активизм (в логику которого можно вписать и альбом «Красота и уродство»), исповедь на десять минут вместо интервью и эмиграция.