Владимир Завьялов зашел в интернет и был озадачен тоном и характером дискуссий о герое расследования Rolling Stone.

Для тех, кто еще не в курсе: Rolling Stone выкатил огромное полотно с откровениями о злодеяниях Мэрилина Мэнсона от тех, с кем он состоял в отношениях, дружил и работал. Подробности материала настолько шокируют, что пересказывать их здесь просто противно и неприятно. Хотите — прочитайте оригинал, хотите — краткую выжимку с переводом на русский от The Flow.

Но неприятны не только подробности лонгрида от Rolling Stone, но и реакции рунета, заставляющие в очередной раз капитально загрустить и сделать ряд печальных выводов.

Я удивлен тем, что регулярно натыкаюсь на мнения в стиле «ну, по его музыке все было понятно». Крайне странно это проговаривать в 2021 году, но сценическое поведение не равно поведению в жизни. Скажем, исполнитель трепетной акустики может оказаться абьюзером и тираном (пример — Райан Адамс), а металлисту-оккультисту ничто не мешает быть добрым, порядочным человеком и примерным семьянином в миру.

Видеть метал-клипы и сразу представлять, как артисты из них едят детей на завтрак, — очень вредное, комсомольское мышление. Ниточка прямолинейной логики «проповедует — значит исповедует» в конечном счете приводит к родительским обращениям к Элджею, искам к Моргенштерну и срывам концертов хоть Хаски, хоть Behemoth.

Я не удивлен, но в очередной раз огорчен фестивалем виктимблейминга в комментариях под новостями о Мэнсоне. О том, почему жертвы насилия не всегда способны сразу уйти от насильника и публично заявить о его злодеяниях, были написаны десятки материалов и тредов только в рунете. Но воз и ныне там: Мэрилина «хотят намеренно оклеветать, хотя по совокупности обвинений и фактуры, представленных в материале с разных сторон (там поучаствовало около 50 спикеров), доказательства его вины выглядят убедительно.

Я огорчен рассуждениями на тему «давайте теперь отменим всех, ведь все плохие, куда ни глянь, поэтому институт отмены — отстой» на примере культурных деятелей прошлого, ушедших в другой мир. Во-первых, такие выводы уводят дискуссию от ее первоначальной проблематики. Во-вторых, в случае условных Тарковского или Джона Леннона отмена плохо работает задним числом — в любом случае Тарковскому уже не выделят субсидию на съемку фильма и не пригласят в жюри, а Леннону не предложат рекламный контракт. Важно, что и влияние их творчества на глобальный культурный процесс не отыграть обратно.

Музыку Мэрилина Мэнсона тоже непросто вырезать из истории альтернативного рока двух десятилетий: те, кто родился в 1980-х и 1990-х и смотрел MTV, сходу вспомнят «Beautiful People» и «Mobscene», на Мэнсоне выросли даже современные рэп-звезды вроде Триппи Редда. Его вклад не отнимешь — как ни крути. Но, в отличие от вышеназванных легенд, увековеченных в каноне, Мэнсон живет и здравствует. И спрос с него в данном случае — не как с творца, а как с человека, которого можно не приглашать на светские мероприятия, лишить рекламных контрактов и вполне человеческих бенефитов.

Понятно, что теперь и музыка Мэрилина воспринимается совсем под другим углом — это тот случай, когда между художественным хоррором и жутью в реальной жизни небольшое расстояние. Продолжать слушать Мэнсона или нет? Кажется, самый верный ответ в данном случае — самый же и простой: решайте сами.