«Афиша Daily» вместе с армией экспертов выбрала 100 лучших постсоветских альбомов. Так как любые подобные списки вызывают вопросы, редактор раздела «Музыка» Николай Овчинников решил ответить на самые ожидаемые.

Зачем вы это придумали?

Меня всегда увлекали книжки в духе «1000 и 1 альбом, которые надо послушать, пока не умер» или журналы с бигматами типа «999 лучшая песня». Музыкальные сцены оказывались до последнего времени той редкой вещью, которая была общей у определенной части стран бывшего СССР. Вполне возможно, через несколько лет или месяцев все будет устроено совсем по-другому, и хочется подвести какой‑то итог.

Что это вообще за топ?

100 лучших постсоветских альбомов, вышедших в России и соседних странах с 1991 по 2020 год, преимущественно мейнстримовых в той или иной степени.

Как вы считали?

Сперва эксперты присылали нам по 30–50 альбомов, которые вышли с 1 января 1991 года по 31 декабря 2020 года и которые они считают главными, лучшими, важнейшими. Потом мы сложили все эти списки и сделали шорт-лист только из тех пластинок, которые назвали два или более экспертов. Потом экспертам (на втором этапе их стало больше) были выданы две анкеты, где альбомам предлагалось поставить оценки от 1 до 10 (и 0, если не слушали). Потом мы вычли все альбомы, за которые проголосовали менее 50% участников. После этого мы посчитали средний балл у каждого альбома и расставили диски в порядке уменьшения. Первые 100 альбомов и вошли в топ. Почему именно средний балл? Сумма баллов дала бы необъективный результат. Вперед (и мы это проверили) вырвались бы альбомы, которые послушали все, но не факт, что полюбили.

Впрочем, топ-10 был бы почти одинаковым и в случае с подсчетом среднего балла (а также среднего балла за вычетом единиц или десяток), и в случае с подсчетом суммы. А победитель голосования в любом случае был бы один и тот же.

Кстати, а кто вообще эксперты?

Дмитрий Мозжухин («Дайте танк!»), Сергей Сироткин (Sirotkin), Кирилл Иванов («Самое большое простое число»), Mary Gu, Карина Истомина (диджей), Максим Динкевич (The Village, Sadwave), Павел Борисов («Альбомы по пятницам»), Николай Редькин («Вписка», «Сломанные пляски»), Александр Горбачев (Lorem Ipsum, Stereotactic, «ИМИ», «Холод», бывший редактор «Афиши»), Андрей Недашковский (The Flow), Сергей Мудрик («Вечерний Ургант», «см слушает», подкаст «Слушай, Сереж!»), Юля Чинаски (Studio 21), Кристина Сарханянц («Слова и музыка»), Артур @iamfirstfeel (@iamfirstfeel), Дмитрий Dimixer Гуменный («По студиям»), Артем Макарский («Канал Макарского», радио «Туманная юность»), Максим Задворнов (PR Hensy, Guma, ex-PR Black Star и «Муз-ТВ»), Кирилл Диденок (DNK Music), Катерина Урлова (Sony Music), Илья Зинин (PR-директор «Дикой Мяты» и независимый промоутер), Андрей Клюкин (фестиваль «Дикая мята»), Идан Залмансон (FRWRD Music), Екатерина Полищук (Wool Music), Надежда Самодурова (Lucidvox, Moscow Music Week, Awaz), Quok, Даниил Брод (Pompeya), Сергей Степанов («Вольности перевода»), Глеб Лисичкин (ONErpm), Володя Завьялов («Афиша Daily»), Самира Ганиева (Warner Music Russia), Александр Кондуков (Mixed Arts, ex-Rolling Stone), Владимир Полупанов («Аргументы и факты»), Антон Вагин («Всякая годная попса»), Илья Майоров («Скиллз»), Александр Тобольский («Лонгплей»), Вадим Чувашев («Родной звук»), Даниэль Блехер («Саппорт музыка»), Александр Куликовский («Тихое место»), Георгий Володин (Shuffle Chamber), Лера Лазарева («Канал»), Степан Казарьян («Боль», Awaz, Moscow Music Week, «Ниша»), Алмо, Гриша Пророков (Blitz & Chips), Борис Барабанов («Коммерсант»), Андрей Бухарин («Бухарин слушает»), Алексей Алеев (Silly Love Songs), Дмитрий Куркин (ex-zvuki.ru, ex-«ИМИ.Журнал»), Лев Ганкин (ex-«Серебряный дождь»), Николай Овчинников («Афиша Daily»), Александр Филимонов («Медуза»*, Shuffle FM), Павел Яблонский (The Village), Александр Кушнир (фестиваль «Индюшата», продюсер, писатель), Валерия Рясина (фестиваль Fields).

Кое-кого из крутых экспертов мы по глупости пропустили, кто‑то просто не успел. Но в общем список вот такой.

Почему альбомы именно постсоветские, а не российские?

Потому что музыкальные рынки стран вопреки геополитике были если не единым целым, то постоянно соприкасались друг с другом, влияли друг на друга. Какие‑то больше, какие‑то меньше. И топ-20, который выйдет 7 февраля, показывает, что эти соприкосновения и взаимопроникновения были довольно сильными. Это была некая общая сфера и общий рынок. Данный топ — взгляд на этот общий рынок, прежде всего из России. Вполне возможно, если похожий топ будет составляться в Киеве, Минске или Риге, он будет другой — и это классно. Мы живем в мире множества оптик.

Мы долго думали про то, как обозвать альбомы из списка. Русские и российские не подходят по определению, отечественные — тоже русскоязычные — тем более, поэтому мы пошли тем же путем, что создатели книги «Не надо стесняться». Термина лучше «постсоветский», увы, никто не придумал.

Нет ли ощущения, что есть перекос в сторону определенных жанров?

Есть. Ну на то этот список и «по версии „Афиши Daily“», то есть нас и экспертов, которых мы любим и которым доверяем. Они разные, но у них много общего. Это общее и оказалось сперва в шорт-листе, затем — в топ-100 (см. пункт «Как голосовали?»). Извините за избитую цитату, но мы не нарочно, просто совпало. Нам особенно обидно, что в итоге список остался почти без шансона и вообще без джаза, фолка и этники, это вышло довольно парадоксально, но в то же время и показательно. Об этом мы точно будем думать, когда и если будем составлять еще один похожий список.

Что этот топ вообще отражает по итогу?

Состояние современной музыки, если смотреть на нее из преимущественно Москвы и Петербурга. 100 альбомов, которые, как нам кажется, каждый из вас должен послушать. 100 пластинок, по которым лучше всего можно судить о том, как развивалась музыкальная культура после распада СССР.

Какие‑то смысловые выводы будут уже после публикации топ-20. Избежим спойлеров!

Какие еще альбомы были в лонг-листе?

Там было более 600 наименований. Нам надо их еще немного рассортировать, чтобы показать вам весь список.

Будут ли еще такие списки?

Да, мы любим списки.

Почему на обложке Лагутенко

Потому что он всегда нам казался таким ультимативным героем всей постсоветской поп- и рок-музыки. 11 лет назад схожий опрос это показал. Впрочем, в 2022 году все уже не так однозначно.

* Минюст внес это издание в реестр СМИ-иноагентов